Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/227

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

всё то, что подводит, ловит тебя, чем самому всему погибнуть.

3) Вместо слова «член», я повторяю «глаз», потому что по-русски нельзя сказать «член» про глаз.

___________

Слова παρεϰτὸς λόγου πορνείας — «кроме вины любодеяния» (Мф. V, 32) — мне представляются неправильно переведенными. Подробность этого условия, при котором можно отпускать жену, противоречит всему складу учения.

Или слова эти должны быть пропущены, или запятая должна быть выпущена, и вводное предложение это должно быть отнесено не к сказуемому «разойдется», а к сказуемому «блудить». Смысл их тогда таков: муж, бросая жену, кроме того, что это само по себе есть распутство, виноват еще тем, что он ее бросил и тем заставляет блудить ее и того, кто с ней сойдется.

Как при объяснении, почему не нужно сердца иметь на брата, Иисус дал причину внутреннюю — нельзя думать о Боге, имея злобу, и причину внешнюю — самому хуже будет, так и в этом случае Иисус говорит, что внутренняя причина та, что человек, отдающийся блудной страсти, губит свою душу, и лучше отрезать, как руку, всё, что втягивает душу в погибель, и говорит, что внешняя причина та, что всякое прелюбодеяние, как всякий гнев, растет и распространяется само собою.

Он говорит: всякий женатый не должен иметь других женщин и оставлять свою жену, потому что если он оставит, то она побуждается к распутству, и она и тот, кто сходится с нею, и тогда нет пределов распутству.

Рейс же опять находит, что эти стихи неуместны, и говорит (стр. 208):

Здесь составитель снова включает несколько изречений, внутренно связанных между собою, которые встречаются в других местах Евангелия в иных контекстах и из которых первое могло бы показаться на своем месте лишь после сказанного о соделанном грехе или представившись уму читателя при беглом чтении. Его легко было бы понять в таком смысле: лучше быть слепым, чем вовлечься в мысли, а порою и в деяния, преступные и приводящие к вечной погибели. Однако мы наталкиваемся на очень серьезные сомнения относительно этих изречений, которые отнюдь не кажутся нам находящимися здесь на своем месте. Прежде всего совсем не видно, чтобы второе выражение (говорящее о правой руке) освещало бы сколько-нибудь главную мысль. А затем упоминание о правом глазе совершенно устраняет единственно возможное сочетание мыслей, ибо кривой человек в тех условиях, о которых идет речь, находится как раз в том же

225