Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 3, 1863.pdf/523

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
518
ПОЛИТИКА ИЛИ ГОСУДАРСТВО.

третьей — четвертая, и наконецъ еще четыре; такъ что всѣхъ веретенныхъ пятокъ восемь, и всѣ онѣ, вложенныя одна въ другую, сверху являются въ видѣ сферъ, а сзади имѣютъ нераздѣльный E. видъ одной веретенной пятки, обхватывающей стрѣлку, которая проходитъ насквозь въ центрѣ чрезъ восьмую изъ нихъ. Первая и внѣшняя пятка образуетъ на поверхности сферу самую большую[1], шестая — вторую ея часть, четвертая — третью, восьмая — четвертую, седьмая — пятую, пятая — шестую, третья — седьмую, вторая — восьмую. Притомъ, сфера пятки наибольшей отличается разноцвѣтностію[2], сфера седь-

  1. Это отношеніе небесныхъ сферъ, вразсужденіи ихъ величины и движенія, по нашему мнѣнію, хорошо объясняетъ Фоксъ. Высшее, или внѣшнее (крайнее) небо, говоритъ онъ (Платонъ и Аристотель допускали восемь небесныхъ тѣлъ), — изъ всѣхъ самое обширное, потому что далѣе всѣхъ отстоитъ отъ центра, и въ своемъ объемѣ заключаетъ всѣ прочія. Величина же прочихъ небесныхъ тѣлъ опредѣляется уже сравнительно съ осьмымъ, такъ какъ составляетъ извѣстную его часть. Поэтому и говорится, что шестое небесное тѣло, по величинѣ, составляетъ вторую часть того высшаго, четвертое — третью, восьмое — четвертую, седьмое — пятую, пятое — шестую, третье — седьмую, второе — восьмую. Такимъ образомъ въ восьми тѣлахъ Платонъ находитъ восемь взаимно пропорціональныхъ интервалловъ: и такъ какъ всѣ тѣла совершаютъ соотвѣтственное своимъ величинамъ и разстояніямъ движеніе; то отсюда должна была происходить такъ называемая пиѳагорейская музыка небесныхъ сферъ. Такъ объясняетъ это мѣсто Фоксъ, и высшую сферу называетъ восьмымъ небомъ. Но Платонъ не соединялъ съ нею этого числа, а понималъ ее какъ τὸν πρῶτον τε καὶ ἐζωτάτω σφόνδυλον: восьмымъ же тѣломъ почиталъ, кажется, землю, помѣщенную у самой оси вселенной. Сравн. Schleiermach. p. 622. Boeckh. De Platon. System. Coelest. Globor, p. VI.
  2. Изъ восьми концентрическихъ сферъ, первая, внѣшняя, есть сфера неподвижныхъ звѣздъ; вторая — Сатурнъ, третья — Юпитеръ, четвертая — Марсъ, пятая — Меркурій, шестая — Венера (См. Tim. p. 38, гдѣ Платонъ допускаетъ такую же погрѣшность въ порядкѣ планетъ, ставя Меркурія выше Венеры), седьмая — солнце, восьмая — луна; а земля находится на самой оси системы. Чтобы замѣтить предѣлы этихъ планетъ, или ограничивающіе ихъ поясы, которые должны находиться непремѣнно на экваторѣ каждой сферы, надобно смотрѣть на нихъ сверху. Эти свѣтлые и разноцвѣтные предѣлы, по Шлейермахеру, суть не иное что, какъ различные отблески планетъ (принимая въ расчетъ особенно зодіакъ), которыхъ круговое движеніе столь быстро, что можетъ образовать непрерывную ленту, какъ образуетъ ее описывающій одну и ту же орбиту раскаленный уголь. Что же касается до различной широты этихъ лентъ, то она зависитъ отъ того, что планеты и зодіакъ, не пробѣгая самаго экватора своей сферы, различнымъ образомъ наклоняются къ этому экватору. Отсюда цвѣта тѣхъ лентъ становятся соотвѣтствующими цвѣтамъ самыхъ звѣздъ. Зодіакъ представ-
Тот же текст в современной орфографии

третьей — четвертая, и наконец еще четыре; так что всех веретенных пяток восемь, и все они, вложенные одна в другую, сверху являются в виде сфер, а сзади имеют нераздельный E. вид одной веретенной пятки, обхватывающей стрелку, которая проходит насквозь в центре чрез восьмую из них. Первая и внешняя пятка образует на поверхности сферу самую большую[1], шестая — вторую её часть, четвертая — третью, восьмая — четвертую, седьмая — пятую, пятая — шестую, третья — седьмую, вторая — восьмую. Притом, сфера пятки наибольшей отличается разноцветностью[2], сфера седь-

————————————

  1. Это отношение небесных сфер, вразсуждении их величины и движения, по нашему мнению, хорошо объясняет Фокс. Высшее, или внешнее (крайнее) небо, говорит он (Платон и Аристотель допускали восемь небесных тел), — из всех самое обширное, потому что далее всех отстоит от центра, и в своем объеме заключает все прочие. Величина же прочих небесных тел определяется уже сравнительно с осьмым, так как составляет известную его часть. Поэтому и говорится, что шестое небесное тело, по величине, составляет вторую часть того высшего, четвертое — третью, восьмое — четвертую, седьмое — пятую, пятое — шестую, третье — седьмую, второе — восьмую. Таким образом в восьми телах Платон находит восемь взаимно пропорциональных интервалов: и так как все тела совершают соответственное своим величинам и расстояниям движение; то отсюда должна была происходить так называемая пифагорейская музыка небесных сфер. Так объясняет это место Фокс, и высшую сферу называет восьмым небом. Но Платон не соединял с нею этого числа, а понимал ее как τὸν πρῶτον τε καὶ ἐζωτάτω σφόνδυλον: восьмым же телом почитал, кажется, землю, помещенную у самой оси вселенной. Сравн. Schleiermach. p. 622. Boeckh. De Platon. System. Coelest. Globor, p. VI.
  2. Из восьми концентрических сфер, первая, внешняя, есть сфера неподвижных звезд; вторая — Сатурн, третья — Юпитер, четвертая — Марс, пятая — Меркурий, шестая — Венера (См. Tim. p. 38, где Платон допускает такую же погрешность в порядке планет, ставя Меркурия выше Венеры), седьмая — солнце, восьмая — луна; а земля находится на самой оси системы. Чтобы заметить пределы этих планет, или ограничивающие их поясы, которые должны находиться непременно на экваторе каждой сферы, надобно смотреть на них сверху. Эти светлые и разноцветные пределы, по Шлейермахеру, суть не иное что, как различные отблески планет (принимая в расчет особенно зодиак), которых круговое движение столь быстро, что может образовать непрерывную ленту, как образует ее описывающий одну и ту же орбиту раскаленный уголь. Что же касается до различной широты этих лент, то она зависит от того, что планеты и зодиак, не пробегая самого экватора своей сферы, различным образом наклоняются к этому экватору. Отсюда цвета тех лент становятся соответствующими цветам самых звезд. Зодиак представ-