Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/36

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

ренія) въ газообразное состояніе. Изъ одного этого примѣра видно, насколько нелѣпо предположеніе, будто вода, воздухъ и проч., непремѣнно должны быть на другихъ планетахъ такими же, какъ у насъ на землѣ.

Физика насъ учитъ, что три состоянія, въ которыхъ намъ представляются всѣ тѣла, именно: состояніе твердое, жидкое и газообразное, суть лишь измѣненія, свойственныя всѣмъ тѣламъ безъ различія, и что данное состояніе тѣла обусловлено не его строеніемъ, а чисто-внѣшними причинами, въ видѣ температуры, давленія атмосферы и т. д.[1]. Но условія, при которыхъ одно состояніе смѣняется другимъ, для каждаго тѣла различны. Такъ, жидкая ртуть дѣлается твердой при 39 градусахъ мороза, а вода затвердѣваетъ уже при 0 градусовъ; изъ твердаго въ жидкое состояніе переходятъ: сѣра — при 110 градусахъ, олово — при 228 градусахъ, свинецъ — при 335 градусахъ, цинкъ — при 500 градусахъ, серебро — при 2.020 градусахъ, золото — при 2.900 градусахъ и т. д. Здѣсь разнообразіе вліяющихъ на состояніе тѣлъ условій равняется разнообразію самихъ тѣлъ или составляющихъ ихъ элементовъ, и уже одно это ведетъ насъ къ важнымъ заключеніямъ, касающимся условій соединенія элементовъ на другихъ планетахъ.

Если мы внимательно присмотримся къ испаренію, т.‑е. къ переходу тѣлъ изъ жидкаго состоянія въ газообразное, то мы замѣтимъ здѣсь еще болѣе поразительное разнообразіе, ибо въ этой области проявляется вліяніе не только температуры, но и атмосферы, въ смыслѣ ея давленія. Всякая жидкость начинаетъ испаряться, когда сила упругости ея пара превышаетъ силу давленія на нее атмосферы, а эта сила упругости увеличивается подъ вліяніемъ теплоты. При обыкновенномъ давленіи атмосферы (1.033 килограмма на квадратный сантиметръ) и при нормальномъ барометрическомъ уровнѣ (760 миллиметровъ) вода начинаетъ испаряться при температурѣ въ 100 градусовъ Цельсія, но если давленіе атмосферы слабѣе, то испареніе воды начинается уже при болѣе низкой температурѣ. Это явленіе можно наблюдать подъ колоколомъ воздушнаго насоса или на вершинахъ высокихъ горъ; такъ, напримѣръ, на горѣ Монбланѣ вода испаряется уже при нагрѣваніи до 84 градусовъ Цельсія, а подъ колоколомъ воздушнаго насоса воздухъ можно разрѣдить до такой степени, что вода будетъ испаряться при обыкновенной комнатной температурѣ. Но выпариваніе замедляется, начинается лишь при болѣе энергичномъ подогрѣваніи, если на воду производится усиленное давленіе температуры; такъ, при давленіи вдвое большемъ, сравнительно съ обычнымъ давленіемъ температуры, вода закипаетъ лишь послѣ ея нагрѣванія до 121 градуса Цельсія[2]. Все сказанное здѣсь о водѣ всецѣло относится и ко всѣмъ другимъ жидкостямъ, съ той лишь разницей, что каждая жидкость для испаренія требуетъ особой, строго опредѣленной температуры, т.‑е., выражаясь на языкѣ химиковъ, у каждой жидкости есть своя точка кипѣнія. При обыкновенномъ атмосферномъ давленіи испареніе (или кипѣніе, что одно и то же) начинается: у сѣрнаго эѳира — при 85 градусахъ Цельсія, потому что при этой температурѣ сила упругости его паровъ равна силѣ давленія атмосферы; по той причинѣ спиртъ кипитъ при нагрѣваніи до 79 градусовъ, ртуть — при 360 градусахъ и т. д. Съ другой стороны, посредствомъ давленія газы можно превращать въ жидкости, а жидкости, путемъ охлажденія, — въ твердыя тѣла. Если примѣнить полученные изъ нашего изслѣдованія выводы къ другимъ планетамъ, то станетъ очевидно, что, въ зависимости отъ ихъ атмосферъ и отъ свойственныхъ имъ болѣе или менѣе высокихъ температуръ, состояніе тѣлъ на ихъ поверхности должно въ значительной степени отличаться отъ состоянія тѣлъ на землѣ, при чемъ въ каждомъ отдѣльномъ случаѣ должны проявляться всѣ характерныя особенности данной планеты.

Для того, чтобы покончить съ вопросомъ объ атмосферахъ, мы добавимъ, что даже въ тѣхъ случаяхъ, когда намъ не удается замѣтить окружающую небесное тѣло атмосферу, мы еще не имѣемъ права заключать, что у даннаго тѣла нѣтъ никакой атмосферы; правильнѣе будетъ предположить, что мы пока не располагаемъ достаточно совершенными приборами, при которыхъ можно замѣтить данную атмосферу. На лунѣ, напримѣръ, путемъ поляризаціонныхъ изслѣдованій установлено полное отсутствіе всякихъ жидкостей на ея поверхности, а случаи, когда приходилось наблюдать другія небесныя луны,

  1. Желѣзо, напримѣръ, мы легко можемъ себѣ вообразить въ видѣ жидкости (расплавленнымъ), а при болѣе сильномъ нагрѣваніи и въ видѣ газа (паровъ); жидкій (сильно охлажденный) воздухъ теперь уже никого не удивляетъ, твердая (замороженная) ртуть тоже. Такимъ образомъ, лишь соотвѣтственно мѣняя температуру, т.‑е. охлаждая или подогрѣвая, мы безусловно всѣ тѣла можемъ получить въ твердомъ, жидкомъ или газообразномъ состояніи. Переводч.
  2. Такое давленіе принято называть давленіемъ двухъ атмосферъ. Если обычное атмосферное давленіе равно 1.033 килограммамъ на 1 квадратный сантиметръ, то давленіе двухъ атмосферъ опредѣляется въ 2.066 килограммовъ на 1 квадр. сант. Переводч.