Тамара и певец её Шота Руставель (Полонский)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Тамара и певец её Шота Руставель (Полонский)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg
Полное собраніе стихотвореній — Тамара и пѣвецъ ея Шота-Руставель
авторъ Яковъ Петровичъ Полонскій
Источникъ: Яковъ Петровичъ Полонскій. Полное собраніе стихотвореній. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1896. — Т. 1. — С. 139 — 142. Тамара и певец её Шота Руставель (Полонский)/ДО въ новой орѳографіи

[139]
ТАМАРА И ПѢВЕЦЪ ЕЯ ШОТА-РУСТАВЕЛЬ.

Въ замкѣ розъ[1], подъ зеленою сѣнью плющей,
Въ діадемѣ на тронѣ Тамара сидитъ;
На мосту слышенъ топотъ коней,
Надъ воротами сторожъ трубитъ…
И толпа ей покорныхъ князей
Собирается къ ней.

О внезапной войнѣ имъ она говоритъ,
О грозѣ, что съ востока идетъ;
И на битву ихъ шлетъ,
И отвѣта ихъ ждетъ,
И какъ солнце красою блеститъ…

[140]


Молодые вожди, завернувъ въ башлыки
Свои мѣдные шлемы, стоятъ
И внимаютъ тому, что̀ отцы старики
Ей въ отвѣтъ говорятъ.
Въ ихъ толпѣ лишь одинъ не похожъ на другихъ…
И зачѣмъ, во дворецъ,
Въ византійской одеждѣ, мечтательно тихъ,
Въ это время явился пѣвецъ?..

Не царицу Иверіи въ сонмѣ князей,—
Божество красоты, молча, видитъ онъ въ ней;
Каждый звукъ ея голоса въ немъ
Разливается жгучимъ огнемъ;
Каждый взглядъ ея темныхъ очей
Зарождаетъ въ немъ тысячу змѣй…
И, восторженный, думаетъ онъ:
Не роскошный ли видитъ онъ сонъ!..
И какой нужно голосъ имѣть,
Чтобъ Тамару воспѣть!?

Вдохновеннымъ молчаньемъ своимъ
Показался онъ страненъ другимъ:
И упалъ на него испытующій взглядъ,
И насмѣшки мучительный ядъ

[141]

Въ его сердце проникъ; и любовью палимъ,
И тоскою томимъ,
Изъ дворца удалиться онъ радъ!

Отпустили толпу; сторожъ громко трубитъ;
На мосту слышенъ топотъ копытъ;
На окрестныхъ горахъ зажжены
Роковые сигналы войны;
И гонцы, улетая на борзыхъ коняхъ,
Исчезаютъ въ окрестныхъ горахъ…

Съ грустной думой Тамара на тронѣ сидитъ,
Не снимаетъ Тамара вѣнца;
Провожаетъ глазами толпу… и велитъ
Воротить молодого пѣвца.

И послышался царственный голосъ жены:
«Руставель! Руставель! Ты одинъ изъ мужей
Родился нѳ въ защиту страны;
Кто не любитъ войны,
Не являйся мнѣ въ сонмѣ князей!..
Но ты любишь дѣла и побѣды мои;
Я готова тебя при дворѣ принимать…
Меньше пой о любви,

[142]

О безумной любви,—и тебя награждать
Я готова за пѣсни твои!..»
И, блѣднѣя, поникъ Руставель головой
Передъ гордой царицей обширныхъ земель;
И, смутившись душой,
Какъ безумецъ, собой
Не владѣя, сказалъ Руставель:

— «О, царица! Чтобъ не былъ я въ сонмѣ князей,
Навсегда удалиться ты мнѣ повели;
Все равно,—образъ твой
Унесу я съ собой
До послѣднихъ предѣловъ земли!
Буду пѣть про любовь,—ты не станешь внимать…
Но, клянусь! на возвышенный голосъ любви,
Звѣзды будутъ лучами играть,
И пустыня, какъ нѣжная мать,
Мнѣ раскроетъ объятья свои…
Удаляюсь, прости! Безъ обидныхъ наградъ
Довершу я созданье мое…
Но его затвердятъ
Внуки нашихъ внучатъ…
Да прославится имя твое!»

Примѣчанія[править]

  1. Замокъ розъ — по-грузински Вардисъ-цихе — развалины его не вдалекѣ отъ Кутаиса.