Страница:Geo stat rus imp 1.djvu/102

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
   91
АМУРЪ
калье, а въ 1658 г. основанъ на Шилкѣ Нерчинскъ воеводою Пашковымъ, посланнымъ въ экспедицію на Амуръ. Не смотря на это, Степановъ былъ вскорѣ вынужденъ очистить все теченіе Амура, уступая превосходству манджурскихъ силъ, и наконецъ погибъ самъ въ одной схваткѣ съ китайцами; слабые остатки его партіи присоединились къ Пашкову въ Нерчинскѣ и Амуръ казался потеряннымъ для Россіи. Однакожь, въ 1665 г. новая горсть русскихъ (на этотъ разъ бѣглыхъ преступниковъ), подъ предводительствомъ Никифора Черниговскаго, явилась на Амурѣ и укрѣпилась въ оставленномъ Албазинѣ. Амнистія бѣглецовъ и постройка нѣсколькихъ новыхъ остроговъ укрѣпили снова русское владычество на Амурѣ, и даже были сдѣланы попытки обезпечить занятіе Амура дипломатическими сношеніями съ Китаемъ. Къ сожалѣнію, переговоры, веденные русскимъ агентомъ грекомъ Спафаріемъ, не увѣнчались успѣхомъ, и въ 1685 г. манджу-китайцы появились снова на Амурѣ въ превосходныхъ силахъ и предприняли знаменитую осаду Албазина, защищаемаго воеводою Алексѣемъ Толбузинымъ. Толбузинъ вынужденъ былъ сдать Албазинъ и отступить съ своимъ гарнизономъ, но въ томъ же году возвратился туда снова съ свѣжими силами. Вторая осада Албазина, защищаемаго 736 казаками, сначала подъ начальствомъ Толбузина, а послѣ гибели его, подъ начальствомъ Аѳанасія Бейтона, продолжалась почти цѣлый годъ (1686—1687) и кончилась тѣмъ, что манджуры сняли осаду въ 1687 г. Въ 1689 г. нерчинскій трактатъ положилъ надолго предѣлъ всѣмъ попыткамъ русской колонизаціи на Амурѣ, признавъ р. Горбицу (притокъ Шилки) и Аргунь границами между Россіею и Китаемъ. Открытіе въ 1849 году амурскаго лимана русскимъ транспортомъ Байкалъ, состоявшимъ подъ начальствомъ капитана Невельскаго, и самаго устья Амура шлюпкою того же транспорта, подъ начальствомъ лейтенанта Казакевича, дали первый толчокъ новѣйшей русской колонизаціи Амура. Занятіе устьевъ Амура не встрѣтило серьёзныхъ препятствий ни съ какой стороны, тѣмъ болѣе, что китайское правительство не имѣло притязаній не только на низовья Амура, но и на все пространство между теченіемъ Усури и Восточнымъ океаномъ. Потому занятіе русскими устьевъ Амура, начавшееся заложеніемъ въ іюнѣ 1850 г., на заливѣ Счастія, къ с. отъ амурскаго лимана, Петровскаго зимовья, а въ августѣ 1851 г. постройкою Николаевскаго поста на самомъ прибрежьѣ Амура, при впаденіи его въ лиманъ, не обратило даже и вниманія китайцевъ. Въ 1853 г. русскіе, подвигаясь вверхъ по Амуру, основали здѣсь, близъ озера Кизи, Маріинскій постъ, а въ соотвѣтствующемъ этому пункту морскомъ заливѣ де-Кастри — Александровскій. Существованіе русскихъ поселеній на низовьяхъ Амура повлекли за собою открытіе воднаго сообщенія съ ними изъ Забайкальскаго края. Въ 1854 г. этотъ самый рѣшительный шагъ въ исторіи занятія Амура сдѣланъ былъ генералъ-губернаторомъ Восточной Сибири Муравьевымъ, который съ флотиліею, снаряженною въ Нерчинскѣ, проложилъ путь русскому плаванію отъ Стрѣлки до устья Амура. Въ 1855 году за экспедиціею генерала Карсакова послѣдовала уже земледѣльческая колонизация Амура; въ 1856 г. заселено было пространство между Николаевскимъ и Маріинскимъ постами переселенцами изъ государственныхъ крестьянъ; въ 1857 г. пространство между Стрѣлкою и Зеею забайкальскими казаками. Вмѣстѣ съ тѣмъ, въ Приамурскій край направленъ былъ цѣлый рядъ ученыхъ экспедицій и изслѣдованій, такъ что открытіе Амура для науки произошло одновременно съ открытіемъ его для колонизаціи и торговли. Оставалось только упрочить обладаніе приамурскими землями путемъ дипломатическихъ сношеній. Переговоры съ Китаемъ по предмету опредѣленія границы имперій, начиная отъ Горбицы до Восточнаго океана, были уже начаты съ 1851 года; но только съ 1854 г. китайцы, испуганные открытіемъ русскаго плаванія по Амуру, отозвались на требованіе русскаго правительства о назначеніи уполномоченныхъ для разграниченія. Переговоры, веденные по сему предмету въ 1855 г. съ китайскими чиновниками на Амурѣ, не привели, впрочемъ, ни къ какому результату. За то совершенно-блистательный оборотъ приняли дѣла въ 1857 г., когда, благодаря настойчивости и энергіи генералъ-губернатора Муравьева, китайскій уполномоченный 16 мая подписалъ айхунскій договоръ, которымъ китайцы признали владычество Россіи на лѣвой сторонѣ Амура. Послѣднія затрудненія, возбужденный китайцами при ратификаціи айхунскаго и т’янъ-цзинскаго договоровъ въ 1858 и 59 годахъ, были успѣшно устранены генераломъ Игнатьевымъ, которому 2-го ноября 1860 г. удалось заключить съ китайскимъ правительствомъ окончательный пекинскій договоръ. Въ него вошли всѣ условія айхунскаго трактата и, кромѣ того, утверж-