Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 7.djvu/457

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
скими казаками, границу и служатъ при таможнѣ въ Кяхтѣ. Буряты по большой части пастухи; звѣроловству предаются только нѣкоторые, живущіе подальше отъ Русскихъ селеній. Недавно стали они заниматься земледѣліемъ, и эта отрасль промышлености замѣчательна у Бурятовъ, кочующихъ по Хилку: нашли средство проводить воду даже на горы безъ всякихъ насосовъ, и пашни ихъ никогда не страдаютъ отъ засухъ; удобный сбытъ хлѣба Китайцамъ еще болѣе подстрекаетъ ихъ къ земледѣлію. Вообще они обладаютъ многочисленными стадами лошадей, верблюдовъ и рогатаго скота всякаго рода. У живущихъ по сю сторону Байкала, тотъ почитается достаточнымъ, кто имѣетъ сто головъ скота, а если у него наберется до пяти сотъ штукъ, онъ уже становится на степень богача; но у за-Байкальскихъ есть хозяева, владѣющіе не сотнями, а тысячами скотинъ; у нѣкоторыхъ бываетъ до тысячи верблюдовъ, до четырехъ тысячъ лошадей, отъ двухъ до трехъ тысячъ быковъ, отъ осьми до девяти тысячъ овецъ и по нѣскольку сотъ козъ. Однако жъ богачи не знаютъ настоящаго количества своихъ стадъ, по предразсудку, будто-бы счетъ приноситъ скоту несчастіе. Рогатый скотъ Бурятовъ не великъ, но овцы ихъ очень крупны, и за-Байкальскія имѣютъ большіе курдюки, подъ которые иногда надобно поддѣлывать колеса. Лошади средняго росту, крѣпки для продолжительной ѣзды, во слабы въ работахъ, оттого что ихъ кормятъ однимъ сѣномъ безъ овса. Ни зимою, ни лѣтомъ ихъ не подковываютъ. Верблюдовъ держатъ только за-Байкальскіе и Балаганскіе Буряты, болѣе для шерсти и мяса, чѣмъ для ѣзды. Постоянная пища Бурятъ есть арца, или творогъ, остающійся въ котлѣ послѣ перегонки вина изъ кислаго молока, и кирпичный чай. Нѣкоторые приправляютъ этотъ чай затураномъ, то есть, масломъ и поджаренною мукою. Баранина вареная или жареная на рожкахъ есть пища богатыхъ. Коровъ и лошадей бьютъ рѣдко, только въ важныхъ случаяхъ, и держатъ ихъ для молока; кобылъ, овецъ и козъ также доятъ и приготовляютъ изъ ихъ молока творогъ, арцу, сидонъ, и вино. Бѣдные вмѣсто чаю пьютъ коренья мыкера (polygonum), шудуна и шульту (болонь съ гнилой березы), ѣдятъ коренья сараны (lylium marlagon), отъискиваютъ гнѣзды сурковъ и мышей, запасающихъ на зиму коренья, mus oeconomus, не гнушаются и падалью. Буряты вообще славные ѣздоки и ѣдоки; удальцы съѣдаютъ разомъ цѣлаго барана, но голодъ переносятъ они съ величайшимъ терпѣніемъ и очень долго, лишь было бы что пить. Куреніе табаку — общая страсть мужчинъ и женщинъ: они употребляютъ табакъ Китайскій или Русскій, искрошенный съ сосновою, тополевою или листвяничною корою, или съ сырою березою. Когда коровы и кобылы начнутъ давать болѣе молока, Буряты дѣлаютъ изъ него вино, араки, которое у Русскихъ называется тарисуномъ; и лѣтомъ рѣдкій Бурятъ не пьянъ. Въ этомъ состояніи онъ скачетъ на лошади во весь духъ, качаясь на обѣ стороны. Говорятъ, что хорошая лошадь никогда не допуститъ хозяина свалиться, однако, въ лѣтнее время Бурятъ съ подбитыми глазами не рѣдкость. Свадьбы у Бурятовъ бываютъ лѣтомъ. Супружество у нихъ всегда — слѣдствіе родительскаго расчета. Если въ домѣ нуженъ работникъ, отецъ женитъ десятилѣтняго сына на здоровой дѣвкѣ. Богатые платятъ за невѣсту «калыму» иногда головъ по пяти сотъ скота, и невѣста изъ хорошаго дому приноситъ съ собою приданаго не менѣе заплаченнаго за нее калыма, въ платьѣ, кораллахъ, скотѣ и готовой юртѣ со всѣми принадлежностями. Буряты одного рода считаются роднею, и потому женъ берутъ они всегда изъ другаго рода, но жениться на второй женѣ своего отца послѣ смерти его, считается даже великодушнымъ поступкомъ. Слѣдствіемъ несвоевременныхъ и неравныхъ браковъ бываетъ то, что когда мужъ достигаетъ совершенныхъ лѣтъ, супруга его уже стара. Онъ или прогоняетъ ее и беретъ другую, или оставляетъ въ домѣ управительницею. Богатые имѣютъ иногда до четырехъ женъ; но первая жена всегда сохраняетъ право старшей, и младшія обязаны ей почтеніемъ и послушаніемъ. Супружеская вѣрность у Бурятовъ дѣло не важное: въ прежнія времена хозяинъ оставлялъ гостя съ своею женою въ юртѣ, а самъ ночевалъ гдѣ нибудь. Женщина у нихъ, какъ и вездѣ въ Азіи, раба своего мужа: она исполняетъ приказанія его безпрекословно, исправляетъ по дому всѣ работы, смотритъ за скотомъ, готовитъ кушанье, вы-