Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/112

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

роды, которые уничтожаютъ другъ друга за право обладанія кусочкомъ поверхности этой пылинки и тѣхъ жадныхъ людей, которые за золото и славу унижаются и ползаютъ, и тѣ преходящія красоты, которыя приковываютъ къ себѣ наши сердца и отнимаютъ у насъ лучшіе дни, вообще для насъ земля утратила весь интересъ, всю заманчивость, всю прелесть перваго впечатлѣнія, и мы видимъ, что все земное имѣетъ лишь относительную, условную цѣнность. Въ то время какъ передъ нашимъ взоромъ каждое существо занимало соотвѣтствующее ему мѣсто, Творецъ, окруженный ореоломъ могущественнаго величія, по мѣрѣ развитія и расширенія нашихъ понятій, дѣлался для насъ все величественнѣе. Кромѣ того, мы, чувствуя на себѣ вліяніе истины, полагаемъ, что сущность Творца намъ будетъ понятнѣе, если мы ему мысленно не будемъ придавать никакой внѣшней формы и ограничимся благоговѣйнымъ поклоненіемъ его присутствію, потому что наши попытки изобразить его отличаются убогостью, оскорбительною для насъ самихъ.

Моральное назначеніе живыхъ существъ всегда казалось намъ тѣсно связаннымъ съ физическимъ строеніемъ міра, такъ какъ система физическаго міра представляетъ собою какъ бы фундаментъ и скелетъ міра моральнаго. Это двѣ области творчества, которыя неизбѣжно взаимно дополняютъ другъ друга. Всѣ существа, населяющія вселенную, согласно закону единства и взаимнаго дополненія, закону, составляющему одно изъ главныхъ основаній природы, должны быть тѣсно связаны между собою какъ матеріально, такъ и духовно. Мы должны признать, что во вселенной намъ ничто не чуждо, что мы въ ней не чужды ни одному существу, такъ какъ безусловно всѣ существа объединены общимъ родствомъ. Единство міровъ обосновывается не только физическимъ ихъ строеніемъ, не только свѣтовыя, тепловыя и электрическія волны соединяютъ всѣ міры въ одну общую сѣть, не только всеобщіе принципы истины создаютъ неразрывныя узы между человѣчествами отдѣльныхъ міровъ: есть законъ, еще болѣе важный, чѣмъ всѣ предыдущіе законы, именно божественный законъ семьи. Мы всѣ братья: настоящей родиной людей является безпредѣльная вселенная, въ которой всѣ языки согласно признаютъ небо, при чемъ видимое небо по мѣрѣ развитія человѣчествъ, замѣняется небомъ духовнымъ. Мы не хотимъ сказать вмѣстѣ съ Вольтеромъ, что обитатели системы Сиріуса издѣваются надъ крошечнымъ Сатурномъ, и что послѣдній смѣется надъ ничтожной землей. Мы не хотимъ повторить слова Дидеро: „Къ чорту лучшій міръ, если я не живу на немъ“. Будемъ уважать и почитать планъ природы, будемъ изучать міръ, на которомъ мы живемъ, и будемъ подчиняться впечатлѣнію величія, которое вызываетъ въ насъ мысль о совокупности всѣхъ міровъ.

Не подлежитъ никакому сомнѣнію, что ночь на насъ производитъ совершенно иное впечатлѣніе съ тѣхъ поръ, какъ мы познали безпредѣльное множество міровъ, на которыхъ предстоитъ протекать нашей будущей жизни. Это небо, которымъ мы любуемся, это видимое небо не только говоритъ намъ о величіи Бога, но оно показываетъ намъ творчество Бога въ самый моментъ его проявленія. Свѣточъ астрономіи озаряетъ передъ нами тѣ таинственныя области, которыя, казалось, должны были бы несмотря на всѣ усилія науки, остаться навсегда скрытыми отъ насъ; наше страстное стремленіе впередъ, пресѣкаемое на землѣ неизбѣжной смертью, громко говорить о нашемъ безсмертіи, хотя оно ничего не говоритъ намъ о томъ, гдѣ суждено продолжаться нашей жизни; теперь послѣдній вопросъ можно считать рѣшеннымъ: нашему безконечному стремленію астрономія противопоставляетъ безконечность вселенной, и мы можемъ теперь любоваться небомъ, въ которомъ насъ ждетъ наша судьба.

Всеобщее человѣчество! Неизвѣстныя намъ существа, обитающія на тѣхъ далекихъ мірахъ, тоже принадлежатъ къ общей человѣческой семьѣ и тоже слѣдуютъ предопредѣленію, ведущему ихъ къ той же цѣли, къ которой подвигаемся мы; и эти люди намъ далеко не чужды: мы ихъ уже знали или узнаемъ въ будущемъ. Эти люди принадлежатъ къ общей, необъятно большой человѣческой семьѣ, принадлежатъ къ нашему человѣчеству. О, вы, жрецы вѣчной правды, апостолы божества, отцы мудрости, ты, Сократъ, опорожнившій чашу съ ядомъ за истину, и ты, Платонъ, предвѣстникъ вѣчной жизни идеи; вы, основатели христіанства, вы, апостолы науки, Галилей, Коперникъ, Кеплеръ, Ньютонъ, Декартъ, Паскаль: вы, Рафаэль и Микель-Анжело, созданія которыхъ для насъ останутся вѣчными образцами: и вы, дивные пѣвцы словъ и звуковъ, Гезіодъ, Дантъ, Мильтонъ, Расинъ, Перголезъ, Моцартъ, Бетховенъ, неужели вы теперь могли бы спокойно отнестись къ воскресшему изъ грёзъ раю; неужели вы, съ вашимъ могучимъ духомъ, могли бы вѣчно спать на отведенномъ вамъ клочкѣ матеріальной вселенной? Нѣтъ, безъ дѣйствія безсмертіе было бы простой тѣнью и мы любили бы одинаково какъ одинокую могилу, такъ и вѣчную бездѣятельность безмятежнаго блаженства, такъ и нирвану индійскаго буддизма. Намъ нужна вѣчная жизнь, но не вѣчная смерть. Вы, высшіе духи, достигли высшей жизни не дѣлами вашей единственной жизни, но цѣлымъ рядомъ вашихъ жизней, по-