Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/241

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

 


124 Онъ самъ себѣ свѣтильникомъ служилъ:
Въ единомъ тѣлѣ двое терпятъ муки,
А какъ — то знаетъ тотъ, кто такъ судилъ!

127 Ставъ подъ мостомъ, высоко обѣ руки
Ко мнѣ онъ поднялъ съ головой своей,
И словъ ея ко мнѣ достигли звуки:

130 «Смотри, вотъ казнь и ужаснись предъ ней!
О ты, живой скиталецъ въ царствѣ этомъ,
Скажи: чья казнь ужаснѣе моей?

133 А чтобъ о мнѣ повѣдалъ ты предъ свѣтомъ,
Узнай: я тѣнь Даль-Борніо, пѣвца,
Кѣмъ Іоаннъ подвигнутъ злымъ совѣтомъ.

136 Въ отцѣ и сынѣ я вожжегъ сердца:
Не столько средствъ нашелъ въ Ахитофелѣ
Авессаломъ къ возстанью на отца!




134—135. Бертрамъ или Бертрандъ Борніо (де Борнъ), виконтъ Готфордскій, воинственный трубадуръ, который своими воспламеняющими сервентами вездѣ возбуждалъ войну и возмущеніе. Онъ заключилъ тѣсную дружбу съ Генрихомъ, братомъ короля Ричарда Львинаго Сердца, и побудилъ его возстать на отца своего Генриха II. По смерти своего друга (въ 1183), онъ былъ осажденъ королемъ Генрихомъ II въ своемъ замкѣ Готфордѣ и послѣ храброй защиты принужденъ былъ сдаться. Впрочемъ, онъ вскорѣ примирился съ королемъ, который возвратилъ ему всѣ его конфискованныя владѣнія. Послѣ того, скитаясь по Европѣ, въ качествѣ странствующаго рыцаря и менестреля, онъ своими пѣснями возбудилъ Аррагонцевъ противъ короля ихъ Альфонса II; сверхъ того, онъ принималъ участіе въ войнѣ Ричарда Львинаго Сердца съ Филиппомъ Августомъ. Онъ умеръ въ монастырѣ. Изъ вышесказаннаго видно, что сынъ, котораго Бертрамъ возбудилъ противъ отца, назывался не Іоанномъ, а Генрихомъ; но такъ какъ Виллани, современникъ Дантовъ, впадаетъ въ ту же ошибку (Vill. libr. V, сар. 4), то очень вѣроятно, что въ Италіи въ то время изъ Re giovane (юнаго короля), какъ обыкновенно назывался Генрихъ, сдѣлали Re Giovanni, и это тѣмъ вѣроятнѣе, что младшій брать Генриха назывался Іоанномъ (такъ-наз. Іоаннъ Безземельный). Филалетесъ.

137—138. Ахитофелъ, наперсникъ царя Давида, тайно поддерживалъ возмутившагося его сына Авессалома; но вскорѣ впалъ въ немилость и въ отчаяніи повѣсился.