Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/113

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

слѣдовательно протекшихъ среди различныхъ обстановокъ; вы пріобрѣли вѣчную жизнь не какъ право на покой, на отдыхъ послѣ борьбы, но какъ обѣтованную землю, на которую вы вступаете, чтобы закончить дѣла своей славной жизни. Теперь вы развиваете тѣ блестящія способности, изъ которыхъ земля могла узнать лишь зародыши, и которымъ для полнаго расцвѣта понадобились другія солнца, болѣе могучія и плодотворныя, чѣмъ наше; теперь вы имѣете возможность дать полную свободу вашимъ величественнымъ стремленіямъ, которыя едва успѣли проявиться на землѣ, — на той землѣ, на которой ничто не могло вмѣстить этихъ могучихъ стремленій; вы съ неослабѣвающей энергіей своего духа стремитесь къ цѣли, которая для каждаго человѣка является желанной. Теперь вы тамъ, надъ нами, въ спокойномъ небѣ, среди неизмѣняющихся волнъ вѣчнаго эѳира. Духовнымъ взоромъ мы съ нашей земли видимъ васъ на тѣхъ далекихъ мірахъ, и чувство любви подсказываетъ намъ, что эти молчаливые міры для насъ далеко не такъ чужды, какими они казались намъ раньше. Вы были счастливѣе, чѣмъ мы, носимые пока на волнахъ неопредѣленности, и вы сумѣли поднять завѣсу, скрывавшую отъ насъ тайны вселенной; быть-можетъ, вы оттуда замѣтите наше солнце, найдете крошечную точку, называемую землей и узнаете въ ней жалкій міръ, на которомъ прошла частица вашей жизни. Быть-можетъ, вы силой своего мышленія, проникнете въ невѣдомыя намъ тайны законовъ вселенной и услышите голосъ тѣхъ, кто ищетъ васъ здѣсь, на землѣ.

Несмотря на окружающую насъ до сихъ поръ тьму, мы, посѣщая мысленно эти таинственные міры, въ качествѣ вѣрныхъ сторонниковъ натуръ-философіи, несомнѣнно, должны стремиться познать во всей величинѣ неизмѣнно вѣрныя себѣ указанія природы. Многочисленность міровъ, многочисленность человѣчествъ, — эти обѣ мысли прекрасно дополняютъ и поясняютъ другъ друга. Въ подтвержденіе справедливости второй мысли мы могли бы привести тѣ же свидѣтельства, тѣ же доказательства, тѣ же факты, которые мы привели въ подтвержденіе справедливости первой мысли. На каждомъ изъ насъ лежитъ священная обязанность отнестись къ такимъ изслѣдованіямъ возможно искреннѣе, запросить свою совѣсть, освободить свой духъ отъ всякаго препятствія, могущаго помѣшать свободѣ сужденія и затѣмъ отдаться естественному подъему освобожденнаго духа, который уже самъ обратится къ свѣту истины.

Ученіе о многочисленности обитаемыхъ міровъ привело насъ къ религіозной вѣрѣ, основанной на истинной міровой системѣ. Въ наши задачи здѣсь не входитъ изслѣдованіе области этой вѣры и обсужденіе составляющихъ ее элементовъ; поэтому мы ограничимся однимъ упоминаніемъ о ней и выразимъ только нашу радость по поводу того, что мы дошли до этой религіозной области и открыли двери къ ней. Ключи отъ этихъ дверей находятся въ рукахъ астрономіи, и она же положила основаніе философіи, которая въ будущемъ должна сдѣлаться господствующей: мы съ удовольствіемъ признаемъ это и чувствуемъ себя глубоко обязанными наукѣ о вселенной за то, что она дала намъ возможность уйти такъ далеко. Однако этой наукѣ не суждено принимать участіе въ созиданіи зданія метафизики. Философы уже работали надъ этой задачей, философы же будутъ продолжать работать надъ ней и постараются внести свѣтъ туда, гдѣ царитъ мракъ въ области ученія о Богѣ и о человѣческой душѣ.

Здѣсь мы чувствуемъ необходимость выразить удовольствіе по поводу того, что мы получили возможность видѣть вселенную такою, какою мы видимъ ее теперь, во всей ея истинной красотѣ, во всемъ ея величіи, во всеоружіи ея дѣйствительнаго предназначенія. Закрывавшія ее раньше тучи разсѣялись; удалено все, что до сихъ поръ затемняло наше зрѣніе, и мы видимъ величественную вселенную вполнѣ ясно, опредѣленно. Это откровеніе науки носитъ на себѣ несомнѣнный отпечатокъ истины. Оно удовлетворяетъ врожденное стремленіе нашего духа и имъ вполнѣ довольствуется наше сердце. Въ этомъ заключается одно изъ преимуществъ истины. Разъ мы познали эту идею творчества, насъ уже ничто не отвратитъ отъ нея, ничто не отвлечетъ отъ нея нашу симпатію, которую она пріобрѣла съ самаго перваго мгновенія; мы чувствуемъ, что здѣсь затронуты наши самые драгоцѣнные интересы, всѣ проявленія дѣятельности нашего существа, затронуто наше высшее предопредѣленіе; въ этой идеѣ мы видимъ высшій, священный законъ, властвующій надъ всѣми нами, но не налагающій на насъ тягостное бремя, отъ котораго хочется освободиться, а напротивъ того, обезпечивающій намъ благодѣтельную свободу; и въ этомъ опять-таки заключается преимущество, которое можетъ быть свойственно одной лишь истинѣ. Благодаря этому закону, неуязвимыя свойства божества охраняются вмѣстѣ съ интересами созданныхъ существъ, и вселенная, созданная Богомъ, сіяетъ въ области видимой природы во всемъ своемъ величіи, какъ и въ области морали.

Да, наше ученіе запечатлѣно всѣми признаками истины; скажемъ даже больше: оно привлекаетъ, приковываетъ насъ