Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/373

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
мысль», 1906, 5, стр. 9). О ней см. в воспоминаниях М. П. Ватаци («Быль минувшего», «Истор. вестник», 1913, 4—5) и в статье К. С. Шохор-Троцкого «Казанские знакомства Толстого» («Великой памяти Л. Н. Толстого Казанский Университет», Казань, 1928, стр. 96—101).

312 6020-21. Оголин, — Александр Степанович Оголин (1821—1911), казанский губернский прокурор, впоследствии председатель Тифлисской судебной палаты, с 1873 г. сенатор. В 1851 г. Оголин был женихом дочери казанского помещика Модеста Порфирьевича Молоствова Елизаветы Модестовны и находился в приятельских отношениях с Толстым, в то время влюбленным в ее сестру Зинаиду Модестовну. Сохранилось письмо Толстого от середины мая из Сызрани к А. С. Оголину. См. т. 59, п. 42. Женился А. С. Оголин на Софье Николаевне Загоскиной, дочери Е. Д. Загоскиной. Воспоминания Толстого об Оголине см. у Б, I, стр. 74. В письме Толстого к Кузминским от весны 1871 г. в Тифлис есть такие строки: «Пожалуйста поклонитесь от меня очень обоим Оголиным. Я ее мало знаю (она молода была), но представление об обоих их соединяет что-то очень чистое и благородное» (см. т. 61).

313 6021. Юшковы. — Владимир Иванович и Пелагея Ильинична Юшковы. Тетка Толстого (сестра отца) Пелагея Ильинична (р. в 1801 г., ум. 22 декабря 1875 г.) в 1817 г. была выдана замуж за казанского помещика Владимира Ивановича Юшкова (р. в 1789 г., ум. 28 ноября 1869 г.), служившего в Лейб-гвардии гусарском полку и вышедшего в отставку полковником. После смерти (30 августа 1841 г.) старшей сестры, гр. Александры Ильиничны Остен-Сакен, Пелагея Ильинична была опекуншей малолетних Толстых, которых и увезла в Казань. В 1850-ых годах она разошлась с мужем и жила в монастырях, а последние годы жизни — в Ясной поляне, где и скончалась. По отзывам людей, ее знавших, Пелагея Ильинична была недалекая, но добрая, очень религиозная женщина.

В. И. Юшков, по словам Н. П. Загоскина, «оставил по себе в Казани память образованного, остроумного и добродушного человека, но вместе с тем большой руки шутника и балагура, каким и остался до самой своей смерти... Вынужденный своим положением вращаться в казанском великосветском обществе, В. И. Юшков никогда не был его адептом. Напротив, он непрочь был подшутить над кодексом его условных приличий, над фальшью и противоречиями его жизни и частенько допускал выходки, так или иначе шокировавшие местный большой свет». (Истор. вестник, 1894, январь, стр. 86. См. еще Евг. Скайлер «Воспоминания о гр. Л. Н. Толстом», «Русская старина», 1890, октябрь, стр. 271—272.)

В это пребывание в Казани Толстые ездили к Юшковым в их имение Паново. См. прим. 39.

314 6021. В Саратов. — Из Казани до Саратова Толстые ехали на лошадях. «Путешествие в Саратов было пренеприятное», писал Толстой 27 мая Т. А. Ергольской. См. т. 59, п. 44.

315 6021-22. Майор... Рыбаки. Немцы. — Отсутствие материалов не дает возможности пояснить эту запись. Немцы — конечно колонисты Саратовской губернии. Штурм — вероятно описка, вместо «шторм».

351