Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/100

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

шему изслѣдованію. Прежде всего приходится согласиться съ тѣмъ, что на землѣ мы никогда не придемъ къ тому идеальному времени всеобщаго мира и блаженнаго покоя, о которомъ мы привыкли грезить; скажемъ даже больше: если бы условія сложились такимъ образомъ, что такое состояніе жизни оказалось бы возможнымъ, мы должны были бы отказаться отъ него, такъ какъ оно не принесло бы намъ ровно никакой пользы. На землѣ неизмѣнно долженъ царить законъ упорнаго труда. Безъ послѣдняго стремленіе къ развитію замѣнится бездѣятельнымъ покоемъ, который неизбѣжно обезсилитъ насъ и приведетъ насъ къ гибели. Только высшія души, живущія въ области знанія, могутъ безъ вреда для своего существованія обходиться безъ физическаго труда, простые же смертные на многихъ примѣрахъ видятъ, что трудъ представляетъ собою необходимое условіе развитія, и что безъ упражненія нашихъ силъ, послѣднія ослабѣваютъ, а наши организмы обрекаются на медленное разрушеніе.

Основная мысль, неизбѣжно вытекающая изъ всѣхъ нашихъ изслѣдованій моральнаго порядка человѣчествъ во вселенной въ общемъ должна показать намъ постепенное совершенствованіе духа, а въ то же время и совершенствованіе организаціи существъ, стоящихъ надъ нами. Какъ у насъ на землѣ всѣ организованныя тѣла, начиная отъ растеній, ютящихся въ глубинѣ скалистой пещеры, и кончая ребенкомъ, инстинктивно тянутся къ солнечному свѣту, что доказываетъ свойственное имъ естественное стремленіе къ свѣту, такъ всѣ существа во вселенной должны проявлять стремленіе къ высшей цѣли. Во всей вселенной человѣчества не остаются на той же ступени развитія; они поднимаются все выше, они создаютъ среди звѣздныхъ міровъ безконечное разнообразіе, но всѣ они занимаютъ вполнѣ опредѣленное мѣсто въ общемъ, единомъ божественномъ планѣ, начертанномъ Всевышнимъ при созданіи вселенной.

Въ дополненіе къ нашимъ изслѣдованіямъ бросимъ еще взглядъ на сущность понятій, которыя обитатели другихъ планетъ могутъ имѣть на три основныя идеи философіи: на красоту, истину и добро. Одновременно съ этими изслѣдованіями мы научимся правильнѣе цѣнить эти идеи, сообразно ихъ собственному значенію.

Если матеріальныя формы живыхъ существъ могутъ разнообразиться, въ зависимости отъ физическихъ условій, свойственныхъ каждому міру, то это измѣненіе должно касаться того внутренняго нравственнаго чувства, которое сообщаетъ всякому человѣческому сознанію характеръ индивидуальной отвѣтственности. Наружная оболочка существъ, физическая часть вселенной, подчинены силамъ матеріи, тѣмъ силамъ, выступленіе которыхъ не имѣетъ ничего общаго съ самодѣятельной абсолютностью, силамъ, не существующимъ самостоятельно, но проявляющимся лишь въ зависимости отъ случайныхъ совпаденій цѣлаго ряда условій, при чемъ эти силы, въ свою очередь, испытываютъ цѣлый рядъ видоизмѣненій, которымъ подвержена сама матерія. Физическое единство міра можетъ существовать и среди непрерывныхъ видоизмѣненій тѣлъ, и, обратно, непрерывное измѣненіе соединеній матеріальныхъ элементовъ не препятствуетъ самому роскошному міру оставаться единымъ, непрерывно развивающимся, цѣлымъ. Но для того, чтобы среди вселенной существовало моральное единство, всѣ духи должны быть связаны съ высшимъ Духомъ неразрывными узами.

Мы приходимъ къ познанію, что всѣ эти связи образуются основными принципами эстетики, метафизики и морали, и что всѣ человѣческія души вселенной должны имѣть понятія объ этихъ принципахъ, — понятія болѣ или менѣе ясныя и опредѣленныя, въ зависимости отъ степени развитія душъ или обитаемыхъ ими міровъ, но во всякомъ случаѣ понятія вполнѣ достаточныя для того, чтобы подняться до истины. Поэтому мы сдѣлаемъ попытку изслѣдовать свойственныя намъ самимъ представленія о красотѣ, истинѣ и добрѣ, и постараемся отличить физическую красоту отъ красоты духовной, чтобы познать послѣднюю во всемъ ея значеніи.

Прежде всего, мы отмѣтимъ слѣдующее: хотя идея о красотѣ изъ всѣхъ названныхъ трехъ идей наиболѣе отмѣчена характеромъ относительности, такъ какъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ она связывается съ внѣшностью существъ, которая чужда абсолютности и неизмѣняемости, но тѣмъ но менѣе мы и въ ней можемъ найти принципы, имѣющіе самостоятельное значеніе, являющіеся основой духовныхъ понятій и обладающіе признаками абсолютнаго, обще-дѣйствительнаго, всемірнаго. Прежде всего мы постараемся выяснить, насколько относительна идея о красотѣ тамъ, гдѣ находится въ связи съ физической внѣшностью тѣлъ.

Будемъ, какъ и прежде, считать природу земли примѣромъ и исходной точкой нашихъ разсужденій. Мимолетнаго знакомства съ жизнью и бытомъ народовъ достаточно для того, чтобы увидѣть, какъ различно понимаетъ красоту каждый изъ населяющихъ землю народовъ, и чтобы понять, что всѣ эти сужденія относительны, зависятъ отъ взглядовъ, свойственныхъ данному народу, но никогда не носятъ характера абсолютнаго