С 1836-1846/ДО/Том I/Утро делового человека

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< С 1836-1846‎ | ДО‎ | Том I
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Утро дѣловаго человѣка : Петербургскiя сцены
авторъ Николай Васильевич Гоголь
См. Современник, 1836, том I. Опубл.: 1836.С 1836-1846/ДО/Том I/Утро делового человека въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данныя


I • II • III • IV • V

[227]

УТРО ДѢЛОВАГО ЧЕЛОВѢКА.
[править]

ПЕТЕРБУРГСКIЯ СЦЕНЫ.

I.
[править]

Кабинетъ. Нѣсколько шкафовъ съ книгами. На столѣ разбросаны бумаги. Иванъ Петровичь, дѣловой человѣкъ, потягиваясь выходитъ въ халатѣ и звонитъ. Изъ передней слышанъ голосъ: сей часъ. Иванъ Петровичь звонитъ во второй разъ, опять тотъ же голосъ: сей часъ. Иванъ Петровичь съ нетерпѣніемъ звонитъ въ третій разъ; входитъ слуга.
Иванъ Петровичь.

Что, ты оглохъ?

Лакей.

Никакъ нѣтъ.

Иванъ Петровичь.

Чтожъ ты не изволилъ являться, когда я звоню въ третій разъ.

Лакей.

Какъ же прикажете: мнѣ нельзя было бросить дѣла. Я сапоги чистилъ. [228]

Иванъ Петровичь.

А Иванъ что дѣлалъ?

Лакей.

Иванъ мелъ комнату, а потомъ пошелъ въ конюшню

Иванъ Петровичь.

Подай сюда собачку (лакей приноситъ собачку). Зюзюшка! Зюзюшка! а, Зюзюшка! Вотъ я тебѣ бумажку привяжу (нацѣпляетъ ей на хвостъ бумажку).

(Вбѣгаетъ другой лакей).

Александръ Ивановичь!

Иванъ Петровичь.

Проси (бросаетъ поспѣшно сабаку и разверты ваетъ Сводъ Законовъ).

II.
[править]

Иванъ Петвовичъ и Александръ Ивановичь, также дѣловой человѣкъ.
Александръ Ивановичь.

Добраго утра, Иванъ Петровичь!

Иванъ Петровичь.

Какъ здоровье ваше, Александръ Ивановичь? [229]

Александръ Ивановичь.

Очень благодаренъ. Не помѣшалъ ли я вамъ?

Иванъ Петровичь.

О, какъ можно! Вѣдь я всегда занятъ. Ну, что, въ которомъ часу пріѣхали домой?

Александръ Ивановичь.

Часъ шестой былъ. Я, какъ поворотилъ изъ офицерской, то спросилъ, подъѣзжая къ будочнику: не слышалъ ли, братецъ, которой часъ? Да шестой уже, говоритъ, пробило. Вотъ я и узналъ, что ужъ былъ шестой часъ.

Иванъ Петровичь.

Представьте, я самъ въ тоже почти время. Ну, что, каковъ былъ вистецъ хе, хе, хе,?

Александръ Ивановичь.

Хе, хе, хе. Да, признаюсь, мнѣ даже во снѣ онъ мерещился.

Иванъ Петровичь.

Хе, хе, хе, хе. Я гляжу, что это значитъ, что онъ кладетъ короля? у меня вѣдь на рукахъ самъ-третей дама крестовъ; а у Лукьяна Ѳедосѣевича, я давно вижу, что ренонсъ. .

Александръ Ивановичь.

Длиннѣе всего тянулся осьмой робертъ. [230]

Иванъ Петровичь.

Да (полночавъ). Я уже мигаю Лукьяну Ѳедосѣевичу, чтобъ онъ козырялъ — нѣтъ. А вѣдь тутъ только козырни — валетъ мой и беретъ.

Александръ Ивановичь.

Позвольте, Иванъ Петровичь, валетъ не беретъ.

Иванъ Петровичь.

Беретъ.

Александръ Ивановичь.

Не беретъ, потому что я не сносилъ еще своей дамы.

Иванъ Петровичь.

Такъ вы кладете даму, а у Лукьяна Ѳедосѣевича семерка козырей.

Александръ Ивановичь.

Да развѣ у него былъ козырь? Я что-то не помню.

Иванъ Петровичь.

Какъ-же, у него оставалось два козыря; десятка, которой бы долженъ былъ онъ козырнуть, и семерка.

Александръ Ивановичь.

Только нѣтъ, позвольте, Иванъ Петровичь, у него не могло быть больше одного козыря, потому...

Иванъ Петровичь.

Ахъ, Боже мой, Александръ Ивановичь, кому вы это говорите! Два козыря, два козыря! я, какъ теперь помню, десятка и семерка. [231]

Александръ Ивановичь.

Десятка была, это такъ, но семерки не было. Вѣдь онъ бы козырнулъ; согласитесь сами, вѣдь онъ бы козырнулъ!

Иванъ Петровичь.

Ей Богу, Александръ Ивановичь, ей Богу!

Александръ Ивановичь.

Нѣтъ, Иванъ Петровичь. Это совершенно не возможное дѣло.

Иванъ Петровичь.

Да позвольте! Александръ Ивановичъ! Вотъ лучше всего: поѣдемъ завтра къ Лукьяну Ѳедосѣевичу. Согласны ли вы?

Александръ Ивановичь.

Хорошо.

Иванъ Петровичь.

Ну и спросимъ у него лично, была ли на рукахъ у него семерка козырей?

Александръ Ивановичь.

Извольте, я не прочь. Впрочемъ, если посудить, странно, что Лукьянъ Ѳедосѣевичъ такъ дурно играетъ. Вѣдь нельзя сказать, чтобы онъ былъ безъ ума. Человѣкъ тонкій и въ обращеніи. . . [232]

Иванъ Петровичь.

И прибавьте: большихъ свѣдѣній! человѣкъ, какихъ, сказать по секрету, у насъ мало на Руси. Были ли у Его Высокопревосходительства?

Александръ Ивановичь.

Былъ. Я теперь только отъ него. Сегодня поутру было не множко холодненько. Вѣдь я, какъ думаю, вамъ извѣстно, имѣю обыкновеніе носить лосинную фуфайку: она гораздо лучше фланелевой и притомъ не горячитъ. По этому-то случаю я велѣлъ себѣ подать шубу. Пріѣзжаю къ Его Высокопревосходительству — Его Высокопревосходительство еще спитъ. Однакожъ я дождался. Ну тутъ пошли разсказы о томъ и о семъ.

Иванъ Петровичь.

А про меня не было ничего говорено?

Александръ Ивановичь.

Какъ-же, было и про васъ. Да еще прелюбопытный вышелъ разговоръ.

Иванъ Петровичь (оживляется).

Что, что такое?

Александръ Ивановичь.

Позвольте, позвольте разсказать по порядку. Тутъ презанимательная вещь. Его [233] Высокопревосходительство между прочимъ спросилъ, гдѣ я бываю, что такъ давно онъ меня не видитъ? И пожелалъ узнать о вчерашней вечеринкѣ и кто былъ? Я сказалъ: были, Ваше Высокопревосходительство, Павелъ Григорьевичъ Борщевъ, Илья Владиміровичь Бубуницынъ. Его Высокопревосходительство послѣ каждаго слова говорилъ. «Гем!» Я сказалъ: и еще былъ одинъ извѣстный Вашему Высокопревосходительству. . .

Иванъ Петровичь.

Ктожъ это такой? —

Александръ Ивановичь.

Позвольте! что жъ бы, вы думали, сказалъ на это Его Высокопревосходительство?

Иванъ Петровичь.

Не знаю.

Александръ Ивановичь.

Онъ сказалъ: кто жъ бы это такой? «Иванъ Петровичь Барсуковъ, отвѣчалъ я. «Гем.!» сказалъ Его Высокопревосходительство «это чиновникъ и притомъ . . . (поднимаетъ вверхъ глаза) Довольно хорошо у васъ потолки расписаны: на свой или хозяйской счетъ?

Иванъ Петровичь.

Нѣтъ, вѣдь это казенная квартира! [234]

Александръ Ивановичь.

Очень, очень недурно. Корзиночки, лира, вокругъ сухарики, бубны и барабанъ! очень, очень натурально.

Иванъ Петровичь (съ нетерпѣнiемъ).

Такъ что же сказалъ Его Высокопревосходительство?

Александръ Ивановичь.

Да, я и позабылъ. Что жъ онъ сказалъ? . . .

Иванъ Петровичь.

Сказалъ: Гем. Его Высокопревосходительство; это чиновник.

Александръ Ивановичь.

Да, да, это чиновникъ! ну, и . . . служитъ у меня. Послѣ того разговоръ ужъ не былъ такъ интересенъ и начался объ обыкновенныхъ вещахъ.

Иванъ Петровичь.

А больше ничего не заговаривалъ обо мнѣ?

Александръ Ивановичь.

Нѣтъ.

Иванъ Петровичь (про себя).

Ну, покамѣстъ еще не много. Господи Боже мой, ну что, если бы сказалъ онъ: такого-то Барсукова, въ уваженіе тѣхъ и тѣхъ и прочихъ заслугъ его, представляю . . . [235]

III.
[править]

Тѣже и Шрейдеръ (выглядываетъ въ дверь).
Иванъ Петровичь.

Войдите, войдите; ничего, пожалуйте сюда: что, это для доклада?

Шрейдеръ.

Для подписанія. Здѣсь отношеніе въ Палату и рапортъ Управляющему.

Иванъ Петровичь (между тѣмъ читаетъ)

. . . Господину Управляющему . . . Это что значитъ? у васъ поля по краямъ бумаги неровны. Какъ же это? знаете ли, что васъ можно посадить подъ арестъ . . . (устремляетъ на него глубокомысленный взоръ).

Шрейдеръ.

Я говорилъ объ этомъ Ивану Ивановичу: онъ мнѣ сказалъ, что Министръ не будетъ смотрѣть на эту мелочь.

Иванъ Петровичь.

Мелочь! Ивану Ивановичу хорошо такъ говорить. Я самъ то же думаю. Министръ точно не войдетъ въ это. Ну, а вдругъ вздумается! [236]

Шрейдеръ.

Можно переписать; только будетъ поздно. Но такъ какъ изволили сами сказать, что Министръ не войдетъ . . .

Иванъ Петровичь.

Такъ! это все правда. Я съ вами совершенно согласенъ. Онъ не займется этими пустяками. Ну, а въ случаѣ, такъ ему придется: дай-ка посмотрю, велико ли мѣсто оставлено для полей.

Шрейдеръ.

Если такъ, я сей часъ перепишу.

Иванъ Петровичь.

То-то если такъ. Вѣдь я съ вами говорю и объясняюсь потому, что вы воспитывались въ Университетѣ. Съ другимъ бы я не сталъ тратить словъ.

Шрейдеръ.

Я осмѣлился только потому, что г. Министръ . .

Иванъ Петровичь.

Позвольте, позвольте! Это совершенная истина: я съ вами не спорю ни на волосъ. Такъ. Министръ на это никогда не посмотритъ, и не вспомнитъ даже про это. Ну, а вдругъ . . . Что тогда?

Шрейдеръ.

Я перепишу (уходитъ). [237]

IV.
[править]

Иванъ Петровичь (пожимая плечами оборачивается къ Александру Ивановичу).

Все еще вѣтеръ ходитъ въ головѣ! Порядочной молодой человѣкъ, недавно изъ Университета, но вотъ тутъ (показывала на лобъ) нѣтъ. Вы себѣ не можете представить, почтеннѣйшій Александръ Ивановичъ, сколькихъ трудовъ мнѣ стóило привесть все это въ порядокъ; посмотрѣли бы вы, въ какомъ видѣ принялъ я нынѣшнее мѣсто! Вообразите, что ни одинъ канцелярскій не умѣлъ порядочно буквы написать. Смотришь: иной къ перенесетъ въ другую строку. Иной въ одной строкѣ пишетъ сі а въ другой ятельству. Словомъ сказать: это былъ ужасъ! столпотвореніе Вавилонское! Теперь возьмите вы бумагу: красиво! хорошо! душа радуется, духъ торжествуетъ. А порядокъ? порядокъ во всемъ.

Александръ Ивановичь.

Такъ вамъ чины, можно сказать, потомъ и кровью достались.

Иванъ Петровичь (вздохнувѣ).

Именно, потомъ и кровью. Чтожъ будете дѣлать; вѣдь у меня такой характеръ, чѣмъ бы я теперь не былъ, если бы самъ доискивался? У меня бы мѣста на груди не нашлось для орденовъ. Но что прикажите! не могу! стороною я буду намѣкать [238] часто, и экивоки подпускать, но сказать прямо, попросить чего непосредственно для себя . . . нѣтъ, это не мое дѣло! Другіе выигриваютъ безпрестанно . . . А у меня уже такой характеръ: до всего могу унизиться, но до подлости никогда! (вздохнувши). Мнѣ бы теперь одного только хотѣлось, еслибъ получить хоть орденокъ на шею. Не потому, чтобы это слишкомъ занимало, но единственно, чтобы видѣли только вниманіе ко мнѣ начальства. Я васъ буду просить, великодушнѣйшій Александръ Ивановичъ, этакъ, при случаѣ, натурально мимоходомъ, намекнуть Его Высокопревосходительству: что у Барсукова-де въ Канцеляріи такой порядокъ, какой вы рѣдко гдѣ встрѣчали, или что нибудь подобное.

Александръ Ивановичь.

Съ большимъ удовольствіемъ, если представится случай . . .

V.
[править]

Тѣже и Катерина Александровна, жена Ивана Петровича.
Катерина Александровна (увидѣвъ Александра Ивановича.)

А! Александръ Ивановичь! Боже мой, какъ давно мы не видались! позабыли меня! что Наталья Ѳоминишна?

Александръ Ивановичь.

Слава Богу! недѣлю впрочемъ назадъ было-захворала. [239]

Катерина Александровна.

Э!

Александръ Ивановичь.

Въ груди подъ ложечкой сдѣлалась колика и стѣсненіе. Докторъ прописалъ очистительное и припарку изъ ромашки и нашатыря.

Катерина Александровна.

Вы бы попробовали омеопатическаго средства.

Иванъ Петровичь.

Чудно право, какъ подумаешь, до чего не доходитъ просвѣщеніе. Вотъ, ты говоришь, Катерина Александровна, про меопатію. Не давно былъ я въ представленіи. Что жъ бы вы думали? Мальчишка, росту, какъ бы вамъ сказать, вотъ этакаго (показываетъ рукою); лѣтъ трехъ не больше: посмотрѣли бы вы, какъ онъ пляшетъ на тончайшемъ канатѣ. Я васъ увѣряю сурьёзно, что духъ занимается отъ страха.

Александръ Ивановичь.

Очень хорошо поетъ Меласъ.

Иванъ Петровичь (значительно).

Меласъ! о да! съ большимъ чувствомъ!

Александръ Ивановичь.

Очень хорошо. [240]

Иванъ Петровичь.

Замѣтили ли вы, какъ она ловко беретъ вотъ это! (вертитъ рукою передъ глазами).

Александръ Ивановичь.

Именно это она удивительно хорошо беретъ. Однако ужъ скоро два часа.

Иванъ Петровичь.

Куда же это вы, Александръ Ивановичъ.

Александръ Ивановичь.

Пора! Мнѣ нужно еще мѣста въ три заѣхать до обѣда!

Иванъ Петровичь.

Ну, такъ до свиданія. Когдажъ увидимся? Да, я и позабылъ. Вѣдь мы завтра у Лукьяна Ѳедосевича...

Александръ Ивановичь.

Непремѣнно (кланяется).

Катерина Александровна.

Прощайте, Александръ Ивановичъ!

Александръ Ивановичь (въ лакейской надѣвая шубу).

Не терплю я людей такого рода. [241] Ничего не дѣлаетъ, жирѣетъ только, а прикидывается, что онъ такой, сякой, и то надѣлалъ, и то поправилъ: настоящая добродѣтель! Вишь, чего захотѣлъ! Ордена! И вѣдь получитъ! получитъ мошенникъ! получитъ! Этакіе люди всегда успѣваютъ. А я? А? вѣдь пятью годами старѣе его по службѣ! и до сихъ поръ не представленъ. Какая противная фізіономія! И разнѣжился: ему совсѣмъ не хотѣлось бы, но только для того, чтобы показать вниманіе начальства. Еще проситъ, чтобы я замолвилъ за него! Да, нашелъ кого просить, голубчикъ. Я таки тебѣ удружу порядочно, и ты таки ордена не получишь! не получишь! не получишь! (подтвердительно ударяетъ нѣсколько разъ кулакомъ по ладони и уходитъ.)

Н. Гоголь.


I • II • III • IV • V
PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.