Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/170

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Спустя нѣсколько времени послѣ переѣзда черезъ Теляжну, поѣздъ медленно подошелъ къ платформѣ плоештинской станціи.

Плоешты по-румынски значитъ «дождливые», и справедливость этого названія, какъ нарочно, подтвердилась для насъ съ первой же минуты: не успѣли мы подъѣхать къ дебаркадеру, какъ прыснулъ крупный косой дождикъ, который хотя и скоро прошелъ, но въ теченіи дня все-таки раза три принимался, довольно усерднымъ образомъ, барабанить по стекламъ и крышамъ, освѣжая на нѣсколько минутъ раскаленную мостовую.

Мнѣ отвели квартиру въ домѣ нѣкоего Калуда Димитріу на «страда (улица) Уэлло». Адресъ былъ сообщенъ мнѣ нашимъ квартирьеромъ еще на станціи и румынскимъ чиновникомъ растолкованъ извощику, который и подвезъ меня къ деревянному двухъэтажному домику, примолвя «аичь!» (здѣсь). Я постучался у запертой калитки. Въ одномъ изъ окошекъ верхняго этажа показалась какая-то пожилая женщина и скрылась въ то же мгновеніе, захлопнувъ форточку. Жду, что вотъ сейчасъ меня впустятъ, — не тутъ то было! Стучу второй разъ, стучу третій, — не отворяютъ; притаились такъ, что ни голоса, ни шороха, словно бы весь домъ вымеръ. Извощикъ спрыгиваетъ съ козелъ и начинаетъ усердно колотить въ калитку бичемъ, и въ то же время кричитъ что-то на верхъ. Напрасно: всё то же мертвое молчаніе. Видя, что это не помогаетъ, онъ плюнулъ, выругался и жестомъ предложилъ мнѣ садиться въ свой фаэтонъ. Изъ его словъ я кое-какъ понялъ, что надо ѣхать въ полицію. Пріѣзжаемъ. Общее впечатлѣніе, производимое этою полиціей если и говоритъ въ пользу ея патріархальности, то уже никакъ не чистоплотности: первое, что попалось подъ ноги, это хрюкающіе поросята въ прихожей; нравамъ этихъ милыхъ обитателей вполнѣ соотвѣтствовали и наслѣженный полъ съ комками уличной грязи, и закоптѣлыя стѣны, и какой-то особенный запахъ арестантской кутузки. Вхожу въ «присутственную» комнату, гдѣ виситъ портретъ князя Карла, подъ которымъ полицейскій чиновникъ не безъ помощи кулаковъ чинитъ патріархальное разбирательство нѣсколькимъ оборванцамъ, съ синяками и ссадинами на физіономіяхъ. Увидѣвъ во мнѣ русскаго офицера, онъ вѣжливо пригласилъ меня сѣсть и кликнулъ