Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/389

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

в следующих чертах: 1) это место отдаленное от места блаженства праведных; 2) место мучений; 3) отделенное пропастью великою от места пребывания душ святых; 4) мучения там велики.

Увидел вдали Авраама и пр. это увеличивает, конечно, его мучения, но в то же время подает несчастному некоторую надежду на облегчение их. Так душевное созерцание грешными блаженства праведных, без сомнения, увеличивает страдания грешников в аде и, может быть, возбуждает в них надежду, хотя тщетную, на облегчение.

Умилосердись надо мною: сжалься над моими страданиями и облегчи их. Пошли Лазаря, того самого бедняка, который при жизни на земле лежал у ворот его, в надежде напитаться крошками от стола его. Какая противоположность поразительная, особенно для богатых фарисеев, слушавших господа и смеявшихся над учением его о правильном употреблении богатства!

Омочил конец перста и пр. представляется, что у сластолюбца особенно страдает орган сластолюбия — язык; от сильной жажды, производимой: жаром, у него пересох язык, и он просит приказать Лазарю хотя мало облегчить его мучения. Пламень, огонь — символ самых тяжких мучений; образ взят, вероятно, от казни чрез сожжение, столь употребительной у древних.

Чадо: намек на предрассудок иудеев относительно мнимых прав их, как потомков Авраама, на царство мессии, намек, еще более увеличивающий страдания богача грешника.

Получил уже свое добро: все блага, все удовольствия и приятности мира, какие только может дать богатство.

А Лазарь злое: бедность, презрение, страдания житейские.

Он утешается, а ты страдаешь: представляется, что Лазарь блаженствует потому только, что страдал на земле, а богач терпит мучения потому только, что благоденствовал в земной жизни. Но, без сомнения, здесь ответ необходимо дополнить тою мыслию, что Лазарь при своих бедствиях был праведен, а богач при своем богатстве был нечестив, не умея надлежащим образом употреблять богатства своего.

Утверждена великая пропасть и пр. без сомнения и в буквальном смысле место мучения грешников отделено пространственно от места блаженства праведников, но разумеется и нравственная пропасть, нравственное состояние тех и других, по коему утвердившиеся в зле не могут сделаться праведниками и наоборот. Сим не отрицается учение церкви, по коему умершие в покаянии, но неусовершенствовавшиеся в борьбе, по молитвам церкви, могут переходить из состояния мучений в состояние блаженства. Грешники и праведники берутся здесь в смысле безусловном.
Вот что говорит Рейс (Нов. 3., ч, I, стр, 505).

2. Форма притчи оставляет многого желать с нравственной точки зрения. В самом деле, в ст. 25 просто и холодно говорится: да мучаешься, потому что ты получил уже свою долго доброго на земле; он же получил свою долю злого, и потому он утешается. Будущее воздаяние представляется просто, как материальное возмещение, совершенно независимо от нравственного достоинства. Можно сказать, в сущности, как это и говорят всегда с

387