Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/37

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

виднѣвшіяся почти у самаго диска луны, показали, что около нея иногда происходитъ едва замѣтное преломленіе свѣтовыхъ лучей, хотя до сихъ поръ тамъ не удалось замѣтить чего-либо похожаго на нашу земную атмосферу; но развѣ мы имѣемъ право убѣжденно отрицать возможность существованія у луны своей атмосферы? Никоимъ образомъ, ибо, прежде всего, одна половина луннаго шара неизмѣнно остается для насъ невидимой, и нѣтъ ничего невозможнаго въ томъ, что именно тамъ есть и воздухъ и вода, тѣмъ болѣе, что и центръ тяжести луну на 59 километровъ уклонился въ сторону, противоположную землѣ; съ другой стороны, принимая во вниманіе небольшіе размѣры луны и незначительный удѣльный вѣсъ ея массы, мы можемъ предположить, что она окружена весьма тонкимъ слоемъ атмосферы, который покрываетъ лишь глубокія долины, но не достигаетъ вершинъ громадныхъ горъ, возвышающихся на обращенной къ намъ половинѣ луннаго шара.

Теперь мы займемся сравнительнымъ разсмотрѣніемъ размѣровъ планетъ, и при этомъ намъ снова придется убѣдиться въ томъ, что изъ всѣхъ міровъ нашей солнечной системы земля, въ отношеніи площади своей поверхности, не меньше, не больше всѣхъ планетъ, и даже не занимаетъ между ними средняго мѣста. Діаметръ Марса въ два раза меньше діаметра земли, а потому площадь его поверхности въ четыре раза меньше площади поверхности земли. Меркурій еще меньше, чѣмъ Марсъ, Венера по размѣрамъ почти одинакова съ землей. За исключеніемъ Марса, всѣ планеты, описывающія свой путь дальше отъ солнца, чѣмъ земля, значительно больше нея. Въ то время, какъ экваторіальный діаметръ земли равняется приблизительно 12.756 километр., у Сатурна онъ равенъ 119.300 километр., а у Юпитера — 141.700 километр. Такимъ образомъ площадь поверхности Сатурна въ 80, а площадь Юпитера въ 120 разъ больше площади поверхности земли. Эти соотношенія невольно напоминаютъ намъ вопросъ:

„— Могутъ ли обитатели Юпитера узнать о существованіи нашей маленькой земли?“

Этоть вопросъ задаетъ одинъ маркизъ у Фонтенеля, и философъ ему отвѣчаетъ:

„— Откровенно говоря, я полагаю, что мы совершенно неизвѣстны обитателямъ Юпитера. Для нихъ наша земля должна виднѣться въ видѣ крошечной точки, въ сто разъ меньшей, чѣмъ намъ отсюда кажется ихъ планета. При такихъ условіяхъ они ее совершенно не замѣчаютъ. Но въ свое утѣшеніе мы можемъ предположить слѣдующее: во всякомъ случаѣ, на Юпитерѣ есть астрономы. Представимъ себѣ, что эти астрономы съ величайшимъ трудомъ изготовили себѣ превосходпые телескопы, выбрали для своихъ наблюденій самыя ясныя ночи, и вдругъ — открыли крошечную планету, которой они раньше не замѣчали. О новомъ открытіи немедленно появляется сообщеніе въ ихъ астрономическомъ журналѣ. Народъ на Юпитерѣ или ничего не узнаетъ о сдѣланномъ открытіи, или же смѣется надъ нимъ. Философы, для которыхъ это открытіе равносильно ломкѣ созданныхъ ими системъ, преднамѣренно не вѣрятъ въ него; благоразумные люди выражаютъ по поводу его нѣкоторое сомнѣніе. Астрономы продолжаютъ свои наблюденія и снова видятъ маленькую планету. Наблюденія производятся съ наивозможной точностью и тщательностью, и неопровержимо доказываютъ, что астрономы не ошиблись. Такимъ образомъ, благодаря стараніямъ ученыхъ, на Юпитерѣ узнаютъ о существованіи нашей земли… Но земля — это еще не мы: обитатели Юпитера и не подозрѣваютъ, что съ трудомъ замѣченная ими свѣтлая точка населена людьми, и если бы тамъ кому-нибудь пришла въ голову такая нелѣпая мысль, то можно себѣ представить, какой градъ насмѣшекъ посыпался бы на него со всѣхъ сторонъ!“

Къ этимъ строкамъ Фонтенеля можно было бы еще добавить, что онъ еще не вполнѣ выяснилъ, насколько трудно для обитателей Юпитера замѣтить землю. По астрономическимъ вычисленіямъ, она для Юпитера никогда не удаляется отъ солнца дальше чѣмъ на 11—13 градусовъ, и поэтому должна быть для нихъ видна (въ чрезвычайно сильный телескопъ) приблизительно въ такой же формѣ, въ которой мы видимъ нашу луну въ первой и послѣдней ея четверти. Кромѣ того, обитатели Юпитера могли бы видѣть землю только раннимъ утромъ, до восхода солнца, и вечеромъ, послѣ его заката, но и тогда земля должна оставаться надъ ихъ горизонтомъ въ продолженіе всего 22 нашихъ минутъ. Такой краткій срокъ для наблюденій на Юпитерѣ еще болѣе сокращается, благодаря продолжительности дня на этой планетѣ, гдѣ наши 22 минуты превращаются въ 9. Итакъ, тамъ астрономамъ нельзя выбрать „прекрасныя ночи“, чтобы наблюдать нашу маленькую землю, которая всего на нѣсколько минутъ появляется на утренней зарѣ или вечерними сумерками, каждые шесть мѣсяцевъ разъ, или же одинъ разъ въ году проходитъ черезъ маленькій дискъ ихъ солнца, въ видѣ крошечной черной точки, невидимой простымъ глазомъ.

Если, послѣ сравненія земного шара съ Юпитеромъ и Сатурномъ, мы перейдемъ къ сравненію нашей земли съ солн-