Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 63.pdf/107

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

о Христѣ и особенно мнѣ. Вообще не говорите о Христѣ, чтобы избѣжать того ridicule,3 который такъ распространен между придворными дамами — богословствовать и умиляться Христомъ и проповѣдывать, и обращать. Развѣ не комично то, что придворная дама — вы, Блудовы, Тютчевы4 чувствуютъ себя призванными проповѣдывать православіе. Я понимаю, что всякая женщина можетъ желать спасенія, но тогда, если она православная, то первое, что она дѣлаетъ, удаляется отъ двора — свѣта, ходитъ къ заутренямъ, постится и спасается, какъ умѣетъ. Но отчего придворное положеніе сдѣлалось дипломомъ на богословіе — это верхъ комизма. Мнѣ же не говорите о Христѣ, потому что Христосъ одинъ, также, какъ Богъ отецъ быль одинъ, но I[исусъ] Х[ристосъ] говорилъ Евреямъ, что мы съ вами не однаго отца дѣти — вашъ Богъ отецъ — дьяволъ, т. е. ложь. Такая же разница между моимъ и вашимъ Христомъ.

Я вѣдь въ отношеніи православія — вашей вѣры, нахожусь не въ положеніи заблуждающагося или отклоняющегося, я нахожусь въ положеніи обличителя. Я обличаю православіе въ отклоненіи, во лжи сознательной и безсознательной, и потому со мной больше дѣлать нечего, какъ или съ презрѣніемъ отвернуться отъ меня, какъ отъ безумца, или понять хорошенько то, въ чемъ я обвиняю православіе и признаться въ своихъ преступленіяхъ, или опровергнуть всѣ мои обличенія. Нѣтъ середины: или презирать, или оправдываться. А чтобы оправдываться, надо прежде всего понять. А для того, чтобы понять, надо прежде всего большую искренность (чѣмъ не отличается придворный бытъ); вовторыхъ надо много труда, вниманія и времени (тоже не часто встрѣчаемые при дворѣ); въ третьихъ надо смиреніе, а въ васъ я вижу гордость, не имѣющую предѣловъ — что вы думаете, то святой духъ думаетъ. —

И потому мнѣ нечего слушать о вашемъ Христѣ, я все это нетолько слышалъ, но изучалъ до малѣйшихъ подробностей. — Вамъ и вашимъ надо перестать прятаться за насиліе и принужденіе, а выступить защитниками своей вѣры, обличаемой во лжи, и смѣшать меня съ грязью. — Но этаго они не сдѣлаютъ (и вы не дѣлаете). А они будутъ молчать, пока можно, а когда нельзя уже будетъ, они убьютъ меня. И вы, говоря мнѣ о вашемъ Христѣ, содѣйствуете этому. Между мной и вами столь же мало общаго, сколько было между Христомъ и Фарисеями. —

92