Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/688

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.

предается, лучше бы тому человеку не родиться.

ПРИМЕЧАНИЕ

Стих Мф. 25-й о том, что это был Иуда, как не повторенный у Марка — неясный и противоречивый, исключается.

Вот что говорит Рейс (Нов. 3., ч. I, стр. 630):

Затем следует предсказание Иисуса, что один из учеников его предаст его. Здесь сравнение текстов с первого взгляда обнаруживает весьма значительные различия, — прямо противоречия. Мы еще переписали только два рассказа, которые сходятся почти дословно; однако и в них уже оказываются кое-какие отличия: у Марка Иисус говорит — обмакивающий со мною в блюдо, у Матфея — опустивший со мною руку в блюдо. Далее последний добавляет, будто Иуда имел наглость спросить, не он ли это, и будто Иисус ответил ему: да, это ты. Именно эти два рассказа дали начало еще и теперь наиболее распространенному представлению, будто Иисус прямо и открыто указал на предателя, словами ли, непосредственно к нему обращенными, словами ли, сказанными другим громким голосом: один из вас ядущий со мною и теперь обмакивающий со мною в блюдо (Марк), или: опустивший со мною руку в блюдо (Матфей). Но в этом случае повествование Иоанна (XIII, 23) представляет дело совершенно иначе. По 4-му Евангелию, Иоанн один узнал имя предателя, по словам Иисуса, сказанным ему на ухо, и слова эти были: тот, кому я, обмакнув кусок хлеба, подам. Другие ученики не имели ни малейшего подозрения в отношении Иуды (ст. 28). Наконец, у Луки вовсе нет никакого личного указания. Иисус просто сказал: рука предающего меня со мною за столом (см. ниже, где мы рассматриваем так же спорный вопрос относительно присутствия Иуды во время преломления хлеба).

В какой мере согласуются эти различные рассказы? Повторяем, что по общему мнению теперешних толкователей они несогласны. Если держаться буквы, то надо будет признать, что мы имеем здесь перед собой три (или даже четыре) различных передачи, из которых, самое большее, одна может быть безусловно точной и исходящей от непосредственного свидетеля. Однако, мы думаем, что в своей основе и во всем существенном они не различаются сколь-нибудь значительно и что даже нетрудно усмотреть, чем обусловливается различие между ними. Мы убеждены, что выражение Луки: Рука предающего меня со мною за столом, и выражение Матфея и Марка: опустивший со мной руку в блюдо предаст меня, что эти два выражения, говорим мы, тождественны по смыслу и передают лишь ту мысль, что предателем будет один из учеников, один из постоянных сотрапезников его, — следовательно, человек, со стороны которого подобное деяние является вдвойне противным. Именно это Иоанн выражает словами псалма: Ядущий со мною хлеб поднял на меня пяту свою. Передача первых двух евангелистов представляется безусловно подлинной в отношении формы; передача Луки вполне правильно отбрасывает эту форму ради более точного и верного смысла; однако предание, остановившись

686