Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/481

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
1062. 8235—831. Читал Вестн[ик] Европы. — «Вестник Европы» — петербургский ежемесячный журнал, издававшийся с 1866 по 1918 гг. Толстой иногда помещал в нем свои произведения (см. прим. 20). 21 июля 1910 г. Толстой читал в июльском номере «Вестника Европы» статьи: С., «Смертники», стр. 207—230, и В., «Благовещенская утопия», стр. 231—241 о том, как в 1900 г. на Дальнем Востоке, в реке Амуре, русскими властями было потоплено три тысячи китайцев. См. Дневник Булгакова, стр. 270.

1063. 831—3. Голд[енвейзер], Черт[ков]. Опять припадок у С[офьи] А[ндреевны]. Тяжело..... Ложусь спать. — 21 июля вечером приезжал в Ясную поляну А. Б. Гольденвейзер и, по приглашению Софьи Андреевны, В. Г. Чертков с сыном В. В. Чертковым. С. А. Толстая, узнав, что приехал Чертков, взволновалась, ушла в сад и стала ходить около балкона, затем быстро вошла на балкон. «Чертков и Дима, который приехал с отцом — пишет В. М. Феокритова, — встали и поздоровались с ней. Она едва поклонилась и почти вырвала руку у Черткова. Владимир Григорьевич сказал ей, что привез добавление к «Власти тьмы», которое она просила. — «Поздно, теперь не нужно, — резко ответила Софья Андреевна, — лучше бы телеграммы юбилейные отдали, взяли на один месяц, а держите два года. Я думаю, можно быть господином своего слова хоть раз», — продолжала грубо говорить Софья Андреевна, всё больше и больше волнуясь. Чертков пытался ей объяснить, почему он их еще ей не привез, но это было напрасно, она не давала ему выговорить ни слова, и он замолчал. Все как-то притихли, всем было опять невыносимо тяжело и стыдно. Разговор уже не клеился. Только Лев Николаевич, как всегда, стараясь всё смягчить, заговорил о своих текущих работах. Опять замолчал, и Гольденвейзер с Чертковым поспешили уехать. После их отъезда Лев Николаевич тоже ушел к себе, говоря: «Спать пойду, я весь вышел». Мы тоже разошлись и Софья Андреевна осталась одна. Даже Лев Львович нашел ее поступок неприличным и сказал ей, что нельзя быть такой несдержанной, — уж если она вышла, то нужно быть учтивой. Она всё говорила, что не может владеть собой, что она так ненавидит Черткова, что удивляется только, как он не понимает ее состояния и ездит, когда она подает ему два пальца. А Чертков ездил к Льву Николаевичу всегда только тогда, когда приглашала сама же Софья Андреевна, прося его не обращать на нее внимания и бывать у Льва Николаевича. Долго мы слышали, как Лев Николаевич, вероятно взволнованный этим поступком Софьи Андреевны, ходил по балкону, не спал и жаловался на боль в печени». (Записки В. М. Феокритовой от 21 июля 1910 г.). Сама С. А. Толстая в своем «Ежедневнике» 21 июля записала: «Опять прорвалась волнением при виде Черткова сегодня вечером. Хуже всего то, что у Льва Николаевича печень очень болит, и я его всё расстраиваю. Он и обедать не хотел, а потом ел всё горох». См. также Записи А. Б. Гольденвейзера, 2, стр. 151—152.

1064. 833. письмо о Франциске. — Запись относится к письму Т. Л. Сухотиной, в котором она писала о Франциске Ассизском. См. прим. 1053. Текстом этого письма редакция не располагает.

462