Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/104

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

красота духовная, идеальная—абсолютна; послѣдняя есть основаніе, принципъ первой. Тѣ виды красоты, которые мы можемъ воспринимать наружными чувствами, насъ не удовлетворяютъ, потому что они являются лишь намеками на высшую, идеальную красоту. И этотъ идеалъ рисуется передъ нашимъ духовнымъ взоромъ тѣмъ отчетливѣе, тѣмъ совершеннѣе и выше, чѣмъ выше стоитъ развитіе нашихъ духовныхъ силъ; этотъ идеалъ дѣлается для насъ все прекраснѣе, но въ то же время отодвигается отъ насъ все дальше и дальше, по мѣрѣ того, какъ сами мы поднимаемся и стремимся приблизиться къ нему; на немъ лежитъ печать безконечности, потому что границы его — Самъ Богъ, принципъ принциповъ.

Всѣ созданныя человѣческія души, населяющія землю или другіе міры, связаны между собою тѣми же неопровержимыми принципами идеальной, духовной красоты, и эти принципы обладаютъ признаками совершенства, необходимости, всеобщности. Если физическая красота различна на разныхъ мірахъ, то красота духовная неизбѣжно должна быть всюду одинаковой, потому что она представляетъ собою нѣчто абсолютное, нѣчто неизмѣнное. Какъ мы увидимъ дальше, эта духовная красота вмѣстѣ съ принципами абсолютной истины и абсолютнаго добра, составляетъ ту моральную связь, которая соединяетъ всѣ души съ высшимъ духомъ. На всѣхъ обитаемыхъ мірахъ вселенной, какъ и у насъ на землѣ, человѣческія души могутъ повторить слѣдующія слова Платона:

„Вѣчная красота не рождается и не умираетъ, не растетъ и не уменьшается, не прекрасна въ одномъ направленіи и не безобразна въ другомъ; она прекрасна не въ одномъ времени, не въ одномъ мѣстѣ, не въ одномъ отношеніи: она не прекрасна для однихъ и не безобразна для другихъ; у нея нѣтъ видимыхъ формъ, нѣтъ рукъ, лица и вообще чего-либо тѣлеснаго: она ничего не имѣетъ общаго ни съ какимъ-либо опредѣленнымъ представленіемъ ни съ наукой, она не свойственна чему-либо въ физическомъ мірѣ, напримѣръ, живому существу, землѣ или небу, но она вполнѣ самостоятельна, едина и вѣчна, отпечатокъ ея духа носитъ все, что мы называемъ прекраснымъ, но, когда это прекрасное создается или разрушается, то вѣчная, единая красота остается безъ всякаго измѣненія! Чтобы достигнуть тебя, совершенная красота, надо начинать съ прекраснаго на землѣ и, не сводя глазъ съ твоей высшей красоты, неустанно взбираться наверхъ, какъ во ступенямъ лѣстницы, отъ одного познанія къ другому, пока не будетъ достигнуто то познаніе, предметомъ котораго является сама красота, пока это познаніе не будетъ усвоено во всемъ его существѣ… Какое невыразимое блаженство должны были бы испытать смертные, если бы имъ было дано видѣть прекрасное безъ всякихъ примѣсей, безъ человѣческаго тѣла, человѣческихъ красокъ и вообще всего земного, если бы имъ было дано видѣть красоту во всей ея божественной прелести!“

Если въ прекрасномъ есть абсолютные принципы, которые составляютъ какъ бы основаніе и духовную начальную форму красоты, то такіе абсолютные принципы мы неизбѣжно должны встрѣтить и въ идеяхъ истины и добра; такъ какъ здѣсь уже нѣтъ ничего матеріальнаго, здѣсь мы вступаемъ въ область чисто-духовную, область морали. Истина истинна, добро добро, въ абсолютномъ значеніи этого слова, и, если намъ кажется, что въ исторіяхъ народовъ мы у однихъ изъ нихъ встрѣчаемъ истины, неизвѣстныя другимъ народамъ, что какъ будто ослабляетъ принципъ абсолютной истины, то это обстоятельство должно служить для насъ лишь объясненіемъ существованія этихъ истинъ, должно научить насъ отличать ихъ отъ относительныхъ представленій и считать абсолютной истиной только то, что дѣйствительно носитъ несомнѣнный отпечатокъ абсолютности.

Всеобщія истины отличаются тѣмъ, что онѣ существуютъ безусловно, независимо отъ насъ, что онѣ никоимъ образомъ не могутъ измѣняться. Онѣ вѣчны и непреложны. Нашъ разумъ воспринимаетъ ихъ, но не создаетъ, и хотя не всѣ люди могутъ въ одинаковой степени познать ихъ значеніе, потому что не всѣ люди стоятъ на одинаковомъ уровнѣ пониманія и нравственнаго развитія, но общее понятіе объ истинѣ можетъ проникнуть въ сознаніе каждаго человѣка, потому что это понятіе должно быть направляющей силой нашей духовной жизни.

Эти общіе принципы стоять во главѣ всѣхъ наукъ и помимо нихъ вообще немыслимо развитіе какой-либо науки. Краеугольнымъ камнемъ математики, напримѣръ, являются общіе принципы, общія опредѣленія, составляющія начальную основу нашего знанія, и мы не можемъ выйти за предѣлы этихъ основъ, такъ какъ на нихъ зиждутся всѣ законы, совокупность которыхъ составляетъ математическія науки. Математическіе законы и формулы признаны истинными во всѣхъ земныхъ странахъ, какъ, напримѣръ, величина, какъ цѣлое, равна совокупности своихъ составныхъ частей; прямая есть кратчайшее разстояніе между двумя точками; между двумя точками мыслима лишь одна прямая. Двѣ прямыя не могутъ окружать площадь и т. д.