Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/128

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

хотѣлъ обольстить. Другая была племянницею Дарія Кодомана, женою Македонскаго военачальника Кратера, потомъ Діонисія Гераклейскаго и наконецъ Лизимаха. Она убита была собственными своими сыновьями. Ей приписываютъ основаніе города Аместриса въ Пафлагоніи, нынѣ Амасерага, котораго портъ былъ въ древнія времена часто посѣщаемъ кораблями. Принадлежавъ сначала къ Царству Понтійскому, этотъ довольно важный городъ, построенный на развалинахъ Сезама, крѣпкаго города, стоявшаго на высотѣ и извѣстнаго уже во время Гомера, перешелъ подъ власть Римлянъ. По раздѣленіи Восточной Имперіи, Аместрисъ былъ однимъ изъ важнѣйшихъ городовъ Царства Требизондскаго (см. это слово), въ 1210 году онъ сдѣлался достояніемъ Ѳеодорика Ласкариса, потомъ принадлежалъ Генуэзцамъ; наконецъ Магометъ II, овладѣвъ Константинополемъ, взялъ и Аместрисъ, котораго гавань была довольно важна. Въ кабинетахъ есть медали города Аместриса.

АМЕТИСТЪ (Amethyste, Amethyst), горный кристаллъ фіолетоваго цвѣта. Названіе происходитъ отъ Греч. слова ἀμέθυστος непьяный, трезвый, ибо древніе почитали его предохранительнымъ средствомъ отъ пьянства, и носили на груди въ видѣ амулета. Нынѣ употребляютъ его, какъ драгоцѣнный камень на украшеніе. Лучшіе Аметисты находятся на островѣ Цейлонѣ, въ Бразиліи, Испаніи, Оберштейнѣ, на Альпійскихъ горахъ, въ Венгріи, Саксоніи, Силезіи, и въ горахъ Уральскихъ, особенно въ деревняхъ Мурзинкѣ и Липавкѣ, въ Екатеринбургскомъ округѣ. Аметисты, находимые на островахъ Кижи на Онежскомъ озерѣ, заключаютъ въ себѣ иглы и пучки водянистаго окисла желѣза. Аметисты Липовскіе нерѣдко содержатъ въ себѣ капли прозрачной жидкости. Превосходныя щетки аметистовыя хранятся въ Музеумѣ Корпуса Горныхъ Инженеровъ въ С. Петербургѣ. А. П.....съ.

АМИГДАЛИНЪ (C19H28N1O7?). Одна изъ ближайшихъ составныхъ частей горькаго миндаля. Въ сладкомъ ее не содержится. По опытамъ Робике и Буртонъ-Шарлара онъ есть то самое вещество, изъ котораго при посредствѣ воды образуется эфирное масло горькихъ миндалей во время ихъ перегонки съ водою, или даже при толченіи ихъ съ сею жидкостью. Амигдалинъ извлекается изъ горькихъ миндалей алкоголемъ, послѣ того какъ изъ нихъ выжато жирное масло, которое ничѣмъ не различается отъ масла миндалей сладкихъ, если получено на холодѣ изъ сухихъ зеренъ. Онъ кристаллизуется въ видѣ бѣлыхъ блестящихъ иголокъ, сладковатъ и послѣ горекъ, какъ самые миндали, запаха не имѣетъ и не летучъ; растворяется въ алкоголѣ и также въ водѣ.

Прим. Деберейнеръ называетъ Амигдалиномъ главную составную часть миндальныхъ и другихъ орѣховыхъ сѣмянъ, дающихъ съ водою Эмульсію (растительное молоко); но другіе химики почитаютъ зто вещество за растительный бѣлокъ, хотя оно, кажется, бодѣе сходствуетъ съ животнымъ сырнымъ веществомъ, которое въ соединеніи съ молочною кислотою представляетъ творогъ. С. Я. Н.

АМИДА, главное божество Японцевъ, верховный владыка неба и земли. Это божество обыкновенно представляется съ тремя головами, изъ которыхъ каждая покрыта токомъ и украшена развѣвающеюся по воздуху бородою; иногда также представляется оно съ собачьею головою, сидящимъ на лошади съ семью головами. По мнѣнію обожающихъ его Японскихъ Теологовъ, нѣкогда воплотилось оно, и оставалось на земли, въ теченіе семи тысячъ лѣтъ, для посредничества между божествомъ и человѣчествомъ. Японцы съ особенною довѣренностію призываютъ его въ помощь свою, повторяя слова: Блаженный Амида, спаси насъ! Безъ него, по мнѣнію Японцевъ, нѣтъ отпущенія грѣховъ; и вѣчное блаженство недоступно для того, кто нарушилъ пять главныхъ его заповѣдей. Сіи заповѣди суть : 1) Сесео, не убивай, 2) Тсуто, не крадь, 3) Зіайинъ, не срамничай, не безчинствуй, 4) Мосо, не лги, 5) Онсіонъ, не пьянствуй. Изувѣрные послѣдователи ученія этого божества, самоубійство считаютъ добродѣтелію, къ которой самъ Амида подалъ имъ примѣръ; ибо, соскуча долговременною жизнію, онъ убилъ самъ себя. Нѣкоторые изъ такихъ послѣдователей, пораженные святостію покаянія и уединенной жизни, заключаютъ себя въ тѣсные погреба, имѣющіе видъ могилъ, со всѣхъ сторонъ закрытыхъ, кромѣ небольшаго отверстія, чрезъ которое проникаетъ воздухъ; тамъ остаются они безъ пищи, призывая непрестанно имя Амиды, до послѣдняго своего издыханія. Другіе, послѣ долговременнаго поста, и двух-