Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/140

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

со стороны Дуная къ миннымъ загражденіямъ; въ самомъ городѣ насыпана на берегу еще одна батарея. Изъ-за бруствера этой послѣдней наши девяти-фунтовыя орудія, наканунѣ пріѣзда Великаго Князя, встрѣтили огнемъ подошедшаго къ этому мѣсту турецкаго броненосца, который, получивъ нѣкоторыя поврежденія, отошелъ назадъ, на безопасное для себя разстояніе, и сталъ оттуда бомбардировать городъ, но не причинилъ ему никакого вреда. Его Высочество осмотрѣлъ въ Рени всѣ наши военныя сооруженія и возвратился около полудня въ Галацъ, откуда, послѣ завтрака, отправился на желѣзно-дорожную станцію и на особомъ поѣздѣ прослѣдовалъ черезъ Барбошъ въ Браиловъ. Въ ту минуту, какъ поѣздъ подходилъ уже къ этому послѣднему городу, турки открыли по немъ огонь со своихъ мониторовъ. Когда Великій Князь, встрѣченный на станціи Курскимъ пѣхотнымъ полкомъ, садился въ коляску среди громкаго «ура» солдатъ и привѣтственныхъ криковъ народа — вдругъ раздался на Дунаѣ глухой и короткій ревъ орудійнаго выстрѣла съ монитора, и черезъ нѣсколько секундъ, вмѣстѣ съ приближавшимся въ воздухѣ шипѣніемъ снаряда, послышался вблизи ударъ о груду каменнаго угля. То былъ снарядъ, около аршина длины, упавшій въ двадцати саженяхъ отъ станціи. Это падалъ уже третій снарядъ, пущенный въ тотъ день на станцію, но къ счастію — его не разорвало. Вообще, здѣсь можно замѣтить, что турецкіе снаряды большею частью не разрываются. Отъ какой причины это происходитъ — еще не дознано; но надо сказать, что лишь благодаря этому случайному обстоятельству городъ не потерпѣлъ пока того вреда, какой могъ бы быть нанесенъ ему нѣсколькими удачно попавшими выстрѣлами.

Со станціи Великій Князь отправился въ городъ. Впереди коляски Его Высочества скакалъ конвой румынскихъ кавалеристовъ, а позади — наши казаки. Дунай хорошо былъ видѣнъ, и въ одномъ его мѣстѣ, какъ бы отъ самаго уровня рѣки, порою поднимались густые бѣлые клубы пороховаго дыма. Пока поѣздъ Главнокомандующаго слѣдовалъ улицами города и его выгонами, надъ экипажами пролетѣло еще два снаряда. Въ городѣ замѣтно кидалось въ глаза какое-то необычное, судорожное движеніе; безпокойство ярко выдавало себя на каждомъ лицѣ, и въ особенности у женщинъ. Дѣти съ живымъ