Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/317

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
жизни. Чего требует тот бог, о котором ты говоришь, мы знать не можем; ты говоришь, что воля его в одном, а архиерей скажет, что воля его совсем в обратном. А вот в том, чего требует от нас бог, который в нас, мы расходиться не можем. Все чувствуют, что это требование одно: любовь ко всему». Я: — Разве вы, Лев Николаевич, не признаете бога самого в себе, вне нас? Лев Николаевич: — «Нет, я разумом прихожу к существованию его. Раз я и всё кругом меня есть проявление бога, он должен быть и сам в себе. Но я отрицаю общение с ним, я его не знаю и не могу знать. А даже думаю, что в мире и нет ничего, кроме бога, но самого в себе я его не знаю, а знаю только через ту часть (говоря материалистическим языком), которая есть во мне. Я был бы рад, если бы кто-нибудь показал мне его, но я знаю, что это невозможно...» 14 января Лев Николаевич сказал мне: «я чувствую себя неправым в разговоре с тобой. Когда начинают говорить об отношении к богу (самому в себе) обыкновенно упускают важность отношения к самому реальному для нас проявлению его — к человеку, забывают про любовь. Поэтому я особенно старался подчеркнуть это (выражение не подлинное). Хотя это к тебе не относилось»“.

15 января, стр. 9.

96. 96. Письма мало интересн[ые]. — Д. П. Маковицкий в своих записках от 15 января отмечает: «Сегодня получили не меньше тридцати писем. Ежедневно отвечают: Лев Николаевич, Александра Львовна и др. писем на десять, и посылают от пяти до пятнадцати пакетов и бандеролей книг». См. письма Толстого от 15 января 1910 г., т. 81: 1) Неизвестному (Е. Т.), настойчиво требовавшему от Толстого письма об учении (см. прим. 33), 2) Калашникову из Владивостокской крепости — о целомудрии и 3) автограф на конверте письма рабочего из Серпухова Ф. Чибисова, о переселении в общину «к более нравственным людям».

97. 97—8. работа над Н[а] К[аждый] Д[ень]. Сделал кое как 5 или 6 дней. — Работа над январем «На каждый день». См. прим. 92.

98. 99—17. 1) Живо вспомнил о том, что сознаю себя..... невещественное, непространственное..... последнее. — Те же мысли см. прим. 46.

16 января, стр. 9.

99. 918—28. Проснулся бодро и решил ехать в Тулу на суд..... Сердце сжалось и от того промолчал. — Толстой отправился 16 января 1910 г. в сопровождении Д. П. Маковицкого в Тулу с целью получить свидание с заключенными в Тульской тюрьме по делу убийства в лесу Фигнер (см. об этом прим. 69) и посетить заседание выездной сессии Московской судебной палаты по уголовному отделению, на котором разбирались два дела: 1) крестьян Денисовых, обвинявшихся в покушении на ограбление почты (см. прим. 94) и 2) при закрытых дверях — политическое дело по обвинению Ивана Ивановича Афанасьева в принадлежности к партии социалистов-революционеров и в хранении их литературы. Первое дело кончилось оправданием, причем газета «Тульская молва» 1910, № 679 от 17 января в заметке «Л. Н. Толстой на заседании судебной палаты» писала, что «Толстой

299