Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/441

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

отделениях Московской окружной лечебницы собраны из центральных, губерний самые опасные больные, он совершенно свободно разговаривал и убеждал таких больных, ведя беседу между прочим с самым агрессивным из таких больных — Абрамовым... Эта черта, могущая быть кратко охарактеризована словами: обращения с душевно больными, как с душевноздоровыми, — у Льва Николаевича явилась резко выраженной и производила сильное впечатление. Мало того: Лев Николаевич был не прочь начать переубеждать больного в его бредовых и нелепых идеях, галлюцинациях и иллюзиях, столь часто аффектирующих больных». (Стр. 731.)

Подытоживая впечатления от посещения Мещерской и Троицкой психиатрических больниц в своей статье «О безумии» (см. т. 38), Толстой пишет: «То же, что мы живем безумной, вполне безумной, сумасшедшей жизнью, это не слова, не сравнение, не преувеличение, а самое простое утверждение того, чтò есть.

Ha-днях мне случилось посетить два огромных учреждения душевно больных, и впечатление, которое я вынес, было то, что я видел учреждения, устроенные душевно-больными, одной общей повальной формы сумасшествия, для больных разнообразными, неподходящими под общую повальную форму, формами сумасшествия. Все эти разнообразные формы сумасшествия подразделяются теми, которые одержимы одной повальной формой сумасшествия, на множество разных классов, отделов и видов... В сущности есть только одно ясное и понятное деление больных в больницах, и определяется то или другое обращение с ними. Деление это такое: 1) беспокойные (прежде они назывались буйными), 2) полубеспокойные, 3) спокойные и 4) испытуемые.

И это самое деление вполне точно относится ко всему огромному количеству людей, одержимых безумием, так называемой, культурой нашего времени». См. прим. 869.

871. 6729—30. Дома извест[ие] приезда матери, — В. Г. Чертков, которому был запрещен въезд в Тульскую губернию (см. прим. 41 и 646), 19 июня 1910 г. получил письмо от М. А. Стаховича, что запрещение это снято Столыпиным на время пребывания в Телятинках матери Черткова, Елизаветы Ивановны Чертковой, которая намеревалась летом 1910 г. приехать в Телятинки и хлопотала в Петербурге о разрешении ее сыну находиться с нею в Телятинках. См. прим. 1212.

Д. П. Маковицкий в своих Записках от 19 июня писал, что В. Г. Чертков, сообщая Толстому о полученной возможности приехать в Телятинки, прибавил, «что этому решению очень содействовали посещения Львом Николаевичем их. Это действует. Им стыдно подвергать Льва Николаевича неудобствам и опасностям путешествия. Лев Николаевич не мог удержаться, чтобы не посмеяться над глупостью правительства: ограничивать людей, где им жить».

872. 6730. Песни — Саша. — В. Ф. Булгаков в своем Дневнике (стр. 237) записал, что он пел под аккомпанемент Александры Львовны с хором русские песни: «Вот мчится тройка удалая», «Последний нонешний денечек» и, по просьбе Толстого, «Барыню».

422