Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/35

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

сферы. Какъ извѣстно, вода является главной составной частью всѣхъ жидкостей, встрѣчающихся на землѣ; вода въ крови обращается въ сосудахъ животнаго, вода наполняетъ клѣтки растенія, вообще, вода для жизни на землѣ не менѣе необходима, чѣмъ воздухъ: безъ нея не могли бы протекать никакіе жизненные процессы ни въ животномъ ни въ растительномъ царствѣ. А между тѣмъ атмосфера безусловно необходима для существованія на поверхности земли какь воды, такъ и вообще всякой жидкости, потому что для образованія скопленія жидкости въ какомъ бы то ни было количествѣ безусловно необходимо опредѣленное давленіе атмосферы. Такимъ образомъ міръ, лишенный атмосферы, въ силу этого былъ бы лишенъ и какихъ бы то ни было жидкостей, и, слѣдовательно, на его поверхности никогда не могла бы возникнуть жизнь или, если бы она возникла при такихъ условіяхъ, она и по существу и въ своихъ проявленіяхъ должна была бы рѣзко отличаться отъ того, что мы называемъ жизнью, т.‑е., съ нашей точки зрѣнія, быть чѣмъ-то совершенно инымъ, непонятнымъ для насъ.

Таковы важнѣйшія свойства земной атмосферы. Но оказывается, что и въ отношеніи наличности благодатной атмосферы земля не занимаетъ сколько-нибудь выдающагося мѣста среди другихъ планетъ нашей системы, потому что, насколько можно судить по произведеннымъ наблюденіямъ и измѣреніямъ, всѣ планеты, за исключеніемъ, быть-можетъ, одной нашей луны, тоже окружены своими атмосферами. На Венерѣ присутствіе атмосферы проявляется въ сумеркахъ и въ облачныхъ пятнахъ, на Марсѣ мы видимъ поднимающіяся надъ морями испаренія, которыя образуютъ облака, несутся надъ сушей, освѣжаютъ ее; на Юпитерѣ и на Сатурнѣ по обѣ стороны экватора висятъ густыя облака, образующія ярко-бѣлыя полосы. По движенію этихъ сгущенныхъ испареній мы можемъ прослѣдить направленіе благодатныхъ вѣтровъ, которые тамъ дуютъ надъ нивами. Тамъ тоже происходитъ испареніе воды, поднимающіеся туманы уплотняются въ тучи; тучи шлютъ внизъ освѣжающіе дожди, пробуждающіе плодородіе почвы и вызывающіе на ней жизнь. Въ далекихъ моряхъ и океанахъ Марса мы мысленно видимъ пути, по которымъ можно дойти до сношенія между различными народами, создать міровой обмѣнъ товарами… И вотъ, наблюдая другія планеты, гдѣ все такъ похоже на то, что нашъ взоръ встрѣчаетъ на землѣ, мы невольно воображаемъ себѣ, что и тамъ, какъ у насъ, живутъ одаренныя разумомъ существа, объединенныя въ народы, всѣми силами стромящіеся къ просвѣщенію и къ нравственному совершенствованію.

Говоря объ атмосферахъ и о водяныхъ скопахъ планетъ, мы не имѣемъ въ виду воздухъ и воду въ томъ видѣ, въ которомъ мы знаемъ ихъ у себя на землѣ. Мы не располагаемъ никакими опредѣленными данными, на основаніи которыхъ мы могли бы утверждать, что жидкости и газы другихъ міровъ по своимъ смѣсямъ или химическимъ соединеніямъ одинаковы съ газами и жидкостями, извѣстными на землѣ. Мы, напротивъ, склонны полагать, что на другихъ планетахъ сочетаніе элементовъ носитъ иной характеръ, чѣмъ на землѣ, потому что тамъ различныя соединенія возникали въ другое время, чѣмъ у насъ, и возможно, что тогда условія возникновенія этихъ элементовъ рѣзко отличались отъ тѣхъ условіи, при которыхъ вступали въ соединенія элементы, входящіе въ составъ земного шара. Это соображеніе необходимо особенно подчеркнуть, потому что многіе современные писатели, разбиравшіе ученіе объ обитаемости другихъ небесныхъ тѣлъ, исходили изъ той ошибочной точки зрѣнія, будто атмосферическій воздухъ возможенъ лишь въ томъ видѣ, въ какомъ мы его знаемъ на землѣ, т.‑е. въ смѣси 79 частей азота и 21 части кислорода, и будто при всякихъ условіяхъ водородъ долженъ вступать въ соединеніе съ кислородомъ въ пропорціи 16:2, какъ мы это видимъ на землѣ при образованіи воды (Н20). Разсужденія, построенныя на этихъ ложныхъ предположеніяхъ, естественно должны были привести къ неправильнымъ выводамъ. Мы привыкли представлять себѣ всякое тѣло въ одномъ изъ состояній, которыми для насъ ограничиваются всѣ наши понятія о матеріальномъ мірѣ, именно въ состояніи твердомъ, жидкомъ или газообразномъ, и этотъ взглядъ мы невольно переносимъ на другія небесныя тѣла, когда задаемъ себѣ вопросъ, что именно можетъ на нихъ происходить. Но если мы отважимся на болѣе глубокія изслѣдованія, то мы придемъ къ совершенно инымъ выводамъ: мы найдемъ, что элементы вступаютъ въ соединенія въ зависимости отъ общихъ условій, царящихъ въ данномъ мірѣ, и что, поэтому, разнородные элементы, поставленные въ различныхъ мірахъ въ различныя условія температуры и проч., непремѣнно должны дать и разнородныя соединенія, непохожія на соединенія тѣхъ же элементовъ при иныхъ условіяхъ. Чтобы привести примѣръ хотя бы изъ области температуры, укажемъ на то, что большинство извѣстныхъ на землѣ жидкостей и даже газовъ на Уралѣ и Нептупѣ вслѣдствіе царящей тамъ низкой температуры должны застыть до твердаго состоянія, и что, напротивъ, многія изъ нашихъ „твердыхъ“ тѣлъ на Меркуріи, гдѣ температура должна быть значительно выше, чѣмъ на землѣ, должны перейти въ жидкое и даже (путемъ испа-