Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 13.pdf/706

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
ему свой альбом, заставляя писать в него,[1] не позволяла поминать ему о старом, давая понимать, как прекрасно было новое; и поздно вечером он уехал в тумане, сам не зная, что он делал и для чего он приезжал, и ничего не сказав того, что он был намерен сказать.[2] На другой день Борис опять приехал, на третий, на четвертый. Он получал записки от графини Безуховой и целые дни проводил у Ростовых.[3]

[Далее со слов: На четвертый день вечером... кончая ...потому что было по другому. — близко к печатному тексту. T. II, ч. 3, гл. XIII.]

[4] На другой день Борис опять приехал вечером к Ростовым, и

  1. Зачеркнуто: Она ласкала его взглядом, улыбкой, слушала его, и он забывал все свои решения, был влюблен, как прежде. Про старое они, однако, не говорили оба.
  2. Отброшено во второй редакции: На другой день Борис опять приехал вечером. — Мама говорила со мной об вас, — сказала ему Наташа, когда они остались вдвоем, смело глядя ему в глаза, но краснея. Борис покраснел тоже и опустил глаза. — Что же вам говорила мама? — Мама говорит, что я не хорошо себя веду с вами, что надо кончить... Ну понимаете? — Ах, как бы я счастлив был, ежели бы я мог кончить, ежели бы я был богат... — Зачем богатство? Любите вы меня? Борис молчал и краснел все больше и больше. — Так зачем же богатство? Хотите вы, чтобы я вышла за вас — так скажите... — Да, да, я понимаю. Я дурно поступаю, — заговорил вдруг Борис, покрасневший до слез, но оживляясь, чувствуя, что он нашел выход. — Я связываю вас, когда бы вы могли сделать партию, я несчастный человек, но я не дурной человек — вы свободны, Наташа. Он встал, поцеловал ее руку. — Я не буду больше стеснять вас, и скажите тетеньке, мне слишком тяжело... — Я ничего не понимаю, — сказала Наташа, серьезно глядя на него. Борис, не отвечая, подошел к руке графини и вышел.
  3. Зач.: На пятый день Борис приехал рано утром ⟨и попросил позволения видеть графиню. — Ma bonne tante [милая тетушка], — сказал он, когда она посадила его подле себя. — Я люблю Наташу, вы это знаете. У меня ничего нет, ⟨но я служу⟩ но я люблю ее больше всего на свете. Я прошу ее руки. — Ах, mon cher, как ты меня удивляешь, я так привыкла тебя любить, как сына, но Наташа так молода, ты сам говоришь, что ты не богат, а наши дела... Ах, подумать... А Наташа что? — Я не знаю, ma tante, — улыбаясь отвечал Борис. — Ах, боже мой, боже мой! Как это всё растет, как это всё... Нет, мой дружок... это нельзя. Я тебя люблю, очень люблю, нет, mon cher. — Графиня заплакала, сказав, что Наташа еще так молода, что средства их малы, но что она очень любит Бориса и впереди еще много времени. Борис, довольный тем, что он исполнил свой долг, продолжал ездить в дом, но уже меньше сближался с Наташей. Наташа продолжала всё так же быть с ним ласковой и кокетливой⟩ и сделал предложение Наташе через старую графиню. Графиня поплакала, посоветовалась с графом и отказала ему.
  4. Зач. в третьей редакции: В одно и то же время, как мать и дочь Ростовы решили между собой, что Борису не следует так часто ездить, он с своей стороны, видно, понял это и перестал ездить. Но в это время граф Илья Андреевич, встретив Безухого, затащил его к себе и Пьер сделался домашним человеком у Ростовых и даже поверенным Наташи в ее горе о измене Бориса. Зачеркнуто в наборной рукописи: В это время в дневнике Пьера сделался трехнедельный перерыв и наконец было записано то сновидение о летающей по книге женщине в белой одежде, которое заставило его задуматься над своими посещениями к Ростовым.
703