Страница:Уайльд. Замечательные рассказы и сказки. 1908.pdf/42

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


руки дрожатъ и едва повинуются имъ. За столомъ сидятъ угрюмыя, суровыя женщины и шьютъ. Въ комнатѣ стоитъ тяжелый воздухъ и отвратительный запахъ. Стѣны сырыя. Рабочіе угрюмо молчатъ. Король, подойдя къ одному изъ рабочихъ, сталъ наблюдать за его работой. Ткачу это не понравилось и онъ сердито спросилъ:

— Чего тебѣ надо? Зачѣмъ ты на меня глядишь? Ужъ не приставленъ ли ты нашимъ хозяиномъ шпіонить?

— А кто твой хозяинъ?—спросилъ юный король.

— Да такой же человѣкъ, какъ и я,—отвѣчалъ рабочій,—только та и разница между нами, что хозяинъ носитъ дорогія одежды, а я вотъ въ лохмотьяхъ, онъ тученъ отъ пресыщенія, а я едва не умираю отъ голода.

— Развѣ ты рабъ этого человѣка?—спросилъ съ удивленіемъ король.—Вѣдь страна свободна?

— Да, но мы должны работать, чтобы жить и не умереть съ голоду, но, работая на богатыхъ, мы получаемъ отъ нихъ такую жалкую плату, что отъ непосильныхъ трудовъ и недоѣданія умираемъ.

— Неужели и всѣ рабочіе такъ?

— Да, всѣ: какъ молодые, такъ и старые, какъ мужчины, такъ женщины и дѣти. Никто о насъ не заботится. По нашимъ жилищамъ ходитъ Бѣдность и всюду слѣдитъ за нами своими голодными глазами, а вслѣдъ за нею спѣшитъ къ намъ Преступленіе. И всюду стерегутъ насъ Нищета и Униженіе… Но для чего тебѣ все это нужно? Очевидно, ты не нашъ, потому что у тебя такое жизнерадостное лицо…

Ткачъ отвернулся и приготовился пустить свой челнокъ на станокъ. Приглядѣвшись ближе, юный король замѣтилъ, что на челнокъ были намотаны золотыя нити. Короля объялъ ужасъ… Предчувствуя недоброе, онъ глухо спросилъ:

— Что это за ткань, которую ты дѣлаешь?

— Къ чему тебѣ это знать? Но, впрочемъ, удовлетворю твое любопытство: это одѣяніе для коронаціи нашего короля…

— Какъ?..—громко вскрикнулъ молодой король и… проснулся.

Поднявшись на своей постели, онъ взглянулъ въ открытое окно. Медово-желтая луна какъ будто улыбнулась ему… На улицѣ попрежнему была тишина. Король успокоился и опять заснулъ. Но только что онъ заснулъ, какъ вновь увидѣлъ сонъ. Ему снилось, что онъ находится на палубѣ (верхняя часть) галеры (большое морское судно, куда ссылаются преступники). Человѣкъ сто рабовъ гребли, а король сидѣлъ на коврѣ рядомъ съ хозяиномъ галеры. Хозяинъ былъ черенъ какъ воронъ. На немъ была красная шелковая чалма (головной уборъ). На его ушахъ висѣли большія серебряныя кольца. На рабахъ же болтались рваные передники; остальной одежды на нихъ не было. Каждый рабъ былъ прикованъ желѣзной цѣпью къ другому рабу. Горячіе лучи солнца жгли спины рабовъ, но они неустанно гребли. Если же какой-нибудь рабъ на нѣсколько секундъ пріостанавливался для отдыха, надзиратели-негры хлестали его ременными бичами. Вскорѣ галера достигла берега и вошла въ маленькій глубокій заливъ, трое гребцовъ стали измѣрять глубину. Вдругъ къ берегу подъѣхали верхомъ на ослахъ три араба. Крикнувъ что-то угрожающее гребцамъ, они стали метать въ галеру короткія копья. Хозяинъ судна поспѣшно схватилъ тугой лукъ и пустилъ въ арабовъ стрѣлу. Стрѣла вонзилась одному арабу въ горло. Онъ покачнулся и упалъ. Остальные арабы ускакали, тогда гребцы кинули якорь, а негры принесли длинную веревочную лѣстницу съ тяжелыми гирями. Хозяинъ ловко перекинулъ ее черезъ край въ воду, а концы ея привязалъ къ желѣзнымъ скобамъ. Послѣ этого приго-


Тот же текст в современной орфографии

руки дрожат и едва повинуются им. За столом сидят угрюмые, суровые женщины и шьют. В комнате стоит тяжёлый воздух и отвратительный запах. Стены сырые. Рабочие угрюмо молчат. Король, подойдя к одному из рабочих, стал наблюдать за его работой. Ткачу это не понравилось и он сердито спросил:

— Чего тебе надо? Зачем ты на меня глядишь? Уж не приставлен ли ты нашим хозяином шпионить?

— А кто твой хозяин? — спросил юный король.

— Да такой же человек, как и я, — отвечал рабочий, — только та и разница между нами, что хозяин носит дорогие одежды, а я вот в лохмотьях, он тучен от пресыщения, а я едва не умираю от голода.

— Разве ты раб этого человека? — спросил с удивлением король. — Ведь страна свободна?

— Да, но мы должны работать, чтобы жить и не умереть с голоду, но, работая на богатых, мы получаем от них такую жалкую плату, что от непосильных трудов и недоедания умираем.

— Неужели и все рабочие так?

— Да, все: как молодые, так и старые, как мужчины, так женщины и дети. Никто о нас не заботится. По нашим жилищам ходит Бедность и всюду следит за нами своими голодными глазами, а вслед за нею спешит к нам Преступление. И всюду стерегут нас Нищета и Унижение… Но для чего тебе всё это нужно? Очевидно, ты не наш, потому что у тебя такое жизнерадостное лицо…

Ткач отвернулся и приготовился пустить свой челнок на станок. Приглядевшись ближе, юный король заметил, что на челнок были намотаны золотые нити. Короля объял ужас… Предчувствуя недоброе, он глухо спросил:

— Что это за ткань, которую ты делаешь?

— К чему тебе это знать? Но, впрочем, удовлетворю твоё любопытство: это одеяние для коронации нашего короля…

— Как?.. — громко вскрикнул молодой король и… проснулся.

Поднявшись на своей постели, он взглянул в открытое окно. Медово-жёлтая луна как будто улыбнулась ему… На улице по-прежнему была тишина. Король успокоился и опять заснул. Но только что он заснул, как вновь увидел сон. Ему снилось, что он находится на палубе (верхняя часть) галеры (большое морское судно, куда ссылаются преступники). Человек сто рабов гребли, а король сидел на ковре рядом с хозяином галеры. Хозяин был чёрен как ворон. На нём была красная шёлковая чалма (головной убор). На его ушах висели большие серебряные кольца. На рабах же болтались рваные передники; остальной одежды на них не было. Каждый раб был прикован железной цепью к другому рабу. Горячие лучи солнца жгли спины рабов, но они неустанно гребли. Если же какой-нибудь раб на несколько секунд приостанавливался для отдыха, надзиратели-негры хлестали его ременными бичами. Вскоре галера достигла берега и вошла в маленький глубокий залив, трое гребцов стали измерять глубину. Вдруг к берегу подъехали верхом на ослах три араба. Крикнув что-то угрожающее гребцам, они стали метать в галеру короткие копья. Хозяин судна поспешно схватил тугой лук и пустил в арабов стрелу. Стрела вонзилась одному арабу в горло. Он покачнулся и упал. Остальные арабы ускакали, тогда гребцы кинули якорь, а негры принесли длинную верёвочную лестницу с тяжёлыми гирями. Хозяин ловко перекинул её через край в воду, а концы её привязал к железным скобам. После этого приго-