Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 83.pdf/334

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

еще заботу о лошадяхъ, к[оторой] ты и не сочувствуешь. — Одно помни: что какъ бы что ни вышло и только бы ты не сердилась — все будетъ прекрасно.

Комната очень хороша, тепла, постель прекрасна, пища — тоже, и я, надѣюсь, завтра напишу тебѣ бодрое письмо. —

Я передумалъ насчетъ адреса твоихъ писемъ и прошу тебя писать впередъ на Козловку. Я сейчасъ свезу это письмо самъ и попрошу любезнаго Нач[альника] Ст[анціи], и каждый день буду гулять на Козловку, отдавать свое и получать твое письмо. —

Прощай, душенька, цѣлую тебя и дѣтей.

Тв[ой] Л.

Печатается по автографу, хранящемуся в АТБ. Впервые опубликовано по копии, сделанной С. А. Толстой, в ПЖ, стр. 152—153. Датируется на основании первых строк письма: «Вот 2-й день, что я в Ясной» и наличности предшествующего письма от 27 февраля, писанного по приезде. В ПЖ датировано первым марта.

На это письмо С. А. Толстая ответила следующей недатированной запиской [от 2 марта]: «Сейчас хотела посылать письмо, адресованное в Тулу, и распечатала, чтоб адресовать на Козловку и выразить тебе, главное, свое сочувствие, что ты независимо от своей воли замерз в Москве. Я знаю, что ты не мог иначе, если б даже хотел. Мои просьбы и надежды развеселить и осчастливить тебя — напрасны. Мне очень больно твое состояние, и мне очень трудно всё в жизни помирить. Зачем ты мне столько воли дал? За лошадей я ни капельки не сержусь, боюсь напутать и что-нибудь пропустить, за что извинишь..... Прощай; отдыхай, люби меня, не проклинай за то, что посредством Москвы привела тебя в такое положение» (ПСТ, стр. 184).

195.

1882 г. Марта 2. Я. П.

Илюша разскажетъ тебѣ про меня. Я нынче пытался писать, но сдѣлалъ мало. Все какая-то усталость, хотя нынче чувствую себя бодрѣе. — Писемъ отъ тебя не получалъ еще и безпокоюсь о тебѣ. Нынче почти не выходилъ, — погода нехороша. Дѣлаю пасьянсы, читаю и думаю. — Очень бы хотѣлось написать ту статью, кот[орую] я началъ, но если бы и не написалъ въ эту недѣлю, я бы не огорчился. Во всякомъ случаѣ мнѣ очень здорово отойти отъ этаго задорнаго міра городскаго и уйти въ себя, — читать мысли другихъ о религіи, слушать болтовню Аг[аѳьи] Мих[айловны] и думать не о людяхъ, а о Богѣ.

321