Страница:Фламмарион К. Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет. (1908).djvu/90

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

временъ Брута на землѣ перемѣнилось немногое: какъ и тогда, добродѣтельныхъ людей можно сосчитать по пальцамъ. Обращаясь къ идеѣ божественности, всякій человѣкъ невольно дѣлается оптимистомъ. Когда мы мысленно поднимаемся до пониманія высшаго существа, мы въ этомъ недосягаемомъ образѣ невольно видимъ цѣломудренный блескъ истины, символъ могущества, святость справедливости и невыразимое чувство любви, которая, какъ излученіе Создателя всего существующаго, льется съ высоты, и это излученіе вѣчнаго солнца проникаетъ въ наши души и наполняетъ насъ увѣренностью въ томъ, что дѣла Божіи прекрасны въ своей совокупности и совершенны въ своей конечной цѣли.

Обѣ эти мысли, или, выражаясь вѣрнѣе, оба эти факта — несовершенство земного міра и совершенство Бога — кажутся противорѣчащими другъ другу съ самаго возникновенія философіи. Начиная съ ученія объ Ормуздѣ и Ариманѣ и до вѣрованія въ дьявола, возстающаго противъ воли Бога, это кажущееся противорѣчіе являлось поводомъ къ созданію всевозможныхъ объяснительныхъ или, вѣрнѣе, примирительныхъ системъ. Скоро представленіе о всемогуществѣ и совершенствѣ Бога взяло перевѣсъ надъ мыслью о несовершенствѣ человѣка и заслонило собою глаза своихъ послѣдователей, такъ что они стали заблуждаться относительно дѣйствительнаго состоянія человѣчества на землѣ; такое заблужденіе въ концѣ-концовъ привело своихъ сторонниковъ не только къ ложнымъ взглядамъ на сущность божества, но даже къ полному отрицанію бытія этого высшаго существа[1]. Философы, а за ними и богословы пытались найти объясненіе для этого очевиднаго противорѣчія, въ существованіи котораго никто никогда не сомнѣвался; ученыя школы, многочисленныя секты и спокойные, глубокіе мыслители старались изслѣдовать эту глубину и пытались устранить противорѣчіе путемъ старательнаго анализа понятій; но люди исчезали вмѣстѣ съ своими теоріями и ученіями, самыя смѣлыя человѣческія мысли тонули въ потокѣ столѣтій, а неодолимое затрудненіе оставалось неустраненнымъ и нерѣшеннымъ, — осталось до сихъ поръ огромнымъ вопросительнымъ знакомъ, который ни одна рука не можетъ вычеркнуть изъ великой книги природы.

Поднимая здѣсь этотъ таинственный вопросъ, мы нисколько не прельщаемъ себя обманчивой надеждой найти давно желанный отвѣть на него, — отвѣтъ, который человѣчество напрасно ищетъ въ теченіе тысячелѣтій. Какъ ни горячо наше стремленіе найти этотъ отвѣтъ, но оно умѣряется вполнѣ понятной скромностью, которая наиболѣе умѣстна именно здѣсь, потому что она представляетъ собою единственное право и единственную обязанность слабаго человѣка. Однако мы все-таки рѣшаемся открыто поднять этотъ вопросъ и хотимъ показать, что фактъ, составляющій его загадочную сущность, вполнѣ удостовѣренъ какъ наукой, такъ и нашей совѣстью; мы хотимъ напомнить о томъ, что наличность этого вопроса признана, какъ философскими школами, такъ и религіями, и что, начиная съ „Фэдона“ Платона и до нашихъ дней, не было человѣческаго племени, которое поклонялось бы совершенству Бога и въ то же время сознавало убогое положеніе, которое въ мірѣ отведено земному человѣчеству. Выяснивъ это, мы хотимъ сдѣлать попытку опредѣлить положеніе вещей, обратившись непосредственно къ самой природѣ, — той самой необъятной природѣ, которая среди безпредѣльности руководитъ „звѣздной арміей“ тою же рукою, которою она вызвала изъ хаотическаго состоянія къ жизни нашу землю, создавъ на ней такое богатое разнообразіе проявленій жизни.

Итакъ, обратимся къ самой природѣ.

Природа говоритъ намъ, что она создала все по законамъ постепенной градаціи, что ея планъ заключается не въ созданіи навѣки установившихся формъ и не въ мгновенномъ творчествѣ готовыхъ видовъ изъ ничего, но что она создаетъ длинный рядъ болѣе или менѣе развитыхъ организмовъ, приспособленныхъ къ данному времени и мѣсту. Далѣе природа учитъ насъ, что гармонія создается не однородными, однотонными звуками, а звуками различнаго тона, взятыми изъ цѣлой сложной гаммы, и что цифры, это божественное наслѣдіе стараго ученія о созданіи міра, широко примѣнялись Высшимъ Математикомъ. Въ совокупности живыхъ существъ природа показываетъ намъ едва замѣтную постепенность перехода отъ одного вида къ другому, отъ низшихъ ступеней къ высшимъ, и эта

  1. Изъ тысячи работъ, посвященныхъ вопросу о несовершенствѣ земной жизни и направленныхъ къ отрицанію Бога, мы упомянемъ здѣсь о превосходной книгѣ Гольбаха: „Доброе чувство, или завѣщаніе священника Мелье“. Приведемъ нѣсколько строкъ изъ главы, посвященной интересующему насъ вопросу: „Со времени своего созданія, человѣку приходится испытывать всевозможныя бѣдствія. Исторія разсказываетъ намъ о всевозможныхъ войнахъ, тираніяхъ, эпидеміяхъ, наводненіяхъ, голодахъ и т. д. Продолжительность и численность этихъ испытаній невольно должны были внушить человѣку сомнѣніе въ существованіи Высшаго, Справедливаго Существа… Въ теченіе болѣе двухъ тысячъ лѣтъ смиренные умы жаждутъ и ожидаютъ справедливаго рѣшенія многихъ наболѣвшихъ вопросовъ, а мудрецы утѣшаютъ насъ тѣмъ, что эти вопросы будутъ рѣшены въ загробной жизни!“ Отрицаніе Бога — это та пропасть, въ которую до сихъ поръ проваливались всѣ люди, рѣшавшіеся осуждать Творца за недостатки земного міра.