Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/111

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

намъ! Вы вызвали въ насъ воодушевленіе, какого не могли создать древнія музы; вы окружили насъ потоками свѣта и ваше просвѣтлѣніе проникло въ наши души.

Величественная ночь! Твой блескъ неизмѣримо усилился съ тѣхъ поръ, какъ мы научились видѣть въ твоемъ мертвомъ сіяніи истину жизни! Какъ дивно звучатъ теперь твои гармоніи, какъ прекрасенъ сталъ теперь твой видъ! Прежде мнѣ доставляло удовольствіе наблюдать среди мертвой тишины полуночи васъ, далекія Плеяды, мягкое мерцаніе которыхъ невольно увлекаетъ мысль такъ далеко отъ земли! Мнѣ доставляло удовольствіе останавливать свои блуждающія мысли на васъ, дивныхъ мірахъ безконечнаго пространства! Но съ тѣхъ поръ, какъ я научился видѣть въ безчисленныхъ вашихъ свѣтлыхъ точкахъ далекіе очаги, вокругъ которыхъ тѣснятся человѣчества, съ тѣхъ поръ, какъ въ вашихъ мягкихъ лучахъ мнѣ чудятся взоры невѣдомыхъ мнѣ братьевъ, быть-можетъ, взоры дорогихъ существъ, которыхъ я любилъ здѣсь на землѣ, которыхъ унесла съ земли безжалостная смерть, быть-можетъ, эти существа живутъ на васъ, быть-можетъ, тамъ живетъ существо, ушедшее отсюда съ улыбкой на устахъ, чтобы скрыть отъ меня боль разлуки, быть-можетъ, это существо груститъ, какъ я, и вспоминаетъ разорванныя узы любви и, подобно мнѣ, блуждаетъ въ безпредѣльномъ небесномъ пространствѣ тоскующимъ взоромъ… О, теперь я васъ люблю, блестящія Плеяды, я васъ люблю, прекрасныя звѣзды, я васъ люблю, какъ странникъ любитъ города, черезъ которые ему приходится проходить, какъ странникъ любитъ священное мѣсто, куда его влечетъ его обѣтъ, и гдѣ онъ надѣется облегчить свою душу горячей молитвой!

Теперь все кажется намъ огромнымъ, величественнымъ, божественнымъ. Природа представляетъ собою не только внѣшнимъ трономъ божественнаго великолѣпія, но она въ то же время является и видимымъ выраженіемъ безпредѣльнаго могущества, отраженіемъ недосягаемаго величія. У насъ принято разсматривать землю, на которой мы живемъ, какъ единственное обитаемое небесное тѣло; на ней мы ошибочно видимъ единственное проявленіе творческой воли, единственный осязательный слѣдъ расположенія и любви Творца. Вся наша религія основана на этомъ эгоистичномъ, мелочномъ взглядѣ. Въ то время наше человѣчество, во всемъ его значеніи, казалось намъ достаточно важнымъ для того, чтобы осуществить собою конечную цѣль творчества, будто бы находящагося въ полной зависимости именно отъ нашего предназначенія; начало существованія земли для насъ было началомъ вселенной, такъ же, какъ гибель земли мы отожествляли съ гибелью вселенной. Исторія нашего существованія казалась намъ исторіей Самого Бога, это были главныя основы всей нашей вѣры. Когда мы старались проникнуть въ область нашей будущей жизни, то намъ неизмѣнно рисовался конецъ земли, и тогда намъ казалось, что въ тотъ часъ, когда съ обезсиленной, застывшей земли исчезнетъ послѣдній человѣкъ, непремѣнно должна разрушиться вся вселенная, долженъ произойти полный переворотъ во всемъ, что до сихъ поръ создано Богомъ. Теперь эти ложныя представленія болѣе или менѣе исчезли изъ нашего разума, теперь мы болѣе или менѣе вѣрно понимаемъ наше положеніе, знаемъ ту роль, которую наша земля играетъ среди вселенной. Мы теперь знаемъ, что наша земля никогда не была источникомъ свѣта, что всѣ ея обитатели представляютъ собою не что иное, какъ только, во всей своей совокупности, крошечнаго члена огромной семьи, населяющей всю вселенную. Теперь мы знаемъ, что сіяющія солнца гаснутъ и что такое незначительное событіе, какъ гибель одного солнца, не влечетъ за собою никакой существенной перемѣны во вселенной, — насколько же ничтожнѣе должно быть вліяніе на вселенную гибели такого крошечнаго тѣла, какъ наша земля? Все наше человѣчество можетъ быть уничтожено въ теченіе нѣсколькихъ минутъ какими-нибудь стихійными силами, а на другихъ мірахъ объ этой катастрофѣ не имѣли бы ни малѣйшаго понятія, и жизнь во всей вселенной завтра текла бы такъ же, какъ вчера, какъ всегда.

Теперь мы разсматриваемъ носящіеся среди вселенной міры, какъ своего рода небесныя станціи, какъ мѣста, гдѣ намъ въ будущемъ предстоитъ жить. Вся вселенная представляетъ собою своего рода большой домъ съ множествомъ квартиръ, и тамъ, гдѣ находится квартира, въ которую ушли наши предки, предстоитъ со временемъ жить и намъ. Каждая вѣра, разсчитывающая на признаніе своей справедливости, т.‑е. на успѣхъ, должна соотвѣтствовать даннымъ, которыя намъ даетъ природа. Изслѣдованіе вселенной убѣждаетъ насъ въ томъ, что безсмертіе существовало постоянно, что будущая вѣчность та же самая, какъ и настоящая, что, другими словами, нашъ рай заключается въ безконечности міровъ.

Съ невыразимой радостью мы приходимъ къ заключенію, что нашъ Богъ необъятно великъ и что Онъ стоитъ недостижимо выше всего, что можетъ создать человѣческій духъ. Съ тѣхъ вѣчныхъ вершинъ, на которыя насъ подняли изслѣдованія неба, мы видимъ дѣйствительное ничтожество земли и вообще всего земного. Мы по достоинству цѣнимъ и тѣ на-