Урга (Пясецкий)/Азия 1900 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Урга
авторъ П. Я. Пясецкій
Изъ сборника «Азія. Иллюстрированный географическій сборникъ». Опубл.: 1900. Источникъ: Commons-logo.svg А. А. Круберъ, С. Григорьевъ, А. Барковъ, С. Чефрановъ. Азія. Иллюстрированный географическій сборникъ. — М., 1900.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данныя


[113]

Урга.

Городъ Урга, называемый монголами Богдо-Курень, или Да-Курень, составляетъ, какъ извѣстно, религіозный центръ всей Монголіи, кромѣ того, служитъ важнымъ административнымъ и торговымъ пунктомъ для центральной и сѣверо-восточной ея части, т.‑е. Халхи. Расположена Урга въ обширной, обставленной горами, долинѣ рѣки Тола и состоитъ изъ двухъ частей: монгольскаго города, или собственно Куреня, и города китайскаго, отстоящаго отъ перваго верстъ на пять къ востоку и называемаго Маймачэнъ. Въ восточной, населенной исключительно ламами (т.‑е. лицами духовными), части монгольскаго города [114]живетъ высшій святитель Монголіи — хутухта, представляющій собою третье послѣ Далай-ламы лицо буддійской іерархіи. Здѣсь же находится училище для приготовленія ламъ и построены важнѣйшія кумирни, изъ которыхъ наибольшая — храмъ Майдары. Громадный, сдѣланный изъ желтой позолоченной мѣди, идолъ этого божества, представляющій собою сидящаго человѣка, имѣетъ 7½ саженъ вышины и вѣситъ, какъ говорятъ, до десяти тысячъ пудовъ. Статуя эта была отлита въ г. Долонъ-норѣ и по частямъ привезена въ Ургу. Позади главнаго идола, помѣщающагося въ серединѣ названной кумирни, расположены еще пять большихъ идоловъ, а на восточной и западной стѣнахъ въ шкафахъ разставлены 10,000 (по словамъ ламъ) маленькихъ, также литыхъ, божковъ. Изъ другихъ кумиренъ (сумэ) въ той же восточной части Куреня находятся: Цоклинъ, въ родѣ нашего кафедральнаго собора; Дучинъ-галабыйнъ съ позолоченнымъ куполомъ и четырьмя, также позолоченными, башенками по угламъ крыши; Барунъ-ёрго, состоящая изъ войлочной юрты, въ которой, по преданію, нѣкогда жилъ Абатай-ханъ, первый распространитель буддизма въ Монголіи; затѣмъ 4 кумирни лѣкарей, астрологовъ и др. спеціальностей, наконецъ, маленькія аймачныя кумирни (дугуны), числомъ 28. Эти послѣднія помѣщаются каждая въ простой юртѣ, съ деревянною къ ней пристройкою въ родѣ алтаря. За исключеніемъ дворца хутухты и главныхъ кумиренъ, остальныя жилища описываемой ламской частя Куреня состоятъ или изъ небольшихъ глиняныхъ мазанокъ, или изъ войлочныхъ юртъ. Тѣ и другія обнесены высокимъ частоколомъ. Улицы и переулки между такими постройками крайне грязны и тѣсны. На нихъ, какъ и въ другихъ китайскихъ городахъ, выбрасываются всѣ нечистоты: тутъ же обыватели, нисколько не стѣсняясь, отправляютъ свои естественныя надобности. Общее число ламъ во всей Ургѣ доходитъ, какъ говорятъ, до 10.000 человѣкъ. Всѣ эти ламы, равно какъ самъ хутухта и кумирни, содержатся на счетъ добровольныхъ приношеній монголовъ. Кромѣ того, на содержаніе хутухты идутъ доходы со всего шабинскаго вѣдомства, заключающаго въ себѣ около 125 тысячъ душъ, подаренныхъ ургинскому святителю разными монгольскими князьями.

Эти подданные хутухты живутъ какъ въ окрестностяхъ Урги, такъ и въ другихъ частяхъ сѣверной Монголіи.

Нѣсколько лучше выглядываетъ сосѣдняя ламанскому кварталу торговая часть того же Куреня, гдѣ живутъ, кромѣ монголовъ, китайскіе торговцы, а также нѣсколько русскихъ купцовъ.

Здѣсь находится рыночная площадь, обстроенная лавками китайскихъ и нашихъ торговцевъ. Послѣдніе, впрочемъ, имѣютъ лишь съ десятокъ лавокъ, да и то не въ собственныхъ, а въ нанимаемыхъ у китайцевъ помѣщеніяхъ. [115]Урга.
Урга.
[116]

На самой площади производится разная мелочная торговля и монголы предаютъ свой скотъ; тутъ же постоянно шляются, кромѣ покупателей и зѣвакъ, нищіе, разные музыканты, странствующіе ламы и т. п. сбродъ. Воровство и драки, иногда до убійства, случаются здѣсь нерѣдко.

Самую западную часть Куреня составляетъ Ганданъ, гдѣ живутъ ламы, изучающіе цанитъ, т.‑е. высшую догматику буддизма. На площади здѣсь находятся двѣ большія кумирни, посвященныя этому ученію; тутъ же погребаются нынѣ и ургинскіе хутухты. Для бренныхъ остатковъ простыхъ монголовъ и неважныхъ ламъ имѣется верстахъ въ двухъ къ сѣверо-востоку отъ Куреня кладбище, куда вывозятъ трупы и оставляютъ поверхъ земли. Ихъ съѣдаютъ полудикія собаки, во множествѣ живущія здѣсь въ норахъ.

Недалеко отъ западной окраины Куреня выстроена въ недавнее время китайская крѣпость, представляющая собою небольшое, квадратной формы, глиняное укрѣпленіе, нелѣпо расположенное вблизи командующихъ высотъ. Гарнизонъ этого форта состоитъ изъ нѣсколькихъ сотъ китайскихъ солдатъ.

Другая часть Урги, т.-е. Маймачэнъ, лежитъ, какъ выше упомянуто, верстахъ въ пяти къ востоку отъ Куреня, также недалеко отъ праваго берега рѣки Тола. Этотъ городъ, какъ и всѣ китайскіе города, состоитъ изъ кучи тѣсно сплоченныхъ глиняныхъ фанзъ, помѣщающихся за глиняными же заборами. Форму Маймачэнъ имѣетъ квадратную и пересѣкается грязными, кривыми, мѣстами довольно широкими улицами. Внутренняя часть города, въ которой живутъ болѣе богатые китайскіе купцы и частью помѣщаются ихъ лавки, обнесена высокимъ деревяннымъ тыномъ. Внѣ этого тына китайцы живутъ смѣшанно съ монголами и торгуютъ въ мелочную, или занимаются разными ремеслами (скорняки, кузнецы, столяры, портные и др.); здѣсь же находятся базаръ и харчевни. Кромѣ того, въ Маймачэнѣ имѣются двѣ гостинницы для пріѣзжихъ, 4 кумирни (3 китайскія и 1 монгольская) и китайскій театръ, въ которомъ по временамъ играютъ наѣзжіе акторы.

Общее число жителей въ Маймачэнѣ простирается до 8 тысячъ человѣкъ; въ Куренѣ же и около него, гдѣ живутъ власти, насчитывается 22 тысячи душъ. Впрочемъ, цифра здѣшняго населенія сильно измѣняется, смотря по большему или меньшему наплыву торговцевъ и богомольцевъ. Къ празднованію Новаго года (въ февралѣ) и въ особенности лѣтомъ (въ іюлѣ) къ празднику въ честь Майдары, въ Ургу стекаются, какъ говорятъ, до 100 тысячъ человѣкъ. Однако, нынѣ эти празднества много сократились вслѣдствіе всеобщаго обѣдненія монголовъ.

Маймачэнскіе и другіе китайцы, проживающіе въ Ургѣ, занимаются, [117]какъ выше сказано, главнымъ образомъ торговлею, въ меньшемъ числѣ разными ремеслами.

По свѣдѣніямъ нашего ургинскаго консула, въ Ургѣ нынѣ 215 торговыхъ китайскихъ домовъ и лавокъ и 120 китайскихъ же домовъ, занимающихся ремеслами, огородничествомъ и т. п.

Общій оборотъ здѣшней китайской торговли опредѣляется въ 9 милліоновъ рублей ежегодно. Предметами этой торговли служатъ обиходные для монголовъ, равно какъ и другіе товары, получаемые изъ Россіи съ ярмарокъ сибирскихъ и нижегородской, или товары китайскіе изъ Пекина (шелковыя матеріи, предметы китайской роскоши и пр.), или, наконецъ, товары иностранные (дриллингъ, далемба, ситцы), идущіе сюда черезъ Тянъ-дзинъ и Калганъ. Торговля съ монголами ведется почти исключительно мѣновая. Китайскіе купцы разсылаютъ по улусамъ съ товарами своихъ приказчиковъ, чего не дѣлаютъ наши ургинскіе торговцы. Послѣдніе торгуютъ исключительно въ лавкахъ и нѣкоторые наши товары, какъ-то: желѣзныя, чугунныя и мѣдныя издѣлія, юфть, плисъ и частью сукно, довольно хорошо покупаются монголами. Кромѣ того, наши торговые дома въ Ургѣ, равно какъ и нѣкоторые китайскіе, занимаются транспортировкой чая отсюда въ Кяхту. Чай этотъ, въ количествѣ болѣе милліона пудовъ, доставляется изъ Калгана въ Ургу зимою монголами на вьючныхъ верблюдахъ, въ меньшемъ количествѣ лѣтомъ китайскими подрядчиками на быкахъ, запряженныхъ въ телѣги. Первый способъ доставки несравненно быстрѣе, зато почти вдвое дороже. Въ послѣдніе годы, вслѣдствіе особенно холодныхъ зимъ, безкормицы и падежа верблюдовъ, перевозка чая черезъ Гоби сильно затрудняется. Притомъ этотъ транзитъ сильно подрываетъ морская доставка того же чая изъ мѣста его производства — Хань-Коу и Фучжоу — въ Одессу.

Земледѣлія въ окрестностяхъ Урги нѣтъ, вѣроятно, по причинѣ суроваго климата, лишь въ Маймачэнѣ китайцы имѣютъ небольшіе огороды, на которыхъ выращиваютъ капусту, картофель, лукъ, чеснокъ и другія огородныя овощи.

Ходячею монетой въ Ургѣ, кромѣ китайскаго серебра и нашихъ кредитныхъ рублей, служатъ чайные кирпичи, вѣсомъ каждый въ китайскій гинъ (1½ нашихъ фунта) и стоимостью среднимъ числомъ въ 60 копѣекъ. Эти кирпичи, кромѣ того, еще распиливаются на 30 кусочковъ, называемыхъ шара-цай и стоящихъ по двѣ копѣйки. Неудобство подобной монеты вынуждаетъ болѣе солидные торговые китайскіе дома выпускать отъ себя особые, цѣнящіеся на число чайныхъ кирпичей, кредитные билеты, называемые тезцы.