Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/249

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
языковъ, если бъ войны между Англіею и Фракціею не положили ей предѣла и не отдѣлили мало по малу благородныхъ Нормандцевъ отъ прежнихъ братьевъ ихъ по оружію и странѣ; притомъ Англійскіе ратники дрались такъ храбро и столько содѣйствовали побѣдамъ надъ Королями Франціи, что Нормандскимъ рыцарямъ менѣе уже стоило сблизиться и даже слиться въ одинъ народъ съ воинственными удальцами. Подобно всѣмъ важнымъ происшествіямъ, измѣняющимъ видъ общества, такое преобразованіе не могло произойти вдругъ. Чрезъ двѣсти лѣтъ по завоеваніи, въ царствованіе Эдуарда I (въ концѣ XIII стол.) поэзія боязливо силилась освободиться отъ оковъ своихъ; ко Двору Эдуарда II осмѣливались уже являться менестрелы; наконецъ, въ знаменитое царствованіе Эдуарда III (съ 1327 по 1350), актомъ Парламента Англійскій языкъ признанъ былъ законнымъ, а Французскій исключенъ изъ присутственныхъ мѣстъ, чѣмъ самымъ уничтожалось различіе жителей по роду и происхожденію. Не смотря на то, Англійскіе вельможи употребляли еще языкъ отцевъ своихъ, и охота къ чтенію рыцарскихъ романовъ и Французскихъ поэмъ не истребилась; но въ XV столѣтіи продолжительная борьба Англіи съ Франціею до того усилила ненависть ихъ другъ къ другу, что она вошла въ пословицу, и положила рѣшительный предѣлъ между нравами, языкомъ и Словесностію обоихъ народовъ. При торжественномъ вшествіи Генриха V въ Парижъ, великолѣпныя празднества Двора украшались Англійскими менестрелами, съ ихъ арфами, и вельможи сочиняли стихи на языкѣ, нѣкогда презрѣнномъ. Грамматическій переворотъ совершился. Во второй половинѣ XV столѣтія возникла междоусобная война между Домами Іоркскимъ и Ланкастерскимъ. Симъ остановлены были успѣхи языка, который обратился, вмѣстѣ съ нравами, къ прежней грубости. За сто лѣтъ до того времени Король Эдуардъ III наградилъ великими почестями поэта Чосера (Chaucer), но теперь, при всеобщемъ кровопролитіи, настало плачевное время для поэзіи, и только въ царствованіе Генриха VIII, когда уже обѣ стороны изнемогли въ борьбѣ, языкъ съ новою силою устремился къ своему развитію. По случаю реформаціи, Библія (1535) переведена была на народный языкъ, и положила основаніе прозѣ, подобно какъ въ Германіи переводъ Лютера. Съ сего времени Англійскій языкъ принялъ правильное, догматическое направленіе, которое еще болѣе усилилось отъ изученія древнихъ языковъ, распространившагося въ началѣ XVI вѣка по всей Англіи съ невѣроятною быстротою. Оть безчисленныхъ переводовъ, языкъ сблизился съ классическою Литературою, и обогатился множествомъ новыхъ Латинскихъ и Греческихъ выраженій; чистѣйшее произношеніе совершенно измѣнило просодію. Со времени Чосера (1330) разнообразіе въ произношеніи словъ, перешедшихъ изъ Нормандско-Французскаго языка въ древній Англо-Саксонскій[1], дошло до высочайшей степени; но поэты, желая основать стихосложеніе на количествѣ слоговъ, рѣшились воспользоваться Греческими и Латинскими примѣрами, для утвержденія законовъ просодіи. Не смотря на то, всѣ усилія ихъ остались напрасными отъ великаго множества незначительныхъ односложныхъ словъ, противныхъ устройству экзаметра и пентаметра древнихъ. Напротивъ того, подражаніе Италіянскому размѣру, который болѣе приличенъ духу Англійскаго языка, весьма много содѣйствовало къ приданію гибкости и опредѣленности послѣднему, въ продолженіе XVI столѣтія. Тогда всѣми писателями овладѣла страсть къ сонетамъ. Самъ Генрихъ VIII, отчаянный деспотъ въ богословскихъ спорахъ или въ кровопролитныхъ домашнихъ распряхъ, пытался на старости своей сочинять сонеты, можетъ быть въ доказательство того, что онъ не отсталъ отъ вѣка. Въ знаменитое царствованіе Королевы Елисаветы, Спенсеръ и Шекспиръ превратили Англійскій языкъ въ орудіе, достойное ихъ великихъ произведеній; счастливое вліяніе сихъ геніальныхъ писателей не было остановлено мистическимъ и нелѣпымъ языкомъ приверженцевъ Кромвеля. Мильтоиъ обогатилъ Словесность своими смѣлыми оборотами; Валлеръ и Драйденъ еще болѣе образовали языкъ, который сдѣлался подъ ихъ перомъ утонченнѣе и пріятнѣе. Такое напра-
  1. Такъ напримѣръ, удареніе сначала падало на послѣдній слогъ; вмѣсто afféction говорили affectión; мало по малу Англо-Саксонское произношеніе одержало верхъ.