Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/30

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Кишинева. Утро было пасмурное, моросилъ дождь и, судя по этому началу, можно было ожидать продолженія и на этотъ день вчерашней оттепели, при туманной, но тихой погодѣ. Однако ожиданія эти не оправдались. Не успѣлъ отрядъ отойти отъ города и десяти верстъ, какъ поднялась жесточайшая буря. Студеный сѣверо-западный вѣтеръ вылъ, не переставая ни на минуту, и безпрестанно налеталъ столь порывистыми шквалами, что порою валилъ съ ногъ не только пѣшеходовъ, но даже, какъ передаютъ очевидцы, опрокидывалъ и запреженныя телѣги. Въ самомъ Кишиневѣ, который лежитъ въ котловинѣ и стало-быть уже поэтому болѣе или менѣе защищенъ отъ дѣйствія вѣтра, шквалы были столь сильны, что срывали съ мѣста цѣлыя лужи уличной жидкой грязи и дождемъ мутныхъ брызговъ несли ее вдоль по улицамъ. Уже по одному этому можно судить, сколько скирдъ сѣна и соломы поразметано въ поляхъ, сколько крышъ было исковеркано, а сколько и совсѣмъ снесено, въ особенности соломенныхъ и камышевыхъ, на подгородной слободѣ и въ селеніяхъ. Въ воздухѣ вдругъ страшно похолодѣло и, въ довершеніе всего, пошелъ тотъ замороженный дождь, который въ просторѣчіи называется «крупою». Эта крупа неслась подъ вѣтромъ горизонтально, вмѣстѣ съ брызгами лужъ, и била въ лицо, нестерпимо обжигая и коля кожу, какъ иголками. Кишиневскія улицы опустѣли, извозчики исчезли и рѣдко-рѣдко кто изъ пѣшеходовъ виднѣлся на улицѣ, выйдя изъ дому развѣ по самой крайней нуждѣ. Страшно было и подумать, чтобы выѣхать куда-либо за городъ, и даже па̀рные извозчики, такъ называемые здѣсь «фаэтонщики», поряженные нѣкоторыми лицами за 30 рублей каждый до Гуры-Галбины, мѣстечка, лежащаго въ сорока верстахъ отъ Кишинева, возвращали нанимателямъ задатки, наотрѣзъ отказываясь выѣхать въ такую нѐпогодь. Очевидцы сказываютъ, что въ этомъ же краю помнятъ подобную бурю только двадцать-два года назадъ, когда два баталіона, посланные изъ Кишинева въ Измаилъ и Килію, совершенно погибли, закоченѣвъ въ степи отъ нестерпимаго холода. Понятно, что въ виду такого состоянія погоды, всѣ военные люди, оставшіеся въ Кишиневѣ, крайне тревожились и даже серьезно опасались за исходъ кавалерійской проѣздки. Всѣ съ нетерпѣніемъ ждали извѣстія изъ отряда, со встрѣчнымъ ли путникомъ, или по телеграфу. Извѣстіе не