Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 5, 1879.pdf/429

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
422
ТЕЭТЕТЪ.


Сокр. А убѣждать не значитъ ли, говоришь, заставить мнить?

Теэт. Какъ же.

Сокр. Но не правда ли, что когда судьи справедливо бываютъ убѣждены въ томъ, что̀ можно знать только видѣвшему, C. а иначе нельзя, тогда, судя о дѣлѣ по слуху и получивъ истинное мнѣніе, они, при своемъ правѣ на убѣжденіе, судятъ безъ знанія, если судятъ хорошо?

Теэт. Безъ сомнѣнія.

Сокр. А если бы истинное мнѣніе и знаніе были одно и то же, другъ мой, то судья совершенный никогда не мнилъ бы право безъ знанія. Видно, они отличны одно отъ другаго.

Теэт. Теперь пришло мнѣ на мысль то, Сократъ, что̀ я слышалъ отъ кого-то, но забылъ-было. Онъ сказалъ, что D. истинное мнѣніе съ умомъ есть знаніе[1], а безъ ума — отлично отъ знанія. И въ чемъ не представляется ума, то не познаваемо, — такъ называлъ онъ это, — а въ чемъ представляется, то познаваемо.

Сокр. Ты говоришь очень хорошо. Но скажи, какъ различается у тебя познаваемое и не познаваемое: одинаково ли слышали объ этомъ я и ты?

Теэт. Не знаю, въ состояніи ли буду раскрыть это. Но если бы говорилъ кто другой, то, думаю, слѣдовалъ бы.

Сокр. Выслушай же одинъ сонъ вмѣсто другаго. Я, кажется, E. тоже слышалъ отъ кого-то, что первыя какъ бы стихіи, изъ которыхъ сложены какъ мы, такъ и все прочее, не имѣютъ ума; потому что можно наименовать отдѣльно каждую стихію только саму по себѣ, а прибавить, что̀ такое она есть, или не есть, ничего нельзя; можно приписывать 202. ей существованіе или несуществованіе, а поставлять ее въ отношеніе не должно, если говорится о ней одной, поколику

  1. Здѣсь Теэтетъ предлагаетъ третье и послѣднее опредѣленіе знанія, говоря, что знаніе есть истинное мнѣніе съ умомъ, μετὰ λόγου. Сократъ разсматриваетъ это опредѣленіе и особенное вниманіе обращаетъ на прибавочный терминъ — μετὰ λόγου.
Тот же текст в современной орфографии


Сокр. А убеждать не значит ли, говоришь, заставить мнить?

Теэт. Как же.

Сокр. Но не правда ли, что когда судьи справедливо бывают убеждены в том, что̀ можно знать только видевшему, C. а иначе нельзя, тогда, судя о деле по слуху и получив истинное мнение, они, при своем праве на убеждение, судят без знания, если судят хорошо?

Теэт. Без сомнения.

Сокр. А если бы истинное мнение и знание были одно и то же, друг мой, то судья совершенный никогда не мнил бы право без знания. Видно, они отличны одно от другого.

Теэт. Теперь пришло мне на мысль то, Сократ, что̀ я слышал от кого-то, но забыл было. Он сказал, что D. истинное мнение с умом есть знание[1], а без ума — отлично от знания. И в чём не представляется ума, то не познаваемо, — так называл он это, — а в чём представляется, то познаваемо.

Сокр. Ты говоришь очень хорошо. Но скажи, как различается у тебя познаваемое и не познаваемое: одинаково ли слышали об этом я и ты?

Теэт. Не знаю, в состоянии ли буду раскрыть это. Но если бы говорил кто другой, то, думаю, следовал бы.

Сокр. Выслушай же один сон вместо другого. Я, кажется, E. тоже слышал от кого-то, что первые как бы стихии, из которых сложены как мы, так и всё прочее, не имеют ума; потому что можно наименовать отдельно каждую стихию только саму по себе, а прибавить, что̀ такое она есть, или не есть, ничего нельзя; можно приписывать 202. ей существование или несуществование, а поставлять ее в отношение не должно, если говорится о ней одной, поколику

——————

  1. Здесь Теэтет предлагает третье и последнее определение знания, говоря, что знание есть истинное мнение с умом, μετὰ λόγου. Сократ рассматривает это определение и особенное внимание обращает на прибавочный термин — μετὰ λόγου.