Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 1.djvu/25

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
акъ Абарбанель, ученый Лиссабонскій Еврей, изгнанный изъ Испаніи въ числѣ другихъ, въ 1492 году (1308); извѣстенъ въ ученомъ свѣтѣ по своимъ толкованіямъ на Священное Писаніе В. Завѣта. «Его толкованіями, говоритъ Симонъ въ своей критикѣ па Ветхій Завѣтъ, можно пользоваться преимущественно предъ прочими Іудейскими толковниками. Слогъ его чистъ и вразумителенъ, хотя нѣсколько и растянутъ и похожъ на риторическій. Онъ обыкновенно приводитъ сужденія и мысли другихъ Раввиновъ, оцѣниваетъ ихъ, и самъ даетъ свое сужденіе довольно свободно.» — Обширныя толкованія его на Пятикнижіе, на Раввинскомъ языкѣ, напечатаны были въ первый разъ въ Венеціи, въ листъ; тамъ же напечатаны и толкованія на Пророковъ прежнихъ, подъ именемъ которыхъ Іудеи разумѣютъ книги Іисуса Навина, Судей и Царствъ, и на 15 Пророковъ послѣдующихъ, которые и намъ извѣстны, подъ именемъ Пророковъ большихъ и малыхъ. Хотя Іудеи не приписываютъ книгѣ Даніила достоинства одинаковаго съ книгами, извѣстными подъ именемъ другихъ Пророковъ, но Абарбанель написалъ особое толкованіе и на книгу Даніила. Кромѣ толкованій на Св. Писаніе, онъ написалъ еще книгу Рош-амана (Оглавленіе вѣры), въ которой излагаются главнѣйшіе члены Іудейскаго вѣрованія. Книга сія напечатана была въ Венеціи въ 1545 году, въ 4, и Ворстомъ переведена на Латинскій языкъ и издана съ примѣчаніями. Также уважаются Евреями и другія книги его : Нагалоѳ-Авоѳъ (Наслѣдіе отцевъ) и Мифалоѳ-Элогимъ (Дѣла Божіи), печатанныя въ Венеціи же. Г. П.АБАСКАЛЬ, Донъ Хосе Фернандо (Abascal) бывшій Вицерой Перуанскій, умершій въ Мадридѣ 30 Іюня 1821 года, родился въ 1743 году въ Овіедо, былъ съ молодыхъ лѣтъ въ военной службѣ, въ 1796 г. отправленъ Губернаторомъ на островъ Кубу, и участвовалъ въ оборонѣ Гаваны отъ Англичанъ. Потомъ назначенъ онъ былъ Главнокомандующимъ въ Королевствѣ Новой Галиціи, и за отличіе въ исправленіи сей должности наименованъ Вицероемъ Перуанскимъ. Духъ мятежа и непокорности преобладалъ тогда въ Юго-Американскихъ владѣніяхъ Испаніи. Абаскаль благоразуміемъ и твердостію умѣлъ пріобрѣсти общую довѣренность, и обуздать крамольныхъ. Лима процвѣтала посреди волненій, терзавшихъ Перу; въ ней возникли въ это время многія полезныя заведенія, школа для бѣдныхъ, Академія Рисованія и каѳедра Медицины и Хирургіи. По части судебной и полицейской равномѣрно произведены были многія полезныя перемѣны. Притомъ Абаскаль не выпускалъ изъ виду и внѣшнихъ враговъ, самъ командовалъ войсками или давалъ своимъ подчиненнымъ благоразумныя наставленія. Онъ снабжалъ Испанцевъ многими военными потребностями въ знаменитой ихъ брани съ Наполеономъ. Въ благодарность за сіи услуги, Кортесы дали ему титулъ Маркиза Конкордія, по имени полка, сформированнаго имъ въ Перу, для сохраненія согласія между разными ея жителями. Астурійская Юнта поднесла ему титулъ Генеральнаго Депутата за пожертвованіе имъ жалованья, сопряженнаго съ его должностями, въ пользу вдовъ и сиротъ Испанцевъ, падшихъ въ защитѣ отечества. АБАТИ, Николо (Abati, или dell’Аbbate), родился въ Моденѣ въ 1509 или 1512. Онъ принадлежалъ къ числу знаменитыхъ художниковъ, первыхъ свѣтилъ Живописи, какъ выражается Альгаротти, и, по словамъ Ланци, Storia pittorica dell’Italia. Въ герцогскомъ дворцѣ въ Моденѣ есть фресковыя картины Абати, снятыя со стѣнъ крѣпости Скандіано, изображающія сцены изъ Энеиды, которыя показываютъ, что онъ былъ превосходенъ въ изображеніи фигуръ, пейзажа, архитектуры, животныхъ, и обладалъ всѣми качествами живописца — мастера, образовавшагося въ духѣ Рафаэля Санціо. Абати особенно занимался и прославился живописью альфреско, и потому произведенія его, масляными красками писанныя, рѣдко встрѣчаются въ галереяхъ; — музыкальная бесѣда: три женскія фигуры, картина, находящаяся въ домѣ Замбекари въ Болоньѣ, почитается однимъ изъ лучшихъ его въ семъ родѣ произведеній. Онъ имѣлъ даръ заимствовать и усвоивать красоты многихъ великихъ художниковъ, умѣя въ тоже время быть оригинальнымъ. Это подало поводъ Агостину Карраччи воспѣть его въ извѣстномъ сонетѣ, гдѣ приписываются ему достоинства твореній Рафаэля, Микель-Анджела, Тиціана, Пармеджіанина и проч. Похвала преувеличенная поэтомъ, но тѣмъ не менѣе свидѣтельствующая, что тотъ, кого такъ хва-