Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/319

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

лами этихъ баши-бузуковъ, флотилія зашла за островъ Инзулу и стала подъ прикрытіемъ нашего отряда и полевыхъ орудій. Сюда же къ 12-му іюня были перевезены сухимъ путемъ на биндюгахъ и тѣ паровыя шлюпки, что̀ оставались у Малу-ди-Жосъ.

Береговыя батареи противника были такъ сильны, а фарватеръ такъ близокъ къ возвышенному турецкому берегу, что дальнѣйшій проходъ къ Никополю оказался невозможнымъ. Поэтому Новиковъ, имѣя въ виду малочисленность нашихъ паровыхъ шлюпокъ и крайнюю въ нихъ необходимость для переправы арміи, рѣшился поберечь ихъ и взялся за трудную работу по устройству загражденій у Корабіи только съ однѣми гребными лодками. Захвативъ съ собою ограниченное число самыхъ необходимыхъ людей, онъ, вмѣстѣ со Струковымъ, отправился въ Корабію сухимъ путемъ, и тутъ, съ 11-го на 12-е іюня, ночью приступилъ къ работамъ надъ миннымъ загражденіемъ, даже безъ потребнаго числа офицеровъ… Успѣли только кое-какъ набрать тамъ и сямъ нѣсколько рыбачьихъ лодокъ, посадили на нихъ гребцами двадцать казаковъ донскаго № 31-го полка, поспѣшно собранныхъ съ разныхъ постовъ, и съ малымъ числомъ моряковъ-минеровъ тотчасъ же принялись за дѣло. Казаки оказались лихими мастерами своего дѣла не только на конѣ, но и на водѣ. Безъ паровыхъ катеровъ — какъ уже сказано — и безъ якорей приходилось держаться на самой быстринѣ Дуная, при глубинѣ отъ 6-ти до 10-ти сажень, и погружать опасныя для самихъ себя мины.

Два обстоятельства, совершенно непредвидѣнныя, заставили дважды снимать всю линію выставленныхъ лодокъ. Первое заключалось въ томъ, что отъ тяжести людей и минъ у насъ, на самой серединѣ Дуная, затонула одна лодка и всѣ остальныя должны были броситься къ ней на помощь, а вторую тревогу произвелъ показавшійся вдали дымъ, принятый за дымъ наступающаго монитора. Это, дѣйствительно, былъ непріятельскій броненосецъ, шедшій по направленію отъ Рущука, вѣроятно, тотъ самый, который въ ночь съ 8-го на 9-е іюня стрѣлялъ по флотиліи Новикова, во время хода послѣдней въ одномъ изъ узкихъ рукавовъ Дуная вверхъ, къ Зимницѣ, по окончаніи загражденій у Мечки. Броненосецъ этотъ не безъ поврежденій прошелъ къ Никополю, подъ огнемъ всѣхъ