Страница:Элиза Брайтвин. Дружба с природой. В русском изложении Дм. Кайгородова, 1897.djvu/33

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена
33
Дружба с природой

вскочить въ нее, выхватить орѣшекъ и затѣмъ вышелушить изъ него зернышко на ближайшей вѣткѣ дерева. При этомъ онѣ играли и шутили другъ съ дружкой самымъ очаровательнымъ образомъ.

Вскорѣ и другая бѣлочка приручилась настолько, что стала приходить къ намъ въ комнату — на столъ, за орѣхами, и при этомъ однажды такъ поссорилась съ нашею давнишнею пріятельницей-бѣлочкой, что откусила у бѣднаго маленькаго звѣрька почти половину уха, такъ что пришлось даже смывать губкой слѣды крови на столѣ…

Величайшій врагъ бѣлокъ — кошка. Едва можно повѣрить, чтобы она могла поймать столь проворное маленькое созданіе, но я собственными глазами видѣла, какъ однажды кошка подкарауливала бѣлку подъ старымъ дубомъ нашего сада. Я считала положительно невозможными чтобы она могла сдѣлать ей что-нибудь дурное, но, воспользовавшись однимъ благопріятнымъ моментомъ, кошка бросилась, какъ тигръ, на свою добычу. Хотя бѣлочка тотчасъ же стремитѣльно обратилась въ бѣгство, но, — увы! — прежде чѣмъ я успѣла прійти къ ней на помощь, кошка схватила ее и убѣжала, держа несчастную въ зубахъ.

Одинъ садовникъ говорилъ мнѣ, что у него есть кошка, которая держитъ всѣхъ бѣлокъ въ приличномъ отдаленіи отъ его сада. Правда, что эти звѣрьки лакомятся горохомъ и молодыми всходами пихтъ и каштановъ въ весеннее время; въ одно очень сухое лѣто онѣ нерѣдко хозяйничали также и на нашихъ персиковыхъ и сливовыхъ деревьяхъ. Но я прощаю имъ эти маленькіе грѣхи и очень бы скучала, если бы бѣлочки перестали посѣщать лужайку моего сада, на которой онѣ — нерѣдко вчетверомъ и впятеромъ — такъ мило забавляются. Онѣ съ изумительною ловкостью и граціей гоняются другъ за дружкой, вокругъ древесныхъ стволовъ, и выражаютъ свое неудовольствие уморительнымъ своеобразнымъ хрюканьемъ и топаньемъ лапками, въ родѣ того, какъ это дѣлаютъ кролики. Осенью я велю собирать для нихъ жолуди и буковые орѣшки; весной же и зимой я раздѣляла, все это между голодными бѣлочками, обильно разбрасывая жолуди и орѣшки, вмѣстѣ съ другими зернами, подъ упомянутымъ уже выше старымъ дубомъ. Этотъ кормъ является также большою притягательною силой и для соекъ, дикихъ голубей, поползней, воронъ и всякой прочей пернатой публики.

Мои продолжительныя наблюденія надъ бѣлками привели меня къ убѣжденію, что хвостъ этихъ звѣрьковъ служитъ имъ для выраженія различныхъ настроений духа, а также, можетъ-быть, и для другихъ болѣе или менѣе важныхъ цѣлей. Такъ, будучи закинутъ на спину и распластанъ, онъ защищаетъ, на подобіе крыши, отъ дождя; изогнутъ ли онъ въ видѣ вопросительнаго знака, лежитъ ли горизонтально на землѣ, вздернутъ ли прямо кверху, какъ палка, — всѣ эти положенія имѣютъ свое значеніе.


Тот же текст в современной орфографии

вскочить в неё, выхватить орешек и затем вышелушить из него зёрнышко на ближайшей ветке дерева. При этом они играли и шутили друг с дружкой самым очаровательным образом.

Вскоре и другая белочка приручилась настолько, что стала приходить к нам в комнату — на стол, за орехами, и при этом однажды так поссорилась с нашею давнишнею приятельницей-белочкой, что откусила у бедного маленького зверька почти половину уха, так что пришлось даже смывать губкой следы крови на столе…

Величайший враг белок — кошка. Едва можно поверить, чтобы она могла поймать столь проворное маленькое создание, но я собственными глазами видела, как однажды кошка подкарауливала белку под старым дубом нашего сада. Я считала положительно невозможными чтобы она могла сделать ей что-нибудь дурное, но, воспользовавшись одним благоприятным моментом, кошка бросилась, как тигр, на свою добычу. Хотя белочка тотчас же стремительно обратилась в бегство, но, — увы! — прежде чем я успела прийти к ней на помощь, кошка схватила её и убежала, держа несчастную в зубах.

Один садовник говорил мне, что у него есть кошка, которая держит всех белок в приличном отдалении от его сада. Правда, что эти зверьки лакомятся горохом и молодыми всходами пихт и каштанов в весеннее время; в одно очень сухое лето они нередко хозяйничали также и на наших персиковых и сливовых деревьях. Но я прощаю им эти маленькие грехи и очень бы скучала, если бы белочки перестали посещать лужайку моего сада, на которой они — нередко вчетвером и впятером — так мило забавляются. Они с изумительною ловкостью и грацией гоняются друг за дружкой, вокруг древесных стволов, и выражают своё неудовольствие уморительным своеобразным хрюканьем и топаньем лапками, вроде того, как это делают кролики. Осенью я велю собирать для них жёлуди и буковые орешки; весной же и зимой я разделяла всё это между голодными белочками, обильно разбрасывая жёлуди и орешки, вместе с другими зёрнами, под упомянутым уже выше старым дубом. Этот корм является также большою притягательною силой и для соек, диких голубей, поползней, ворон и всякой прочей пернатой публики.

Мои продолжительные наблюдения над белками привели меня к убеждению, что хвост этих зверьков служит им для выражения различных настроений духа, а также, может быть, и для других более или менее важных целей. Так, будучи закинут на спину и распластан, он защищает, наподобие крыши, от дождя; изогнут ли он в виде вопросительного знака, лежит ли горизонтально на земле, вздёрнут ли прямо кверху, как палка, — все эти положения имеют своё значение.