Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 7.djvu/458

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
дѣлываетъ шкуры, моетъ платье и обувь, ѣздитъ или ходитъ за дровами, даже помогаетъ косить сѣно. И, какъ вездѣ, женское рабство тяжко только между бѣдными. У богатыхъ жены также имѣютъ свои причуды, и сидятъ ничего не дѣлая посреди многочисленной дворни. Впрочемъ удовольствія, которыя доставляетъ имъ богатство, не разнообразны: сидѣть поджавъ ноги, бранить дворню и лакомиться сушеными сырниками, запивая чаемъ, а иногда и теплою водкою, араки, есть блаженство женщины высшаго круга. При рожденіи дѣтей не бываетъ почти ни какихъ обрядовъ. Непринявшіе Далай-ламской вѣры даютъ имена своимъ дѣтямъ по первому вошедшему въ юрту человѣку или животному, но у Буддистовъ ламы назначаютъ имена. Буряты, какъ всѣ кочевые народы, не долговѣчны: рѣдко увидите между ними старика преклонныхъ лѣтъ; они вообще умираютъ на шестомъ десяткѣ, и сами признаются, что Русскіе крѣпче ихъ. Въ продолжительныхъ болѣзняхъ они призываютъ шамана, который заклинаетъ злаго духа. Теперь лечатъ ихъ ламы, иногда тоже сверхъестественными средствами. Погребеніе мертвыхъ зависитъ отъ гаданія ламъ по священнымъ книгамъ. Трупъ или сожигаютъ на кострѣ, или кладутъ на дерево, или зарываютъ въ землю, или заваливаютъ камнями и валежникомъ. Полное моленіе о упокоеніи души умершаго продолжается семь недѣль. Зимою достаточные Буряты проводятъ время сидя подлѣ огня съ трубкою табаку и слушая какого нибудь разскащика былей и небылицъ, а лѣтомъ всегдашняя забота — стада, звѣриный промыслъ, винтовки и круговая чаша араки, джа̀рго аега̀; иногда пашня, рыбная ловля и сѣнокосъ. Нѣкоторые занимаются и торговлею, но она состоитъ только въ сбытѣ своихъ произведеній на мѣстѣ покупщикамъ. За-Байкальскіе Буряты, близкіе къ границѣ, продаютъ на Кяхтѣ Китайцамъ изюбровы рога, мерлушку, бараньи и козьи шкуры, топленое сало, масло, а зимою мясо, получая отъ Китайцевъ кирпичный чай, шелковыя и бумажныя ткани, листовой табакъ, курительныя жертвенныя свѣчки, статуйки бурхановъ, лѣкарства, корольки и другія мелочи. Нѣкоторые берутъ у Русскихъ купцовъ товары и, разъѣзжая по улусамъ, торгуютъ. Буряты, живущіе около Иркутска, занимаются исключительно хлѣбопашествомъ и мелочною торговлею пушныхъ звѣрей по домамъ. Изъ ремеслъ извѣстно имъ искусство дѣлать ножи и огнива съ насѣчкою серебромъ и украшеніями изъ коралловъ и малахита; луки, стрѣлы, сѣдла, телѣги, сани; есть даже и плотники, которые строятъ домы Русскимъ. Они вообще склонны къ ремесламъ, и если чему выучиваются у Русскихъ, то превосходятъ своихъ учителей. Работа ихъ всегда тщательна. Встарину они плавили желѣзо; нынче покупаютъ его у Русскихъ. Буряты вообще полнокровны и бѣшены въ гнѣвѣ, но въ обыкновенномъ расположеніи духа они тихи, гостепріимны и кротки, какъ почти всѣ народы, исповѣдующіе вѣру Будды, которая удивительно смягчаетъ нравы; они даже разсудительны и умны. Въ сношеніяхъ съ Русскими они скрытны, но между собою чрезвычайно дружны. Шалость соплеменника они стараются скрыть всѣми средствами отъ преслѣдованія Русскаго начальства, и ничего не щадятъ, чтобы выручить своего изъ бѣды. Однако жъ они далеки отъ ненависти къ намъ, и питаютъ чрезвычайное уваженіе къ имени Русскаго Царя. Узнавъ, въ 1815 году, о сожженіи Москвы, они поднялись всѣ и хотѣли итти войною на Французовъ: начальство съ трудомъ удостовѣрило ихъ, что съ Франціею уже заключенъ миръ. Любопытство — характеристическая ихъ слабость: они жадны до новостей, и всякій разъ, при встрѣчѣ путешественника, осыпаютъ его вопросами; если услышатъ что нибудь занимательное, новость съ невѣроятною скоростью достигаетъ до самыхъ отдаленныхъ улусовъ. Буряты говорятъ однимъ изъ Монгольскихъ нарѣчій, которое раздѣляется еще на нѣсколько оттѣнковъ; за всѣмъ тѣмъ Монголъ отъ Великой Стѣны понимаетъ Кудинскаго Бурята. Живущіе по Китайской границѣ говорятъ чистымъ Халкасскимъ нарѣчіемъ, и даже въ нравахъ своихъ ничѣмъ не отличаются отъ обитателей Монгольской пустыни; но тѣ, которые кочуютъ по сю сторону Байкала, отъ близкаго обращенія съ Русскими, приняли вмѣстѣ съ обыкновеніями много Русскихъ словъ. Календарь у нихъ тотъ же, какъ у Монголовъ (см. Годъ). Они также