Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/116

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

ность пространства и многочисленность пригодныхъ для обитанія міровъ, разстоянія между небесными тѣлами и ихъ несмѣтно большое количество, узнали законы, руководящіе ихъ движеніемъ, силы, движущія ими; мы увидали звѣздный міръ во всей его роскошной красотѣ и передъ нашимъ изумленнымъ взоромъ раскрылась безпредѣльность неба. Благодаря этимъ возвышеннымъ созерцаніямъ, передъ нами все облагородилось, всего коснулась печать божественности; Самъ Богъ сталъ казаться намъ еще больше, еще могущественнѣе, еще величественнѣе, и мы были глубоко поражены красотою и истинностью новаго пониманія. Но въ насъ еще не пробудилась одна мысль: что, если эта дивная вселенная, несмотря на милліоны милліоновъ міровъ, представляетъ собою лишь декорацію, — лишь безцѣльный обманъ зрѣнія“.

Декорація! то-есть — прошу прощенія за выраженіе — большой волшебный фонарь! Китайская игра свѣта и тѣней! Игрушка, красивая игрушка, созданная нарочно для того, чтобы ввести въ заблужденіе нашъ духъ; туманныя картины, которыя высшее существо показываетъ намъ для нашего удовольствія, какъ въ балаганахъ для развлеченія смѣшливыхъ дѣтей показываютъ маріонетокъ!!!

И въ этомъ заключается послѣднее убѣжище тѣхъ людей, которые все еще не могутъ согласиться съ многочисленностью обитаемыхъ міровъ.

Кто воображаетъ себя достаточно великимъ для того, чтобы позволить себѣ такое безсмысленное толкованіе великихъ дѣлъ Божіихъ, и кто, въ то же время, достаточно низокъ для того, чтобы бросить Высшему Существу такое жалкое обвиненіе, тотъ пусть самъ несетъ отвѣтственность за свой поступокъ. Но кто позналъ истину творенія, кто поражается его величіемъ, тотъ пусть склонится передъ истиной и пусть вмѣстѣ съ нами проповѣдуетъ ученіе о многочисленности обитаемыхъ міровъ. Эта истина, правда, насъ глубоко унизила и окружила наше существованіе тьмой; до сихъ поръ мы гордились величіемъ своей земли, но наши мечты разлетѣлись какъ дымъ, и теперь мы видимъ себя въ настоящемъ свѣтѣ, ничтожными, крошечными, исчезающими въ общемъ потокѣ жизни вселенной. Но если ученіе объ обитаемости многочисленныхъ міровъ, съ одной стороны, разрушаетъ наше прежнее самомнѣніе и открываетъ намъ глаза на нашу ничтожность, то, съ другой стороны, оно насъ дивно возвышаетъ, освобождая нашъ духъ отъ тягостныхъ оковъ, которыми мы до сихъ поръ приковывали его къ землѣ. Теперь этотъ духъ, задыхавшійся до сихъ поръ въ неизвѣстности, озаренъ свѣтомъ безсмертія, теперь онъ свободно поднимается къ другимъ мірамъ, которые онъ сразу полюбилъ. Нашъ духъ позналъ свое настоящее скромное положеніе среди вселенной, но онъ уже чувствуетъ величіе своего назначенія. Онъ увидѣлъ свое униженіе, но въ то же время онъ почувствовалъ за собою крылья и взглянулъ въ высшія области; передъ его стремленіями ученіе о многочисленности обитаемыхъ міровъ открыло безпредѣльность вселенной. Что нужно ему еще? Онъ можетъ быть спокоенъ за свои робкія надежды; онъ можетъ быть спокоенъ за выполненіе его самыхъ сокровенныхъ, самыхъ дорогихъ желаній. О, онъ вполнѣ постигъ все величіе этого ученія и жадно стремится къ нему.

Неужели мы послѣ всего этого вернемся къ тьмѣ, въ которой мы дремали до сихъ поръ? Нежели мы снова погрузимся въ бездну сомнѣнія? Тамъ, надъ нами сіяетъ свѣтъ: неужели мы закроемъ глаза, чтобы не видѣть его? Звѣзды говорятъ и ихъ рѣчь доносится до насъ: неужели мы будемъ глухи къ ихъ голосамъ? Будемъ скромны, чтобы заслужить право понимать указанія природы, а понявъ эти указанія, будемъ искренними. Познаемъ самихъ себя и громко выскажемъ свое познаніе. Если понадобилось болѣе шести тысячъ лѣтъ для того, чтобы мы хотя сколько-нибудь ознакомились съ естественными науками, чтобы мы выяснили себѣ наше положеніе и ознакомились съ окружающей насъ обстановкой; если понадобилось такъ много времени для того, чтобы нашего дивнаго ученія коснулось дыханіе жизни, чтобы это истинное ученіе встало во всей своей величинѣ, — будемъ любовно охранять наше ученіе, какъ сокровище души, посвятимъ его Богу звѣзднаго міра: и, когда мы погрузимся въ созерцаніе роскошныхъ ночей, когда на востокѣ брильянтами засверкаютъ звѣзды и понесутся мимо насъ окруженныя таинственнымъ мерцаніемъ, покорныя волѣ Божества, подъ серебряннымъ покровомъ далекихъ звѣздныхъ тумановъ, когда передъ нами раскинутся эти миріады невѣдомыхъ намъ міровъ, теряющихся въ безпредѣльной глубинѣ вселенной, — будемъ привѣтствовать ихъ, братья: вѣдь это человѣчества, вѣдь это родственные намъ духи несутся мимо насъ!