Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/56

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

костяки животныхъ и клѣтки растеній, горы и скалы, рѣки и ручьи, вообще, весь физическій міръ. Законъ взаимнаго дополненія вноситъ въ общую жизнь существъ полную гармонію, въ которой ничто не можетъ отдѣлиться отъ цѣлаго, ничто не можетъ существовать вполнѣ самостоятельно, безъ всякаго отношенія къ окружающему.

Уже эти два закона доказываютъ, что природа не могла создать міровую систему, одинъ членъ которой не подчиненъ общему закону, и что поэтому, если бы планеты были обречены на вѣчную смерть, земля не могла бы быть обитаемой. На землѣ мы видимъ полную гармонію жизни, полное подчиненіе законамъ единства и взаимнаго дополненія, а потому никоимъ образомъ нельзя предположить, чтобы во всей вселенной могъ встрѣтиться хотя бы одинъ міръ, рѣзко отличающійся отъ другихъ, и чтобы наша земля, въ полное отличіе отъ другихъ міровъ, была лишь одна украшена чудесами жизни. Одно изъ двухъ: или земля представляетъ собою исключеніе, нѣчто случайное, или же она является звеномъ стройной цѣпи міровой системы, т.‑е. живетъ согласно законамъ этой системы. Первый случай былъ бы побѣдой смерти надъ жизнью, небытія надъ бытіемъ, а второй случай — побѣдой жизни надъ смертью, проявленіемъ могущества природы. Мы полагаемъ, что въ этомъ не трудно разобраться и высказаться въ пользу того или другого взгляда.

Всѣ выясненныя до сихъ поръ научныя данныя подтверждаютъ справедливость нашего ученія, но мы все-таки считаемъ долгомъ закончить эту главу ссылкой на еще болѣе яркое, неопровержимое доказательство. Мы ссылаемся на тѣ обломки планетныхъ міровъ, которые, будучи выброшены изъ сферы притяженія своей прежней орбиты, попадаютъ въ сферу притяженія земли и падаютъ на поверхность послѣдней. Эти метеоры особенно цѣнны для насъ потому, что они знакомятъ насъ съ природой далекихъ планетъ, при чемъ химическій анализъ неопровержимо доказываетъ, что на тѣхъ мірахъ, съ которыхъ принеслись къ намъ эти рѣдкіе гости, есть жизнь. Путемъ химическаго анализа метеоровъ мы убѣдились въ томъ, что на планетахъ есть желѣзо, кремнезёмъ, никкель, кобальтъ, марганецъ, мѣдь, олово, сѣра, глиноземъ, уголь и другія вещества, встрѣчающіяся на землѣ. Въ данномъ случаѣ важнѣе всего присутствіе въ метеорахъ угля, который, правда, до сихъ поръ былъ найденъ въ ограниченномъ количествѣ и въ немногихъ метеорахъ; уголь служитъ неопровержимымъ доказательствомъ жизни. За послѣднее время въ метеорахъ обнаруженъ графитъ. Путемъ сложной обработки изъ метеоровъ получены кристаллическія соединенія органическаго характера: это таинственные вѣстники, которые приносятъ намъ издалека, съ незнакомыхъ міровъ, вѣсти о другой, таинственной жизни. Многіе физики утверждаютъ, что уголь образовался въ метеорахъ лишь при соприкосновеніи ихъ съ нашей атмосферой или даже послѣ ихъ паденія на поверхность земли; однако это опровергается тѣмъ фактомъ, что плотность метеорическаго графита равна 3,56, въ то время какъ плотность земного графита составляетъ лишь 2,5, что исключаетъ всякую возможность образованія графита на землѣ; кромѣ того, частицы угля были найдены въ метеорахъ среди частицъ желѣза, что также исключаетъ возможность ихъ возникновенія въ земной атмосферѣ. Метеоры, давшіе неопровержимыя доказательства существованія жизни на иныхъ планетахъ, упали на землю: въ Алэ, 15 марта 1806 г.; на мысѣ Доброй Надежды, 13 октября 1838 г.; въ Кабѣ (Венгрія), 15 апрѣля 1857 г.; въ Оргей (югъ Франціи), 14 марта 1864 г. и въ Лаже, 23 іюля 1872 г. Послѣдній метеоръ содержалъ частицы воды и торфа, который, какъ извѣстно, происходитъ отъ разложенія окаменѣлыхъ растеній подъ вліяніемъ воды, при опредѣленныхъ условіяхъ. Добавимъ еще, что тотъ же метеоръ, упавшій въ Лаже, содержалъ въ себѣ чистый хлористый натрій, т.‑е. обыкновенную поваренную соль. 22 сентября 1886 года въ Россіи упалъ метеоръ, содержавшій аморфный уголь и кристаллы алмаза.

Составъ метеоровъ имѣетъ громадное значеніе для нашего ученія, особенно, если принять во вниманіе, что здѣсь мы имѣемъ дѣло лишь съ обломками разрушенныхъ міровъ или же съ мелкими частицами, оторвавшимися до уплотненія туманныхъ пятенъ въ плотныя небесныя тѣла; ясно, что трудно было бы ожидать найти на такихъ частицахъ слѣды растительнаго или животнаго царства. Однако для насъ вполнѣ достаточно знать, что въ метеорахъ найдены органическія и неорганическія вещества, тѣсно связанныя съ проявленіями жизни на землѣ. И если всѣ вышеизложенныя наши разсужденія еще не вполнѣ убѣдили нѣкоторыхъ изъ нашихъ читателей, то мы надѣемся, что послѣднее доказательство, наконецъ, заставитъ ихъ убѣдиться въ правотѣ и неопровержимости нашего ученія.

КОНЕЦЪ ПЕРВОЙ КНИГИ.