Страница:Geo stat rus imp 1.djvu/101

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
90   
АМУРЪ
породою (Quercus mongolica). Кленъ, также чуждый Сибири, липа, едва переходящая Уральскій хребетъ, встрѣчаются въ первый разъ на Амурѣ при устьѣ Камары, и представлены здѣсь особыми породами (Acer ginnala, Tilia mandshurica). Дикая амурская виноградная лоза (Vitis amurensis) и особое пробковое дерево (Philodendron amurensis) появляются уже выше устья Буреи; породы ясени (Fraxinus mandshurica) и грецкаго орѣшника (Juglans mandshurica) отъ устья этой рѣки; виды сирени (Syringa amurensis), жинзенга (Panax sessiliflorum), плюща (Hedera senticosum) — отъ прорыва Амура черезъ Буреинскій хребетъ. При устьѣ Сунгари появляются еще новыя породы клена (А. mono, А. tegmentosum), липы (Т. mandshurica), порода ильма (Ulmus montana); отъ устья Усури порода барбариса (Berberis amurensis), обыкновенный тисъ (Taxus baccata), европейскій можжевельникъ (Juniperus communis), порода ели, характеризующая прибрежье Охотскаго моря (Abies ajanensis) и пр. По окончательномъ поворотѣ Амура къ с.-в., многія изъ приамурскихъ растеній находятъ постепенно сѣверный предѣлъ своего распространенія. Приамурскіе лѣса отличаются вообще большимъ разнообразіемъ древесныхъ породъ; луга по Амуру превосходны и не уступаютъ своимъ качествомъ самымъ лучшимъ сибирскимъ. Почва земли весьма плодородна, хотя, впрочемъ, едва ли плодороднѣе южно-сибирской, но имѣетъ передъ послѣднею большія преимущества по своей влажности, и даетъ вообще безъ удобренія тѣ богатые урожаи, которые должно ожидать отъ влажной дѣвственной почвы. Впрочемъ, культурныя растенія Приамурскаго края, какъ это и должно быть при довольно продолжительныхъ и суровыхъ его зимахъ, приравниваются только къ произведеніямъ средней Россіи и сѣверной Европы. Они состоять преимущественно изъ ржи, овса, ячменя, гречихи, картофеля, отчасти пшеницы и только въ немногихъ пунктахъ изъ китайскаго проса (сорго) и маиса. Культура риса и хлопка немыслима на Амурѣ; даже винодѣліе, не смотря на присутствіе дикой виноградной лозы, дающей, впрочемъ, кислые плоды, невозможно, потому что оно требуетъ средней годовой температуры 9½° Ц., которой нѣтъ нигдѣ на Амурѣ, и болѣе умѣренной зимней температуры. Фауна Приамурскаго края довольно богата и разнообразна. Приамурскіе лѣса обилуютъ въ особенности медвѣдями, россомахами, лисицами, соболями, бѣлками, зайцами, кабанами, сѣверными оленями, лосями, кабаргами, куриными птицами и пр.; амурскія воды необыкновенно богаты рыбою, въ особенности бѣлугами, осетрами (Acipenser orientalis, А. sturio) и семгами (Salmo lagocephalus, S. proteus) и т. д. Тигръ забѣгаетъ въ Приамурскую область изъ южной Манджуріи. Туземное населеніе прибрежьевъ Амура состоитъ преимущественно изъ различныхъ тунгузскихъ племенъ, какъ-то: Орочонъ и Манегровъ между Стрѣлкою и устьемъ Зеи; Гольдовъ и Мангунцевъ отъ Буреинскаго ущелья до озеръ Кизи и Када. Только на низовьяхъ Амура обитають Гиляки, имѣющіе болѣе сходства съ прибрежными племенами Восточнаго океана и Курильскихъ острововъ. Численность всего этого туземнаго населенія береговъ Амура едва ли превосходитъ 8,000 душъ и, слѣдовательно, уступаетъ численности позднѣйшихъ пришельцевъ, именно манджу-китайцевъ, которыхъ въ одномъ Айгунѣ считается не менѣе 15,000, и русскихъ. Открытіе рѣчной области совершилось около половины XVII в.: въ 1643 г. снаряженный якутскимъ воеводою старшина Василій Поярковъ, съ 130 казаками, отправился вверхъ по рѣкамъ Алдану, Учуру и Гонаму до Становаго хребта и, по переходѣ черезъ водораздѣлъ, спустился по рѣкамъ Бряндѣ и Зеѣ на Амуръ, проплылъ все его теченіе до устья, пробрался моремъ къ устью р. Ульи и оттуда по р. Маѣ, Алдану и Ленѣ вернулся въ Якутскъ въ 1646 г. Эта первая русская экспедиція ие оставила еще прочныхъ слѣдовъ своего пребыванія на Амурѣ. Честь занятія Амура въ XVII в. принадлежитъ Ерофею Хабарову, который, въ 1649 и 50 г., слѣдуя вверхъ по Олекмѣ и Тунгиру, пробрался съ своею партіею на Амуръ, спустившись на него по р. Урку. Хабаровъ началъ свое завоеваніе разрушеніемъ даурскихъ городковъ, встрѣченныхъ имъ ниже Албазина, и въ два года занялъ почти все теченіе Амура. Разбитые казаками, туземцы просили помощи у манджу-китайцевъ, и съ тѣхъ поръ завязалась между русскими завоевателями Амура и манджурами упорная и продолжительная борьба за обладаніе этою рѣкою. Уже въ 1652 г. Хабаровъ былъ осаждаемъ, но безуспѣшно, манджурами въ Ачанскомъ улусѣ на Нижнемъ Амурѣ. Въ 1655 г. казаки, подъ предводительствомъ Онуфрія Степанова, храбраго преемника Хабарова, выдержали успѣшно осаду многочисленнаго манджурскаго войска въ вновь выстроенномъ въ предъидущемъ году Камарскомъ острогѣ. Вслѣдъ за тѣмъ былъ проложенъ прямой путь къ Амуру черезъ Забай-