Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/577

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

минуты, исполнили свое тяжкое дѣло[1]. Въ чемъ же кроется причина нашей неудачи? Какіе общіе выводы можно сдѣлать на основаніи данныхъ, представляемыхъ намъ вторымъ плевненскимъ боемъ?

Въ этомъ отношеніи мнѣ приходилось встрѣчаться со многими мнѣніями, изъ коихъ важнѣйшія сводятся на недоста-

    ковъ и генералъ-маіоръ Косинскій — окончательно привели въ порядокъ размѣщеніе и содержаніе раненыхъ, произвели правильную эвакуацію оныхъ въ дальнѣйшіе госпитали и въ первые же дни сосредоточили въ Зимницѣ и въ Систовѣ четыре госпиталя, размѣстивъ раненыхъ безъ стѣсненія.
    Съ прибытіемъ въ Зимницу этихъ транспортовъ, въ госпиталяхъ № 47-го и № 63-го началась дѣятельная перевязка и подача оперативнаго пособія профессорами: Склифасовскимъ, Корженевскимъ, Левшинымъ, Новацкимъ, Мораховскимъ, главнымъ хирургомъ и прочими полевыми хирургами, прибывшими изъ отрядовъ барона Криденера и князя Шаховскаго, при помощи врачей обоихъ означенныхъ госпиталей. Работа началась съ восходомъ солнца и кончилась не раньше какъ съ наступленіемъ темнаго вечера.

  1. Много было и отдѣльныхъ, единичныхъ подвиговъ. Вотъ тѣ, о которыхъ удалось мнѣ собрать свѣдѣнія:
    Взводный унтеръ-офицеръ 6-й роты Рыльскаго полка Квятковскій, отступая вмѣстѣ съ ротою назадъ изъ виноградниковъ, натыкается на молодой дубнякъ и терновый кустарникъ и залегаетъ за нимъ, приготовясь къ выстрѣлу. Здѣсь онъ увидѣлъ, что мимо пробѣгаютъ до слѣдующей задней позиціи одинъ его однополчанинъ изъ 3-й стрѣлковой роты и двое рядовыхъ курскихъ. «Стой, стой, ребята! ступай сюда, отсюда удобнѣе!» закричалъ имъ Квятковскій. Тѣ приблизились, залегли вмѣстѣ съ нимъ за терновникъ, открыли неторопливый, но мѣткій огонь съ полною выдержкой, и такимъ образомъ этимъ четыремъ человѣкамъ удалось остановить наступленіе трехсотъ турокъ.
    Взводный унтеръ-офицеръ 2-й стрѣлковой роты Рыльскаго полка Михаилъ Бондарчукъ ночью, уже послѣ отступленія главныхъ силъ, собравъ небольшую команду, захватилъ два непріятельскія орудія, еще раньше отбитыя нами въ окопѣ № 4, и тащилъ ихъ вмѣстѣ съ товарищами, безъ передковъ, до слѣдующей крутизны, по оказалось, что за трудностью подъема встащить ихъ на эту крутизну невозможно. Тогда Бондарчукъ вынулъ изъ нихъ запирающіе механизмы, а люди его порубили колеса и лафеты. Онъ же, ранѣе этого, во время боя, по занятіи его ротою турецкой позиціи, разсыпалъ и смѣшалъ съ землею порохъ изъ непріятельскихъ артиллерійскихъ снарядовъ, разметалъ множество найденныхъ патроновъ и до 200 четвертей овса. Бондарчукъ получилъ Георгіевскій крестъ по единодушному приговору всего батальона.
    Нѣкоторые люди Курскаго, Рыльскаго и Шуйскаго полковъ всю ночь оставались на позиціи и занимались отыскиваніемъ непріятельскихъ ружей и патроновъ. Послѣдніе они кидали въ ручей, а ружья разбивали въ дребезги сперва ударомъ приклада о землю, а затѣмъ ствола о стволъ. Такимъ образомъ уже послѣ нашего отступленія было приведено въ негодность много непріятельскаго оружія.
    Одинъ изъ рядовыхъ 7-й линейной роты Рыльскаго полка, въ то время какъ рота залегла въ виноградникахъ и вела перестрѣлку, замѣтилъ впереди на бли-