Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/171

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 


115 А этотъ съ нимъ, калѣка кривобокій —
Михаилъ Скоттъ, который, точно, былъ
Во лжи волшебныхъ игръ знатокъ глубокій.

118 Съ Бонатти здѣсь Асдентъ себя сгубилъ:
Онъ кается теперь, хотя ужъ поздно,
За сѣмъ онъ съ кожей дратву разлюбилъ.

121 Здѣсь множество волшебницъ плачетъ слёзно:
Забывъ иглу, веретено и чолнъ,
Онѣ на зельяхъ волхвовали грозно.




же низка и смиренна (remisse et humiliter), при чемъ языкъ ея простой (vulgare), какимъ говорятъ и женщины (in qua et mulierculae communicant)». Вотъ причина, почему Данте называетъ Энеиду трагедіей, а свою поэму, писанную простымъ (италіанскимъ въ отличіе отъ латинскаго) языкомъ — комедіей.

115—117. Михаилъ Скоттъ, изъ Balweary, въ Шотландіи, врачъ и астрологъ императора Фридерика II, жилъ въ срединѣ XIII столѣтія и считался ученѣйшимъ человѣкомъ своего времени. Онъ написалъ комментарій на Аристотеля; писалъ также о философіи, астрологіи, алхиміи, физіогномикѣ и хиромантіи. Еще до сихъ поръ существуетъ объ этомъ чародѣѣ множество преданій въ простомъ народѣ въ южной Шотландіи, гдѣ каждое сколько-нибудь значительное построеніе древности приписывается старому Михаилу, Уилльяму Уе́ллесу, или черту. Согласно съ преданіемъ, онъ погребенъ въ знаменитомъ мельрозскомъ аббатствѣ, а его сочиненія, по тѣмъ же преданіямъ, хранятся частію въ этомъ древнемъ монастырѣ, частію въ его могилѣ (см. Walter Scott's Lay of the Last minstrel, Canto II и прим.). Данте, по видимому, раздѣляетъ мнѣніе своихъ современниковъ о Михаилѣ Скоттѣ, назвавъ его глубокимъ знатокомъ магіи.

118. Гвидо Бонатти, изъ Форли, астрологъ графа Гвидо де Монтефельтро, написавшій одно сочиненіе о своей наукѣ.

Асденте, сапожникъ изъ Пармы, прославившійся своими предсказаніями также во времена Фридерика II. Его приводитъ Данте въ своемъ Convito какъ примѣръ того, что извѣстность и истинное благородство не всегда совмѣщаются въ одномъ и томъ же лицѣ.

124. Простой народъ въ Италіи думалъ, что темныя пятна на лунѣ представлаютъ Каина съ связкою терній на спинѣ вѣроятно намекъ на жертву, принесенную Каиномъ Богу отъ плодовъ земли и отвергнутую Богомъ. Это повѣріе о темныхъ пятнахъ на лунѣ опровергнуто Дантомъ какъ сказка (Рая II, 36). — Захожденіе мѣсяца, который за день перѣдъ тѣмъ былъ полнъ, означаетъ утро, именно утро втораго дня эамогильнаго странствія.