Хроника мусульманских государств (Али-заде)/2004/Халифат праведных халифов

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Период правления праведных халифов охватывает отрезок времени в 30 лет. За это время сменились четыре халифа, которые были ближайшими сподвижниками Пророка Мухаммада. Согласно ортодоксальной исламской традиции, их правление полностью соответствовало наследию Пророка, и, поскольку они были последовательными проповедниками всех доктрин Ислама, такого идеального соответствия земной власти Божественному порядку не было отмечено в более поздней истории Ислама, за исключением правления отдельных правителей, например, омейядского халифа Умара ибн Абдулазиза. Праведными халифами были:

1. Абу Бакр (11/632–13/634)

2. Умар I ибн аль-Хаттаб (13/634–23/644)

3. Усман ибн Аффан (23/644–35/656)

4. Али ибн Абу Талиб (35/656–40/661)

Абу Бакр ас-Сиддик (11/632–13/634)[править]

Избрание Абу Бакра халифом[править]

После смерти Пророка Мухаммада появилась острая и срочная необходимость избрания лидера, который сумел бы взять под контроль ситуацию в Медине и других местах Аравии, поскольку появилась реальная угроза дестабилизации. Бедуины, принявшие Ислам, были еще слабы в вере, а многие вообще не понимали сути религии и приняли ее лишь внешне. Спустя немного времени после смерти Пророка началось массовое отступничество от Ислама, которое вошло в историю под названием Ридда.

В Медине ансары[1] остерегались бедуинов, которые кочевали в окрестностях города. Ансары приняли активное участие в исламском движении, оказали гостеприимство Пророку, были его опорой при создании в Медине первого мусульманского государства, которое объединило многие арабские племена. Помимо попыток реванша со стороны арабских племен мединцы опасались и того, что мекканскиемухаджиры[2] после смерти Пророка покинут их и вернутся в Мекку, оставив их один на один со своими проблемами. Они решили, что именно они, мединцы, ответственны за судьбу молодого мусульманского государства. Не мешкая, ансары (большинство среди которых составляли хазраджиты[3]) собрались в месте собрания (сакифе) мекканской семьи Бану Саида и единогласно выступили за выдвижение халифом своего лидера Саада ибн Убады.

Что же касается мухаджиров, то одни из них находились далеко от места этих событий, другие были заняты подготовкой к похоронам Пророка, третьи же оказались слишком шокированы известием о смерти Пророка. Некоторые из мухаджиров не допускали даже мысли об избрании халифа в этих условиях, считая, что это может стать предметом разногласий между мусульманами.

Узнав о намерении ансаров собраться в сакифе Бану Саида, группа мухаджиров поспешила к Умару ибн аль-Хаттабу. Умар не ожидал такого стремительного развития событий и после кратковременных размышлений и колебаний обратился к Абу Бакру, и они вместе направились в сакифу Бану Саида. По пути они встретили Абу Убайду Амира ибн аль-Джарраха и уговорили его присоединиться к ним. Затем они встретили двух ансаров, которые подтвердили встревоживший мухаджиров слух, объяснили им причины столь срочного собрания ансаров и посоветовали мухаджирам собраться на такой же совет в другом месте; но Абу Бакр, Умар и Абу Убайда продолжили путь и подошли к сакифе Бану Саида, где решался вопрос об избрании халифа.

Ход событий показывает, что между ансарами и мухаджирами не было никаких разногласий: ансары организовали собрание и не оповестили об этом мухаджиров только потому, что для этого были объективные причины, часть из которых уже была указана выше; в итоге же на собрании оказались представлены и одни, и другие.

К моменту прибытия в сакифу Абу Бакра, Умара и Абу Убайдыансары уже начали собрание и выдвинули кандидатуру Саада ибн Убады. После этого с речью к присутствующим обратился сам Саад. Он подчеркнул исключительную роль мединцев в поддержке Пророка, распространении Ислама, создания мусульманского государства и приведения к покорности арабских племен. Лейтмотивом этого выступления было беспокойство Саада за судьбу мединцев после смерти Пророка в связи с возможной попыткой реванша арабских племен, против которых сражались мединцы во имя Ислама; именно этим обстоятельством и объяснялся срочный созыв собрания сразу после смерти Пророка.

К прибывшим представителям мухаджиров обратился один из ансаров, предложивший им избрать своего предводителя наряду с кандидатом от ансаров. Фактически это было предложение о двоевластии в мусульманской общине; оно вело к расколу среди мусульман и потому было неприемлемо. Поэтому Умар решил выступить против этой идеи, однако его опередил Абу Бакр. В своем выступлении он подчеркнул достоинства ансаров и признал ту важную роль, которую они сыграли в истории Ислама; однако в вопросе о претенденте на руководство мусульманами он настаивал на том, что халиф должен быть избран из числа курайшитов – родного племени Пророка Мухаммада, так как арабы не приняли бы никакой иной кандидатуры. В конце своего выступления Абу Бакр выдвинул на пост главы государства кандидатуры Умара и Абу Убайды.

В ответ ансары также высказали самые добрые слова в адрес мухаджиров и в целом согласились с доводами Абу Бакра. Они предложили, чтобы халиф избирался как из среды ансаров, так и из среды мухаджиров. Из этого следует, что ансары понимали необходимость привлечения к власти и представителей мухаджиров. Но здесь возникла проблема: к моменту прибытия на собрание Абу Бакра, Умара и Абу Убайдыансары уже присягнули на верность Сааду ибн Убаде. Фактически они избрали его халифом, и он должен был приступить к своим обязанностям. Любое изменение этого решения совета следовало вносить очень осторожно, поскольку Саад ибн Убада был среди ансаров весьма уважаемым человеком. В противном случае это означало бы бунт против избранного общиной законного халифа и грозило потрясениями в обществе.

После Абу Бакра слово взял Умар. Он повторил его доводы о том, что халифом обязательно должен быть представитель курайшитов, поскольку другого халифа арабы просто не приняли бы. В ответ на это ансарХубаб ибн аль-Мунзир предложил мухаджирам избрать своего лидера и оставить ансарам своего, но Умар возразил ему, сказав, что двоевластие неприемлемо. Он еще раз повторил, что арабы окажут сопротивление любому лидеру, который не будет представителем племени Пророка.

Хубаб стал настаивать на своей точке зрения и призвал ансаров поддержать его. Тогда слово взял представитель мухаджиров Абу Убайда ибн аль-Джаррах. Он отметил, что, хотя ансары и оказали поддержку Пророку, не они первыми начали борьбу за идеалы Ислама. Затем выступил ансар Башир ибн Саад аль-Ансари, напомнив ансарам о том, что все великие дела, в которых они участвовали, были совершены не ради мирских и личных выгод, а ради Аллаха и Его Посланника, и что Пророк Мухаммад был курайшитом, и потому его племя должно пользоваться преимуществом в вопросе выбора главы государства, и ансары не должны противиться этому.

Вслед за ним поднялся ансарУсайд ибн Худайр и также однозначно выступил за кандидатуру одного из курайшитов. Он отметил, что избрание халифа от ансаров чревато обострением отношений между ауситами и хазраджитами. В доисламский период эти два основных мединских племени были враждебны друг другу, и между ними постоянно вспыхивали кровавые столкновения. После обращения в Ислам, приглашения в город Пророка Мухаммада и выражения покорности ему этим межобщинным столкновениям был положен конец; однако поскольку в случае избрания халифом мединца последний был бы представителем либо ауситов, либо хазраджитов, возникла бы опасность возобновления забытой вражды между этими племенами.

Слово опять взял Умар и спросил у присутствующих, известно ли им, что, когда Пророк был смертельно болен и не мог руководить молитвой, он послал вместо себя Абу Бакра? Ему ответили, что это известно всем. В ответ Умар сказал, что никто не имеет права отодвинуть того, кого выдвинул вперед сам Пророк, и все присутствующие согласились с этим.

Затем слово взял ансар Зайд ибн Сабит. Он также напомнил собравшимся, что Пророк был одним из мухаджиров и что ансары были его помощниками; поэтому, по его словам, лидером должен стать мухаджир, а ансары должны остаться его помощниками.

После него выступил Абу Бакр, который выразил свое удовлетворение дебатами относительно этого важнейшего вопроса. Закончив свою речь, он попросил Умара дать ему руку для того, чтобы он мог присягнуть ему как халифу, однако Умар сказал, что сам Абу Бакр более достоин поста халифа; тот же возразил, что Умар является более приемлемой кандидатурой, чем он. Несмотря на это, Умар и Абу Убайда сказали ему, что после слов Пророка никто не может выйти вперед него. Они напомнили ему о том, что именно он был спутником Пророка в пещере Саур[4] и подвергал свою жизнь опасности ради него и что именно его Пророк назначил руководить общей молитвой в тот момент, когда сам был не в состоянии это сделать[5] .

Сказав это, Умар взял за руку Абу Бакра и присягнул ему на верность как халифу. Вслед за ним это сделали Усайд ибн Худайр и Башир ибн Саад. Затем Абу Бакру присягнули все присутствовавшие, за исключением Саада ибн Убады.

Эти события еще раз доказывают, что принципиальных разногласий между ансарами и мухаджирами не было. Ансарами двигала обеспокоенность относительно своего будущего, которая и побудила их собраться в сакифе Бану Саида. Утверждения же о том, что ансары планировали захватить лидерство в мусульманской общине и умалить роль мухаджиров, не соответствуют действительности. Что же касается Саада ибн Убады, то он являлся уважаемым и влиятельным человеком среди сподвижников Пророка. Выдвигая его кандидатуру, мединцы, обеспокоенные своей дальнейшей судьбой, стремились принести как можно больше пользы мусульманскому обществу.

Это событие произошло в день смерти Пророка Мухаммада, 12 числа месяца рабиавваль 11 г. х.

На второй день после своего избрания Абу Бакр пригласил народ в мечеть. Умар выступил с речью, в которой упомянул о достоинствах Абу Бакра и призвал собравшихся горожан присягнуть ему на верность как первому халифу. Народ принял этот призыв, и Абу Бакр ас-Сиддик стал первым праведным халифом. Ему еще раз всенародно присягнули те, кто уже принес ему присягу на собрании в сакифе Бану Саида.

После этого Абу Бакр обратился к народу с речью. Он попросил собравшихся быть покорными халифу и помогать ему в деле управления государством.

Абу Бакру присягнули все, за исключением тех сподвижников, которые были заняты подготовкой похорон Пророка Мухаммада; но после похорон они также присягнули на верность халифу. Только Саад ибн Убада несколько запоздал с выражением покорности Абу Бакру, но впоследствии присягнул и он. Позднее он пал смертью мученика в одном из сражений в Сирии.

В некоторых исторических документах имеются сведения о том, что отдельные лидеры мусульманской общины неоднозначно восприняли сообщение об избрании Абу Бакра халифом. Примером этого являются сообщения о том, что Абу Суфьян пытался уговорить Али ибн Абу Талиба и Аббаса не подчиняться Абу Бакру[6] . Но многие историки считают, что эти сведения не соответствуют действительности – известно, что Абу Суфьян принял Ислам только после завоевания мусульманами Мекки, когда у него не оставалось другого выхода, и вполне естественно, что Али, который был ветераном среди сподвижников и отличался непоколебимой верой, не стал бы слушаться его, поэтому вероятность того, что Абу Суфьян вообще мог высказать ему такое предложение, ничтожна. Кроме того, сам Абу Бакр мог сурово наказать его за такую провокацию, однако и такого факта не отмечено. Из этого следует, что эта история является измышлением некоторых поздних повествователей[7] .

Многие суннитские историки опровергают утверждения о том, что Пророк Мухаммад передал власть своему двоюродному брату и выдающемуся сподвижнику Али ибн Абу Талибу[8] . Согласно их доводам, любое завещание, оставленное Пророком, является Божественной санкцией, и ни один мусульманин не посмел бы ослушаться его. В связи с этим невозможно утверждать, что такой преданный и последовательный сподвижник Пророка Мухаммада, как Абу Бакр, мог проигнорировать это завещание, если бы оно действительно существовало. Хорошо известно, что Абу Бакр на протяжении всей жизни неукоснительно выполнял любые поручения Пророка. С другой стороны, суннитские историки говорят о том, что и сам Али, который шел на смерть ради исполнения любого приказа Пророка Мухаммада и никогда не поступался своими принципами, также не стал бы молчать, если бы такое завещание действительно имелось[9] . Они отвергают и сообщения о том, что Али признал правление Абу Бакра лишь на словах, опасаясь возможной дестабилизации обстановки в общине. По их словам, такое действие означало бы неискренность Али к другим сподвижникам Пророка Мухаммада, что не соответствует самой сути исламской религии[10] .

Суннитская традиция опровергает и некоторые сведения о том, что Али отказывался присягать Абу Бакру до смерти Фатимы, его жены и дочери Пророка Мухаммада[11] .

В то же время суннитские историки признают факт существования некоторых разногласий между Али и Абу Бакром, но эти разногласия связаны не с вопросом правления, а с иском дочери Пророка Фатимы, которая претендовала на наследование территории Фадака[12] и Хайбара, а также доходов с них. Однако халиф Абу Бакр отказался удовлетворить просьбу Фатимы о передаче ей и ее потомкам этих земель, сославшись на хадис Пророка, смысл которого заключается в том, что Пророки не оставляют наследства, и все оставшееся после них имущество раздается в качестве пожертвования. По этому поводу между Абу Бакром, Али и Фатимой имели место беседы, из которых стало ясно, что Али и Фатима не знали об этом хадисе[13] . В авторитетных суннитских источниках говорится о том, что в связи с этим Фатима обиделась на Абу Бакра и не разговаривала с ним до своей смерти[14] . Али на протяжении 6 месяцев редко выходил из дома и не имел возможности помогать Абу Бакру в государственных делах, но причиной этого, согласно суннитской традиции, была болезнь Фатимы, за которой он ухаживал, продолжавшаяся вплоть до ее смерти на протяжении полугода после кончины ее отца; однако, как будет далее отмечено, в важнейших вопросах Али всегда был согласен с Абу Бакром. Примером этого были военные действия против вероотступников.

Согласно суннитской традиции, система выборов халифа в Коране и преданиях Пророка Мухаммада не изложена. Мусульмане присягали на верность преемникам Пророка и обещали, что будут неукоснительно соблюдать предписания Ислама. Халифат в ортодоксальном Исламе считается договором между халифом и мусульманами; при этом халиф обязан быть верным положениям Корана и Сунны, соблюдать интересы и защищать имущество мусульман и остальных подданных государства; мусульмане же обязаны уважать халифа, слушаться его и выполнять его праведные приказы[15]. Стороны не имели права отступать от взятых обязательств.

Успехи молодого мусульманского государства[править]

Несмотря на то, что Абу Бакр являлся халифом всего лишь 2 года, 3 месяца и 10 дней, ему удалось сделать столь решительные шаги в деле укрепления Ислама и мусульманской государственности, что значение и роль этой личности невозможно умалить. Добиться этого ему удалось благодаря непоколебимой вере, дальновидности и глубоким знаниям.

К моменту избрания Абу Бакра халифом Ислам еще не был укоренен в среде многих арабских племен. Лицемерие и двуличие имели место еще при жизни Пророка Мухаммада. Многие арабы выдавали себя за мусульман, не уверовав всей душой. В частности, так поступали бедуины, о чем говорится в нескольких коранических аятах[16].

Вероотступничество как массовое явление началось еще при жизни Пророка Мухаммада. Пророками себя объявили аль-Асвад в Йемене, Мусайлима в Йамаме[17], Тулайха в Неджде[18]; однако они не осмеливались предпринимать какие-либо действия, зная, что мусульмане выступят против них; но, как только распространилось известие о смерти Мухаммада, они перешли к более активной пропаганде. Вероотступничество не ограничилось только этим – с момента смерти Мухаммада стали обнаруживаться признаки двуличия у многих арабов-бедуинов; они заявили о возвращении к языческим культам. Верными Исламу оставались мекканцы, мединцы, таифцы и некоторые другие племена.

Как только Абу Бакр пришел к власти, племена вероотступников послали к нему делегации с требованием освободить их от выплаты закята[19]. Они считали закят незначительным (с точки зрения веры) деянием и были уверены, что халиф Абу Бакр согласится с ними и удовлетворит их требование. Однако халиф не мог пойти на уступки, поскольку закят был и остается одним из важнейших Божественных предписаний, закрепленных в Коране, и любой компромисс в этом вопросе означал бы отход от основ Ислама.

Главной причиной требований вероотступников была уверенность в слабости Абу Бакра. В Медине в тот момент не было достаточных военных сил, и бедуины считали, что в случае необходимости сумеют одолеть их. Однако их расчеты оказались неверными. Абу Бакр обладал несокрушимой верой и не собирался идти на компромисс, пусть даже самый незначительный, в вопросах религии. Выслушав требования, он объявил, что пойдет войной на вероотступников[20]. С другой стороны, он настаивал на походе отряда под командованием Усамы ибн Зайда против Византии[21] . В этом случае у Абу Бакра не оставалось достаточно сил для ведения войны с вероотступниками.

Усама был сыном вольноотпущенника Пророка Мухаммада Зайда ибн Харисы. Пророк очень любил Усаму и его отца, павшего смертью мученика в битве при Муте[22] . Еще Пророк начал сбор нового отряда в ответ на провокационные действия византийцев. Была объявлена мобилизация, и в отряд вступили многие мухаджиры, в том числе Умар, однако Пророк умер, и Усама так и не отдал приказа о выступлении в поход. По прошествии трех дней после избрания халиф Абу Бакр приказал бойцам выступить в поход в соответствии с волей Пророка.

Умар обратился к Усаме с просьбой пойти к Абу Бакру и попросить его не посылать армию на византийцев – он опасался за судьбу халифа, так как в готовом выступить отряде находились многие сподвижники Пророка, и их отсутствие в Медине в это смутное время могло быть смертельно опасным для Абу Бакра. Многие бойцы придерживались того же мнения, поскольку внимательно следили за развитием событий в Аравии после смерти Пророка.

Тогда же ансары, которые также готовились к походу, просили Умара передать Абу Бакру их просьбу, чтобы в случае выступления в поход тот назначил более опытного и взрослого командира, нежели Усама, которому было неполных 18 лет. Однако Абу Бакр отказался заменить Усаму, ибо тот был назначен самим Пророком Мухаммадом и его назначение считалось исполнением Божьей воли. Именно так он ответил Умару, передавшему ему просьбу ансаров.

Затем Абу Бакр выехал к войскам и еще раз призвал их выполнить волю Пророка. Часть пути он прошел вместе с ними. Он шел пешком, хотя Усама сидел верхом на лошади. Когда же юноша из уважения к халифу захотел спешиться и уступить ему место, тот отказался и сказал, что каждый шаг мусульманина на пути Аллаха равен семистам добрым делам и смывает семьсот грехов.

Затем Абу Бакр попросил Усаму позволить Умару остаться и помогать ему в управлении государством, и тот удовлетворил его просьбу. После этого халиф обратился к войскам с речью, в которой призвал сражаться во имя Аллаха. Он напомнил им, чтобы они не совершали предательства, не излишествовали, не убивали тех, кто намерен сдаться в плен, женщин, детей и стариков, не совершали зверских убийств, не губили деревья , не трогали отшельников. Он поручил Усаме в точности выполнить все приказы и наставления, которые дал ему Пророк.

Наконец, армия выступила в поход и дошла до места, указанного Пророком. По дороге Усама ибн Зайд пошел на племя Хузаа, напал на Абиль и захватил много трофеев. Эта военная экспедиция заняла 40 дней без учета времени, потраченного на дорогу туда и обратно.

В той сложнейшей обстановке отправка боеспособных войск на военные действия вдалеке от Медины была очень опасным и рискованным шагом, однако Абу Бакр не испытывал и тени сомнения в необходимости этой операции, ибо это было приказом Пророка. В этом выразились смелость Абу Бакра, его бесстрашие перед лицом опасности, его искренняя вера в Аллаха и преданность Пророку. Он нисколько не сомневался в правильности своих действий и в успехе кампании, потому что таково было завещание Пророка, которого он безгранично любил.

Как показали последующие события, этот поход действительно пошел на пользу мусульманам. Он укрепил их боевой дух и веру в свои силы после смерти Пророка. С другой стороны, он повлиял на настроения вероотступников и лицемеров, которые оказались морально подавленными и начали сомневаться в собственных силах.

Войны с вероотступниками[править]

После отправки отряда Усамы в поход Абу Бакру важно было продержаться до его возвращения. С этой целью он начал принимать делегации племен и отправлять к ним своих представителей, выигрывая время. Несмотря на это, некоторые группы вероотступников задумали воспользоваться отсутствием в Медине мусульманских войск и захватить город. Всего через три дня после отправки армии Усамы Медина, не имевшая достаточно сил для отражения атаки, подверглась нападению.

Атаковавшие столкнулись с мусульманским отрядом, бойцы которого срочно донесли это известие Абу Бакру, в этот момент находившемуся в мечети. Он приказал принявшему удар отряду продержаться до подхода подкреплений, а сам, срочно собрав войска, прибыл на помощь. Нападавшие были вынуждены отступить. Абу Бакр преследовал их и встретился с их главными силами, которые заняли господствующие позиции. Боевые действия грозили приобрести затяжной характер; кроме того, продолжение конфликта было нецелесообразно, и мусульмане вернулись обратно. В это время лицемеры попросили о помощи своих единомышленников и снова попытались ворваться в Медину. Тогда Абу Бакр собрал силы мусульман в мединской мечети и под прикрытием ночи выступил против неприятеля. Правым флангом командовал Нуман ибн Мукаррин, левым – его брат Абдулла ибн Мукаррин, а центром – их третий брат Сувейд ибн Мукаррин. Атака мусульман была настолько неожиданна, что противник бежал в панике и растерянности. Поначалу Абу Бакр преследовал их, а затем оставил для защиты города от дальнейших нападений отряд под командованием Нумана ибн Мукаррина, а сам вернулся в Медину.

Эта победа подняла моральный дух мусульман. Племена, которые оставались верными Исламу, еще более укрепились в вере. В это время пришло известие о том, что посланники Абу Бакра Сафван ибн Сафван, Забрикан ибн Бадр и Ади ибн Хатам принесли закят от племен Бану Амр, Бану Авф и Тай. Это событие произошло через 2 месяца после выступления отряда Усамы. Спустя еще 10 дней пришло радостное известие о том, что войско Усамы вернулось с победой и большим количеством трофеев. Абу Бакр приказал войскам отдохнуть, а сам, оставив Усаму вместо себя в Медине, решил со своим отрядом сразиться против лицемеров и вероотступников. Мусульмане, опасаясь за его жизнь, попросили не рисковать и отправить на передовую кого-нибудь вместо себя. Али ибн Абу Талиб предложил ему вернуться в Медину, опасаясь, что в случае гибели Абу Бакра и без того сложная ситуация в государстве еще более осложнится. Однако халиф был тверд в своем решении и, выехав в расположение войск Нумана ибн Мукаррина, присоединился к ним. Затем они вошли в Аль-Абрак и сразились с вероотступниками близь Рамзы.

Враги были разбиты и бежали, Абу Бакр же вернулся в Медину.

В это же время в Медину снова привезли собранный с племен закят. Казна мусульманского государства пополнилась. Войско Усамы отдохнуло и было готово к новым сражениям. Из всех бойцов, имевшихся в его распоряжении, Абу Бакр составил 11 боевых отрядов. Командиры этих отрядов получили следующие боевые задачи: № Халид ибн аль-Валид должен был выступить противлжепророкаТулайхи в Неджд. После выполнения этой задачи он должен был пойти против Малика ибн Нусайра аль-Йарбуиат-Тамими в местечко Аль-Баттах;

  1. Икрима ибн Абу Джахль должен был выступить противлжепророкаМусайлимы, вождя племени Бану Ханифа в Йамаме;
  2. Шурахбил ибн Хасана был отправлен в Йамаму для поддержки войск Икримы ибн Абу Джахля;
  3. Мухаджир ибн Абу Умеййа был отправлен в Йемен дляборьбы с лжепророком аль-Асвадом;
  4. Амр ибн аль-Ас был послан против племени Хузаа;
  5. Халид ибн аль-Валид ибн аль-Ас был послан в Сирию;
  6. Хузайфе ибн Мухсину было приказано выступить против племени Даба;
  7. Арфаджа ибн Харсама был послан в Махру, а затем должен был соединиться с силами Хузайфы;
  8. Тарифа ибн Харджиз был отправлен против племени Бану Сулайм и союзного с ними племени Хавазин;
  9. Сувейд ибн Мукаррин был послан для подавления мятежа в местечке Тихама в Йемене;
  10. Аль-Ала ибн аль-Хадрами выступил в поход в направлении Бахрейна.

Сам Абу Бакр во главе отдельного отряда выступил против племен Абс и Зубьян, которые населяли Аль-Абрак, и нанес им поражение в Рабзе. Затем он отправился в местечко Бузаха для приведения к покорности остававшихся там представителей этих племен; там же находился и лжепророк Тулайха.

Тем временем, выполняя приказ халифа, Халид ибн аль-Валид вошел в область, где проживало племя Тай. Ади ибн Хатим, вождь этого племени, попросил у Халида три дня, чтобы привести свой народ к покорности, и действительно выполнил намерение – племя Тай полностью покорилось

Рис. 2. Войны против вероотступников

Халиду ибн аль-Валиду. После этого он двинулся в направлении Бузахи, где, понеся потери, разгромил враждебное племя Фазара во главе с Уйайной ибн Хусном. Самому Уйайне удалось бежать; бежал в Сирию и лжепророк Тулайха.

Тулайха отступил от веры и выступил против мусульман еще при жизни Пророка Мухаммада, который посылал против него войска во главе с Дарраром ибн аль-Азваром. Вероотступники бежали в Сухайру и не могли оказать сопротивление, но после смерти Пророка они усилились. Племя Гатафан поддержало асадитов, к которым принадлежал и Тулайха; они заключили союз с племенем Тай. Когда асадиты стали союзниками гатафанцев, Даррар не сумел удержать ситуацию под контролем и бежал в Медину, а его войска разошлись. Когда же Халид ибн аль-Валид привел к покорности племена в Бузахе, асадиты, амириты и гатафанцы снова вернулись к Исламу.

Завершив свою миссию в этом районе, Халид ибн аль-Валид по приказу халифа двинулся в Битах против одной из ветвей племени Тамим, которое называлось Бану Йарбу. Их возглавлял Малик ибн Нувайра.

Внутри племени Тамим были раздоры, и они подверглись нападению отряда под командованием женщины по имени Саджах из племени Бану Таглиб. Части тамимитов удалось договориться с ней, а остальные бежали. Потом Саджах двинулась на Йамаму, где находился лжепророк Мусайлима со своими сторонниками. Там они пришли к согласию и даже поженились, но были вместе лишь 3 дня; затем Саджах вернулась к своему племени и, подобно Мусайлиме, объявила себя пророчицей. Ее поддержали некоторые из тамимитов, и она заключила мир с Мусайлимой при условии, что ей будет принадлежать половина доходов Йамамы. Затем она вернулась к себе; однако к тому времени мусульмане установили контроль над ее территориями, и Саджах приняла Ислам. Когда она вновь вернулась в Аравию, в среде тамимитов возникли разногласия, и они не захотели вновь подчиниться этой женщине. Спустя некоторое время сюда вошла армия Халида ибн аль-Валида; он схватил вождей тамимитов и, обнаружив, что они правили одной из ветвей этого племени Бану Йарбук, не обладая на это правами, казнил их.

Икрима ибн Абу Джахль получил приказ наказать лжепророка Мусайлиму и направился в Йамаму; за ним следовал Шурахбил ибн Хасана. Икрима вступил в сражение с силами племени Бану Ханифа, к которому принадлежал Мусайлима, но потерпел поражение; Шурахбил же решил подождать подкрепления. В это время Абу Бакр послал Икриме приказ после завершения карательной операции против мятежников двинуться на вероотступников в Омане и соединиться там с силами Хузайфы ибн Мухсина и Арфаджи ибн Харсамы. Затем они должны были соединиться с войсками Мухаджира ибн Абу Умаййи, которому было предписано завершить операцию в Йемене и подойти к ним со стороны Хадрамаута.

Тем временем Халид ибн аль-Валид вернулся в Медину и попросил у Абу Бакра прощения за ошибки, допущенные им в прошлом походе. Тот хорошо принял и выслушал его, а затем приказал срочно выступить против лжепророка Мусайлимы. Халид сразу выехал к своим войскам в Битах, дождался подхода подкреплений и выступил против Мусайлимы. Войдя в Йамаму, он обнаружил, что Шурахбил ибн Хасана, прибывший туда ранее, внезапно, не дождавшись подкрепления, перешел в наступление и потерпел поражение. В племени Бану Ханифа, с которым сразился Шурахбил, была небольшая группа, которая оставалась верной Исламу и помогала мусульманам; их возглавлял Салама ибн Асал.

Лжепророк Мусайлима, собрав свои силы, перешел в наступление на мусульман со стороны Акрабы и Джубайла (ныне Вади Ханифа). В ответ Халид начал контрнаступление. Правым и левым флангами армии мусульман командовали Зайд ибн аль-Хаттаб (брат Умара ибн аль-Хаттаба) и Абу Хазайфа ибн Утба. Знаменосцем мухаджиров был вольноотпущенник Абу Хузайфы Салим, а ансаров – Сабит ибн Кайс ибн Шаммас. С севера, со стороны Малхама, к Акрабе подошел Даррар ибн аль-Азвар. Вначале вероотступники значительно потеснили мусульман, но затем последние перехватили инициативу и нанесли поражение противнику. Мусайлима с группой приверженцев попытался скрыться, но ему это не удалось, и все они были убиты; однако и мусульмане понесли большие потери. В этой битве пали смертью мучеников многие видные деятели Ислама – Зайд ибн аль-Хаттаб, Сабит ибн Кайс и др.

В Омане Лакиту ибн Малику аль-Йазди также удалось потеснить мусульман. Находившиеся здесь мусульманские войска под командованием Джафара и Убада были вынуждены отступить в горы и на побережье. Джафар обратился к Абу Бакру с просьбой о помощи, и тот отправил в Оман Хузайфу ибн Мухсина, а в Махру – Афраджу ибн Харсаму, которые должны были начать в Омане военные действия и встретиться с войсками Джафара и Убада. Туда же был послан Икрима ибн Абу Джахль, потерпевший поражение в Йамаме и просивший халифа отправить его в Оман.

Получив приказ халифа, Икрима поспешил за Хузайфой и Афраджой и догнал их еще до того, как они вошли в Оман. Там они соединились с войсками Джафара и Убада, составили план совместных действий и подошли к местности Саххар. Их противники под командованием Лакита сосредоточились в Дабе, и там начались ожесточенные сражения. Положение мусульман было настолько сложным, что если бы к ним на помощь не подоспели подкрепления из Бахрейна и других регионов, то они были бы разгромлены; однако в конце концов мусульмане победили и захватили много трофеев, пятую часть которых отправили в государственную казну.

Хузайфа остался в Омане для управления этой областью. Икрима же вернулся в Махру.

Жители Махры тоже отступили от Ислама, но разделились на две части. Меньшая часть, которую возглавлял Шихрит, располагалась на побережье. Икрима начал с них. Прежде всего он предложил им обратиться в Ислам, и многие из них приняли это предложение, оставшаяся же часть вероотступников после этого оказалась обессиленной. Они объединились вокруг некоего Мусбиха, но в кратчайшие сроки были разгромлены. Пятую часть трофеев, добытых в результате этой победы, Икрима отправил с Шихритом в Медину.

В Йемене, как и в других регионах, каждая область имела своего вождя. Как уже было сказано, там еще при жизни Пророка Мухаммада объявил себя пророком некий аль-Асвад аль-Анси. Тогда Пророк Мухаммад отправил туда своих наместников; когда же он умер, йеменцы нарушили договор, а назначенные Пророком наместники Амр ибн Хазм и Халид ибн Саид ибн аль-Ас были вынуждены вернуться в Медину. Тогда халиф Абу Бакр начал принимать меры. Прежде всего он попытался разрешить конфликт мирным путем и предложил йеменцам принять Ислам и прекратить сопротивление, а затем был вынужден отправить наместника Мекки Аттаба ибн Усайда и его брата Халида ибн Усайда в йеменскую область Тихаму, чтобы покарать вероотступников. Этот поход был успешным, и противник был разгромлен. В Таиф был послан Усман ибн Абуль-Ас, а в Шунуу – Ибн Рабиа. Жители этих областей также были усмирены.

Затем в Тихаме взбунтовались племена Ук и Ашар. Против них двинулся Тахир ибн Абу Хала, и ему удалось добиться успеха. После этого Абу Бакр послал Тахира ибн Абу Халу на помощь мусульманам Саны, а Абдулла ибн Саур получил приказ мобилизовать войска. Кроме того, Абу Бакр отправил в Йемен Мухаджира ибн Абу Умаййу и Халида ибн Усаййида. По мере продвижения по мекканской дороге к ним присоединялись другие отряды. Этот поход был успешным – мусульманам удалось разгромить йеменских вероотступников и пленить их лидеров Амра ибн Маадикариба и Кайса ибн АдиЙагуса аль-Макшуха, которые были отправлены к Абу Бакру.

В числе вероотступников оказались и жители Хадрамаута, где проповедовали Уккаша ибн Мухсин и Зийад ибн Лабид аль-Байади. Когда же начали появляться первые признаки вероотступничества, Пророк назначил туда наместником Мухаджира ибн Абу Умаййу, но смерть Мухаммада помешала отъезду наместника. Пришедший к власти Абу Бакр подтвердил полномочия Мухаджира, и тот выехал в Сану; одновременно туда же выступил отряд Икримы. Они встретились у Марибы, вместе вошли в Хадрамаут и установили контроль над областью. Пятая часть добытых трофеев была отправлена Абу Бакру.

Вероотступничество охватило и часть населения Бахрейна, где было два влиятельных племени – племя Абдулкайс сохранило верность Исламу, а племя Бану Бакр отступило от веры. Одним из лидеров мусульман там был Джаруд, прежде являвшийся христианином, но после встречи с Пророком Мухаммадом принявший Ислам. В самый критический момент ему удалось убедить значительную часть бахрейнцев не отступать от веры. Собрав свои силы, Джаруд совместно с посланным туда отрядом под командованием Ала ибн аль-Хадрами выступил против вероотступников и разгромил их.

Начало мусульманских завоеваний[править]

После завершения войн с вероотступниками и стабилизации обстановки в Аравии назрела насущная необходимость военных действий с Персией, которая враждовала с мусульманским государством и поддерживала вероотступников. Византия также периодически провоцировала военные столкновения на севере Аравии. Конечно же, война против двух крупнейших держав того времени казалась невозможной для молодого мусульманского государства, однако мусульмане, вдохновленные своей верой, приняли вызов и начали действия одновременно на двух фронтах. Враждебные отношения Персии с Византией облегчали войскам Халифата ведение войн против каждого из противников.

Военные действия на персидском фронте[править]

В тот период Персия являлась могущественным государством. Ее границы на западе простирались до территории современной Сирии, а на юге – до Аравии. Арабские племена Бану Таглиб, Бану Бакр, Бану Шейбан, Бану Рабиа и Тай, проживавшие в междуречье Тигра и Евфрата, были подданными Персидской империи. Некоторые из этих племен, например, Бану Таглиб, были христианами.

Для ведения военных действий против Персии халиф Абу Бакр отправил аль-Мусанну ибн Харису из племени Бану Шейбан, прославившегося в боях с вероотступниками. Длительное время Мусанна сражался с персидскими отрядами, но у него было мало бойцов, и ему было крайне сложно воевать с многочисленным противником. Он нуждался в поддержке, и тогда халиф Абу Бакр приказал Халиду ибн аль-Валиду, который к тому времени уже навел порядок в Йамаме, срочно выступить в Ирак на помощь аль-Мусанне. Помимо Халида, который должен был подойти к месту боев с юга, Абу Бакр приказал выступить в том же направлении отряду Айада ибн Ганама, который должен был подойти туда же с севера. Армии должны были встретиться у города Хира[23] на Евфрате.

Халид выступил к Хире и обратился к персидскому наместнику Хани ибн Кубайдеат-Таи с предложением либо принять Ислам, либо выплачивать джизью[24] . Персы не стали вступать в сражение с мусульманами и предпочли выплатить джизью в достаточно большом размере. В то же время аль-Мусанна периодически вел бои против персидского военачальника Хурмузана. В местности Убилла силы Халида и Аль-Мусанны объединились, составив около 18 000 бойцов. Кроме того, Абу Бакр отправил сюда отряды под командованием Ади ибн Хатима и Асима ибн Амраат-Тамими. Халид приказал им прибыть в местность Хайфар, и вскоре они соединились с основными силами. После этого мусульманская армия встретилась в Убилле с персидскими войсками Хурмузана. Сражение окончилось разгромом персов, а сам Хурмузан погиб. Это сражение получило название Затус-Саласил («Цепная битва»), так как перед сражением персидские воины соединились цепями, чтобы не допустить бегства с поля боя. Халид приказал Мукилу ибн Мукаррину собрать трофеи, а аль-Мусанне велел преследовать разгромленного противника; тот преследовал персов, настиг и перебил их.

Рис. 3. Византия и Иран в начале VII в. н.э.

Тогда сасанидский шах Ардашир отправил против мусульман 30 000-ную армию под командованием Карина, сына Карьяноса. Она достигла местности Мезар, когда до персов дошла весть о гибели армии Хормузана. В результате наступления Халида ибн аль-Валида и эта персидская армия была разгромлена, а ее командиры Карин, Эношиджан и Кубаз погибли. Мусульманам вновь достались богатые трофеи.

Персы решили взять реванш за свои поражения. Одна часть персидских войск выступила в местность Севад, а другая сконцентрировалась близ Кескера. Вскоре к ним на помощь пришли войска под командованием Эндерзы и БахрамаДжазавайха. Халид ибн аль-Валид атаковал их, и персы вновь потерпели тяжелое поражение.

Бывшие подданными Персидской империи арабы-христиане были обеспокоены этой чередой поражений персидской армии и решили оказать поддержку Сасанидам. Узнав об этом, Халид сразился с ними и разгромил их, затем вернулся в Хиру, где оставил Кааку ибн Амра, а сам отправился на помощь Айаду ибн Ганаму, ранее двинувшемуся на север Ирака. Он вошел вначале в Феллуджу, а затем в Кербелу, и, оставив там Асима ибн Амра, продолжил наступление в направлении Анбара. Город был взят, и Халид оставил в нем Забиркана ибн Бадра. Затем он двинулся в область Айнут-Тарир, население которой частично состояло из арабов; Халид завоевал ее и оставил там Увайма ибн аль-Кахила. Затем он выступил для соединения с Айадом ибн Ганамом, который в это время находился в местности Дауматуль-Джандал. Когда ее жители узнали, что Халид движется на них, они запросили помощи у Гассанидов, Кальбитов и других арабских племен, бывших подданными Византийской империи; но в решающий момент разрозненные арабские племена не сумели прийти к согласию, и Халиду удалось разгромить их. После этого он вернулся в Хиру. Аль-Мусанна же в это время продолжал военную операцию против персов в районе реки Тигр.

Рис. 4. Ирак в начале VII в. н.э.

Рис. 5. Военные действия против Ирана при халифе Абу Бакре

Оставив в Хире Аль-Акру ибн Хабиса, Халид выступил в направлении местности Айн и оттуда отправил Абу Лейлу в Ханафис, а Кааку – в Хусайн. Добившись там успеха, мусульмане выступили в Сену и Мусейл. Разгромив противника и там, они направились в Ар-Радаб, который также был завоеван. После этих побед Халид в месяце рамадан двинулся к Фараду, который ныне находится на границе Сирии и Ирака. Здесь персы объединились с византийцами. В сражении как персы и византийцы, так и мусульмане понесли большие потери, и Халид вернулся в Хиру. После этих событий Абу Бакр отозвал Халида из Ирака и назначил его командующим войск в Сирии.

Завоевание Шама[25][править]

Когда Халид ибн Саид вернулся в Медину из Йемена, халиф Абу Бакр послал его в Тейму. Прибыв туда, Халид начал мобилизацию мусульман в армию. Обеспокоенные этим византийцы подняли против них вассальные арабские племена – Гассанидов, Кальбитов, Танухитов, Лахмитов и Джузамитов. Халид ибн Саид сообщил об этом халифу, который приказал выступить против них. Мусульмане перешли в наступление; только при виде их войск противник бежал, и территория была захвачена армией Халифата. Однако развивать успех и продолжать наступление Халид ибн Саид не стал, поскольку получил приказ Абу Бакра дождаться подкреплений. Когда же к нему на помощь пришли отряды под командованием Валида ибн Утбы и Икримы ибн Абу Джахля, они вступили в бой с византийскими войсками и разгромили их. Их командующий бежал в Дамаск, где собрал силы и вновь выступил против преследующего его Халида ибн Саида, который, увидев явное превосходство сил противника, решил отступить.

В 13 г. х.[26] Абу Бакр послал в район боевых действий новые подкрепления. Первым командиром, начавшим широкомасштабное наступление на Шам, был Йазид ибн Абу Суфьян, который возглавлял 7 000-ную армию. В этой армии находился и Сухайл ибн Амр. После этого Абу Бакр послал туда и Муавию ибн Абу Суфьяна, который вошел в область Зуль-Марва и соединился с находившимися там войсками Халида ибн Саида, а сам Халид был отозван в Медину. Вторым командующим, посланным в этот регион, был Амр ибн аль-Ас, выступивший в направлении Палестины. В Иорданию двинулся Шурахбил ибн Хасана, а в Хомс[27] – Абу Убайда Амир ибн аль-Джаррах.

Рис. 6. Поход Халида ибн аль-Валида из Ирака в Сирию

Узнав об этом, византийский император Ираклий срочно прибыл в Хомс и организовал оттуда отправку на фронт своих войск. Общая численность византийской армии составила около 240 000 человек, в то время как мусульмане выставили против них всего около 20 000 бойцов, не считая 6 000-ного отряда Икримы, который поддерживал их с тыла.

Опасаясь столкновения с многократно превосходящим противником, командиры мусульманской армии пришли на совет к опытному Амру ибн аль-Асу, который счел нецелесообразным ведение боевых действий одновременно на нескольких направлениях – он предложил соединить все силы в единый кулак и был уверен, что в этом случае мусульмане сумеют противостоять византийской армии. Все собравшиеся согласились с этим и решили расположить объединенное войско возле реки Ярмук, где местность представляла удобный стратегический плацдарм. Уведомив халифа Абу Бакра, мусульманские военачальники вызвали на помощь из Ирака 9 000-ную армию под командованием Халида ибн аль-Валида. Халид срочно выступил из Ирака. Гассаниды пытались помешать ему, но опытному полководцу удалось с боями прорваться к Ярмуку.

Рис. 7. Военные действия против Византии в Сирии

Таким образом, перед решающим сражением мусульмане собрали 36 000-ную армию, которую возглавил Халид ибн аль-Валид. Среди воинов находились более тысячи сподвижников Пророка и около ста участников битвы при Бадре.

Когда сражение уже началось, из Медины пришло известие о смерти халифа Абу Бакра. Новый халиф, Умар, распорядился сменить командующего армией, и в битве при Ярмуке объединенное войско вместо Халида ибн аль-Валида возглавил Абу Убайда.

Кончина Абу Бакра[править]

Накануне битвы при Ярмуке Абу Бакр тяжело заболел. Чувствуя приближение смерти, он обратился к ближайшим сподвижникам Пророка Мухаммада с предложением выбрать себе нового руководителя, но те так и не выдвинули кандидатуры и предложили Абу Бакру самому назначить преемника. Тогда, попросив немного времени на раздумье, халиф призвал Абдуррахмана ибн Ауфа, Усмана, Саида ибн Зайда, Али ибн Абу Талиба и других уважаемых людей и предложил обсудить кандидатуру Умара ибн аль-Хаттаба. Подавляющее большинство поддержало это предложение, хотя некоторые считали, что Умар излишне суров для руководства государством.

В результате по завещанию Абу Бакра вторым халифом стал Умар ибн аль-Хаттаб[28] . Об этом Абу Бакр объявил публично, и народ поддержал его выбор. В тот же день Умар принял присягу на верность со стороны народа.

Халиф Абу Бакр умер 22 джумадаавваля 13 г. х. Он вел очень скромный образ жизни; источником его существования были лишь скудное жалованье из государственной казны и земельный участок возле Медины. Согласно завещанию, 1/5 часть этого участка была передана государству в качестве пожертвования, а оставшаяся часть – поделена между его детьми. Все личное имущество и оставшиеся денежные средства Абу Бакр также завещал передать в государственную казну.

Умар I ибн аль-Хаттаб (13/634–23/644)[править]

Став халифом, Умар ибн аль-Хаттаб последовательно и решительно продолжил политику Абу Бакра. Военные действия молодого мусульманского государства с двумя могущественными империями – Ираном и Византией – вошли в самую ожесточенную фазу.

Рис. 8. Территории, завоеванные мусульманами в период правления халифа Абу Бакра

Военные действия против Византии и ее союзников[править]

Битва при Ярмуке[править]

Итак, халиф Умар возглавил Халифат накануне решающей битвы мусульманской армии с многократно превосходящими по численности и оснащению войсками Византийской империи и ее союзников.

В ходе битвы при Ярмуке, состоявшейся в 13 г. х., правым флангом войск Халифата командовал Амр ибн аль-Ас, левым – Йазид ибн Абу Суфьян. Между ними располагались войска под командованием Абу Убайды. Правый фланг замыкали отряды Муаза ибн Джабала, а левый – Наффасы ибн Усамы аль-Кинани. Кавалерийскими отрядами командовал Халид ибн аль-Валид, расположившийся в передовой части боевых порядков, а пешими – Хашим ибн Утба ибн Абу Ваккас.

Несмотря на то, что мусульманские войска значительно уступали византийцам по численности, их боевой дух был очень высок. Перед битвой к бойцам обратились с речью пользовавшиеся непререкаемым авторитетом сподвижники Пророка – Амр ибн аль-Ас, Абу Хурайра, Абу Суфьян. Они говорили об ответственности мусульманских воинов перед Аллахом и напомнили им эпизоды из жизни Пророка Мухаммада, способствовав тем самым укреплению уверенности в победе.

Рис. 9. Битва при Ярмуке (13 г. х.)

Непосредственно перед сражением Абу Убайда, Йазид ибн Абу Суфьян, Халид ибн аль-Валид и другие военачальники встретились с командующими византийскими войсками и предложили им принять Ислам либо выплачивать джизью. После их отказа началось сражение.

Византийцы – арабские подданные империи – начали наступление на правом фланге мусульманской армии, однако, встретив ожесточенное сопротивление, были вынуждены отступить, и под ответным натиском мусульман это отступление превратилось в бегство. Одновременно мусульманская кавалерия под командованием Халида ибн аль-Валида атаковала левый фланг византийских войск. В результате этой атаки византийцы понесли большие потери и потеряли убитыми около 6 000 бойцов.

В этот момент из Медины прибыл гонец с известием о смерти Абу Бакра и назначении его преемником Умара. Стало известно, что новый халиф отстранил Халида ибн аль-Валида от командования мусульманской армией и назначил вместо него Абу Убайду.

В ходе этой битвы мусульмане проявили невиданные ранее героизм и стремление к победе. Они словно не знали страха смерти. Вдохновленные Исламом, они так храбро и отчаянно сражались с превосходящими силами византийцев, что противник, несмотря на свое многократное преимущество, был разгромлен. Значение битвы при Ярмуке в истории Ислама очень велико. Нанесенное могущественной Византийской империи поражение явилось началом ее ослабления и привело к потере ею всего Южного Средиземноморья. После этой битвы Халифат не только заявил о себе как о новой сверхдержаве, но и положил начало новой мусульманской цивилизации, которая объединила многие народы мира. Благодаря высокому политическому весу Халифата началось распространение Ислама, который отныне стал мировой религией.

Мусульмане еще некоторое время преследовали разгромленных византийцев. После того, как в регионе практически не осталось византийских войск, жители Шама заключили с мусульманами мирный договор. После этого командующий мусульманской армией Абу Убайда Амир ибн аль-Джаррах в соответствии с полученными от халифа Умара приказами захватил Фахль и Басан.

Взятие Дамаска[править]

После великой победы при Ярмуке и взятия Фахля и Басана Абу Убайда отдал приказ двинуться на Дамаск. Он лично возглавил левый фланг войск, центром командовал Халид ибн аль-Валид, а левым флангом – Амр ибн аль-Ас. Кавалерией командовал Айад ибн Ганам. Одновременно Абу Убайда отправил специальный отряд во главе с ЗульКелой занять позицию между Хомсом и Дамаском, чтобы помешать прибытию византийских подкреплений с севера. Для поддержки окруживших Дамаск основных сил с тыла Абу Убайда отправил отряд под командованием Абу адДарды.

После этих маневров мусульманская армия получила от халифа Умара приказ взять Дамаск, и боевые действия начались. Несмотря на большой численный перевес, византийцы вновь ничего не сумели противопоставить ведомым непоколебимой верой мусульманам. Массовый героизм бойцов и отсутствие у них страха перед смертью повергли в ужас армию императора Ираклия.

Операция развивалась строго по намеченному тактическому плану. Отряды мусульман с боями заняли окрестности города и перекрыли подвоз продовольствия. Войска Халида ибн аль-Валида, Йазида ибн Абу Суфьяна, Абу Убайды, Амра ибн аль-Аса, Шурахбила ибн Хасана со всех сторон подошли к городу.

Осада продолжалась около месяца. Наконец в раджабе 14 г. х. (спустя год после победы при Ярмуке) мусульманская армия приступила к решающему штурму Дамаска. Первым сломил сопротивление византийцев отряд Халида ибн аль-Валида, атаковав город под покровом ночи. Его атаку поддержали другие отряды, и город был взят. Уличных боев, за исключением Халида, никто не вел –горожане покорились мусульманам почти без боя.

После взятия Дамаска халиф Умар приказал командующему Абу Убайде послать часть войск в Ирак для поддержки армии, под командованием Хашима ибн Утбы ибн Абу Ваккаса сражавшейся с персами.

Закрепив свой успех, Абу Убайда оставил Йазида ибн

Абу Суфьяна в Дамаске, Шурахбила ибн Хасана послал в Иорданию, а Амра ибн аль-Аса – в Палестину. В свою очередь, став во главе Дамаска, Йазид ибн Абу Суфьян послал Дахью ибн Халифу в Тадмор, а Абу Захру аль-Курайши – в Хавран для заключения мира с местным населением.

Битва при Марджурруме и завоевание Хомса[править]

Абу Убайда получил известие о том, что византийский император Ираклий перебросил для отвоевания Дамаска большую армию, и сразу же направил против него свои войска, с которыми соединились отряды завоевавшего долину Бекаа[29] Халида ибн аль-Валида. Стороны встретились в Марджурруме[30] , и там византийцы потерпели такое сокрушительное поражение, что спастись от смерти удалось лишь немногим. Абу Убайда лично встретился в схватке с одним из византийских командиров и убил его, Халид же убил командующего византийской армией. Остатки разгромленных византийцев бежали в Хомс; преследуя их, Абу Убайда с Халидом подошли к городу и окружили его.

Осада была длительной. Наконец, жители решили сдать город мусульманам, заключив с ними мирный договор, подобный договору с жителями Дамаска, предусматривавший выплату джизьи.

Завоевание Киннесрина и Кайсерии[править]

После завоевания Хомса Абу Убайда отправил Халида ибн аль-Валида на завоевание Киннесрина. Вначале жители города вынудили его отступить, однако в 15 г. х. Халиду удалось взять город. Одновременно Амр ибн аль-Ас начал завоевание прибрежных районов Палестины и изгнание оттуда деморализованных остатков византийских войск.

Тем временем халиф Умар отправил Муавию ибн Абу Суфьяна на подавление сопротивления последнего оплота Византии в Сирии – города Кайсерии. Муавии удалось разгромить противника и захватить город.

После завоевания Кайсерии халиф Умар приказал Амру ибн аль-Асу двинуться на Аджнадейн[31] – важнейший стратегический пункт в регионе, где находилась группировка византийских войск. Византийцы имели в этом регионе еще две крупные войсковые группировки – в Рамле[32] и в Иерусалиме. Амр дождался подкреплений и разделил их на две части: одну часть он отправил на Рамлу, другую – на Иерусалим, чтобы не позволить византийцам перебрасывать подкрепления. После этого он окружил их и разгромил.

Завоевание Иерусалима[править]

После подавления сопротивления византийских войск командующий Абу Убайда, оставив в Дамаске Саида ибн Зайда, двинулся на Иерусалим, чтобы вынудить город к сдаче. Однако жители города заявили о том, что сдадутся только лично халифу Умару. Абу Убайда сразу оповестил об этом Умара, и тот срочно собрал сподвижников Пророка на совет. Али ибн Абу Талиб порекомендовал ему выехать в Иерусалим, Усман же высказался против этого. Однако халиф Умар предпочел мнение Али и, оставив его вместо себя во главе Медины, выехал вместе с дядей Пророка Аббасом в Иерусалим. В Джабии их встретили Абу Убайда, Халид и Йазид ибн Абу Суфьян, и они вместе двинулись к городу. Умар договорился с жителями Иерусалима об условиях сдачи; оставшиеся в городе византийские войска должны были покинуть его в течение трех дней. Войдя в Иерусалим, халиф Умар прибыл на место ночного вознесения Пророка Мухаммада (мирадж) и совершил там намаз, а затем распорядился построить там мечеть, которая и поныне носит его имя.

Завоевание Аль-Джазиры[33][править]

Тем временем византийские войска при поддержке пришедших жителей Аль-Джазиры[34] окружили мусульман в Хомсе. Основные силы армии Халифата срочно выступили на помощь осажденным единоверцам. Халиф Умар приказал Сааду ибн Абу Ваккасу отправить в Хомс отряд под командованием Кааки ибн Амра, а Айаду ибн Ганаму – выступить против Аль-Джазиры, которая поддерживала византийцев. Сам Умар выступил с войсками из Медины на помощь Абу Убайде.

Как только жители Аль-Джазиры услышали о приближении мусульманских армий, они покинули византийцев в Хомсе и поспешили вернуться домой; византийцы же, узнав, что к ним приближается армия, которую возглавляет лично халиф Умар, пали духом. Воспользовавшись этим, Халид ибн аль-Валид, находившийся ближе всех к позициям византийских войск, нанес по ним удар. В разгоревшемся сражении враг был разгромлен. Умар узнал об этой победе, достигнув Джабии. Одновременно Айад ибн Ганам вошел в Аль-Джазиру и заключил договоры с населением Харрана, Рехи и Ракки. Затем он послал Абу Мусу аль-Ашари в Нусайбин[35] , Амра ибн Саада ибн Абу Ваккаса – в Расул-Айн, а сам двинулся на сирийскую провинцию Даруззур. Усман ибн Абуль-Ас был послан на завоевание Восточной Анатолии. Вначале он вступил в сражение с местным населением, а затем заключил с ними договор о выплате джизьи.

Прибрежные районы Сирии были завоеваны Муавией ибн Абу Суфьяном, который привел к покорности Сур, Сайду, Бейрут, Арку и Триполи. Однако византийцы имели там некоторое преимущество еще на протяжении 10 лет, поскольку обладали военным флотом, которого у мусульман еще не было.

Завоевание Египта[править]

После полного завоевания Сирии Амр ибн аль-Ас, находившийся в Палестине, попросил у халифа Умара дозволения приступить к завоеванию Египта. Умар поддержал это предложение и послал на помощь Амру аз-Зубайра ибн аль-Аввама, Бишра ибн Артаа, Харису ибн Хузайфу и Умайра ибн Вахба.

На границе Египта начались переговоры мусульман с личными представителями наместника Византии Мукавкаса. Амр ибн аль-Ас потребовал, чтобы египтяне либо приняли Ислам, либо платили джизью, либо сразились с мусульманами. На обдумывание он дал им три дня. Египтяне попросили еще несколько дней, но Амр согласился еще только на один день. Решить вопрос мирным путем все же не удалось, и стороны сошлись в сражении, в котором мусульмане потерпели поражение и понесли большие потери. Однако впоследствии Амру удалось сломить сопротивление египтян и захватить стратегически важный населенный пункт Айн Шамс, после чего значительная часть Египта покорилась мусульманам, а население этих мест заключило с ними мирный договор.

Добившись успеха, Амр ибн аль-Ас двинулся на Александрию, служившую резиденцией византийского наместника Египта Мукавкаса, который был вынужден принять все условия мусульман. Амр назначил там наместником Абдуллу ибн Хузайфу. Затем он приступил к строительству города Фустат, которому суждено было стать основным оплотом мусульман в регионе[36]. Затем, в соответствии с приказом халифа Умара, Амр отправил Абдуллу ибн Абу Сарха в Саид, Хариджу ибн Хузафу – в Фаюм, Умайра ибн Вахба – в Дамьетту. Эти районы были присоединены к Халифату, а с их жителями заключены договоры.

Завершив завоевание Египта, Амр ибн аль-Ас начал наступление на запад и захватил Эль-Мардж (Барку на территории современной Ливии), с населением которой он заключил мир. Укба ибн Нафи был направлен на Зувайлу, а затем в ан-Набву, и жители этих городов тоже покорились мусульманам. Затем Амру удалось захватить Триполи (современную столицу Ливии) и Сабрату[37], но его дальнейшее продвижение на запад было приостановлено халифом Умаром.

Военные действия против Ирана и его союзников[править]

Пока войска Халифата теснили византийцев на севере и западе, второй противник мусульманского государства – Иран – переживал период внутренней нестабильности. Народ был недоволен правившей династией Сасанидов, а шахскую семью сотрясали раздоры.

Когда Халид ибн аль-Валид был отозван из Ирака в Сирию, где сражался против византийцев, персы сочли мусульман ослабленными и решили нанести удар по расположенной в Ираке малочисленной армии Халифата, возглавляемой аль-Мусанной ибн Харисойаш-Шайбани. Иранский шах Шахрияр отправил в Ирак 10 000-ную армию, однако мусульмане сумели разгромить ее. Поскольку без подкреплений мусульмане не могли долго удерживать свои позиции, командующий восточной армией аль-Мусанна запросил у халифа Абу Бакра помощь; но в тот момент Абу Бакр не мог выслать к нему подкрепления, так как был занят делами западного (византийского) фронта. Тогда аль-Мусанна оставил вместо себя Башира ибн аль-Хасаниййу и лично приехал к халифу в Медину, но застал Абу Бакра уже при смерти. После того как полномочия халифа перешли к Умару, он послал на иракский фронт подкрепления и поставил во главе этой армии Абу Убайду ибн Масуда, который не был сподвижником Пророка Мухаммада; это было исключением в действиях Умара, так как он никогда не назначал на ответственные посты людей не из числа сподвижников, но Абу Убайда отличался многими достоинствами и заслужил симпатии Умара.

Отправив подкрепления в Ирак, халиф послал командующему западным фронтом Абу Убайде ибн аль-Джарраху приказ отправить в Ирак армию Халида ибн аль-Валида, который воевал там ранее и хорошо знал местность. Абу Убайда же, завершив завоевание Сирии, отправил в Ирак войска под командованием Хашима ибн Утбы ибн Абу Ваккаса. Кроме того, халиф Умар снарядил и отправил в Ирак 4 000-ный отряд во главе с Джариром ибн Абдуллой аль-Баджали, который встретился с персидскими войсками и нанес им жестокое поражение.

Достигнув Ирака, Абу Убайда дважды встретился с персидской армией в Немарике и одержал верх. Остатки персидской армии в панике бежали в столицу Мадаин[38] .

После целой серии поражений персы собрали большую армию под командованием Рустема и встретились с мусульманскими войсками в Аль-Джазире на севере Ирака. Использовав в этом сражении боевых слонов, персы сумели победить мусульман – последние понесли тяжелые потери и отступили. Командующий армией Абу Убайда погиб в сражении, и его заменил аль-Мусанна ибн ХарисаашШайбани. Это сражение произошло в месяце шабан 13 г. х., спустя 40 дней после победы мусульман над византийцами в битве при Ярмуке.

После этого успеха среди персов вновь начались междоусобицы, которые привели к их ослаблению. Рустем был отстранен от командования армией; затем его вновь поставили во главе войск, уже совместно с другим военачальником – Файрузаном. Аль-Мусанна, внимательно следивший за событиями, решил воспользоваться слабостью персов и напал на них. В завязавшемся сражении персы понесли тяжелейшие потери и были разгромлены. Для развития успеха аль-Мусанна запросил подкреплений, которые были незамедлительно посланы ему; кроме того, к нему на помощь выступил отряд Джарира ибн Абдуллы аль-Баджали.

Когда персидские военачальники узнали о прибытии подкреплений к мусульманам, они снарядили против них большую армию и выступили в поход. В рамадане 13 г. х. в местечке Аль-Бувайб возле Куфы произошло крупное сражение. Персы понесли невосполнимые потери и были разгромлены; погиб их командующий Михран. Так мусульмане отомстили за свое поражение в Аль-Джазире.

После битвы при Аль-Бувайбе империя Сасанидов пережила новую серию внутренних раздоров, и Шахрияра сменил его сын Ездигерд III, которому суждено было стать последним персидским шахом. После его прихода к власти казалось, что правящая династия сумеет найти выход из кризиса; покоренные мусульманами персы-зороастрийцы даже подняли восстание и нарушили все договоренности с мусульманами.

В ответ на это Умар призвал народ к войне с персами. Вновь оставив вместо себя в Медине Али ибн Абу Талиба, халиф лично выехал на восточный фронт для командования войсками, но военачальники отговорили его от дальнейшей поездки – они опасались, что если с Умаром чтолибо произойдет, это отрицательно скажется на боевом духе войск. Халиф согласился с ними и назначил командующим Саада ибн Абу Ваккаса, одновременно отдав приказ аль-Мусанне (вскоре скончавшемуся от ранений), Джариру ибн Абдулле и всем командирам на иракском направлении перейти под командование последнего.

Мусульманские войска собрались в местечке Кадиссия для решающего сражения с передовыми силами персидской армии. В числе командиров мусульманскими войсками были Салман аль-Фариси[39] и Абдуррахман ибн Рабиа аль-Бахили. Среди воинов было много сподвижников Пророка Мухаммада, в том числе 70 ветеранов битвы при Бадре.

Битва при Кадиссии и взятие Мадаина[править]

Сгруппировавшись в Кадиссии, мусульмане не встретили там персов. Они стали совершать походы на близлежащие регионы и захватывать большое количество трофеев. Персидские подданные были возмущены тем, что шах Ездигерд III ничего не предпринимает против этих набегов, и пригрозили, что если он не защитит их, то они примут условия мусульман и заключат с ними мирный договор. Это вынудило шаха собрать 120 000-ную армию, вручить ее Рустему и послать в Кадиссию. Рустем считал неправильным вводить в бой против мусульман такую огромную армию и предлагал вести боевые действия мелкими группами, однако шах Ездигерд настоял на своем и даже послал вслед подкрепление.

Узнав о приближении Рустема, командующий мусульманскими войсками Саад ибн Абу Ваккас послал к нему делегацию с предложением принять Ислам. Рустем на протяжении 4 месяцев не решался вступать в сражение с мусульманами, предчувствуя свое поражение. Стало ясно, что он тянет время, пытаясь выяснить, как обстоят дела у мусульман, и рассчитывает на разногласия среди них. Он хорошо знал о бесстрашии и высокой дисциплине армии противника, их беспредельной вере в Аллаха и высоких моральных качествах. Именно этих качеств не хватало персам, несмотря на их многократный численный перевес. Персы пытались понять идеи, которыми были ведомы мусульмане. В беседах с мусульманскими послами они задавали вопросы о сущности Ислама, достоинствах Пророка Мухаммада и т.д.

Наконец в месяце мухаррам 14 г. х. противники сошлись. Правым флангом армии Халифата командовал Джарир ибн Абдулла аль-Баджали, левым – Кайс ибн Макшух. Тяжело заболевший Саад ибн Абу Ваккас передал свои полномочия Халиду ибн Арфате. Сражение проходило с переменным успехом. Боевые слоны персов снова создавали большие сложности мусульманам – они сковывали действия мусульманской кавалерии, у которой не оставалось простора для маневров. На четвертый день сражения, увидев критическое положение своих бойцов, командиры Джарир ибн Абдулла аль-Буджала, Кака ибн Амир, Тулайха аль-Асади, Амр ибн Маадикариб, Халид ибн Арфата и Даррар ибн аль-Хаттаб, рискуя своими жизнями, бросились на слонов и так яростно сражались с ними, что животные дрогнули и бежали, предоставив возможность для действий мусульманской кавалерии. Персидские войска пришли в замешательство и под яростным натиском мусульман бросились бежать, а их командующий Рустем был убит. В сражении при Кадиссии персы потеряли 20 000 бойцов, а мусульмане всего 1500. Кроме того, мусульманская армия захватила много трофеев.

После этой победы все персидские подданные, ранее нарушившие договоры с мусульманами, послали к ним своих представителей и признали новую власть.

Об этой великой победе сразу же сообщили халифу Умару, придававшему очень большое значение военным действиям на иранском фронте и с нетерпением ожидавшему вестей.

Преследовавшие противника мусульмане под командованием Зухры ибн Хавии вошли в столицу Сасанидского Ирана Мадаин. Там было разгромлено еще несколько группировок персидских войск, которые отступили к Нехавенду. Шах Ездигерд III и его приближенные бежали из города. Во дворце оставалась лишь группа воинов его личной гвардии, которых Салман аль-Фариси уговорил к сдаче. Командующий Саад ибн Абу Ваккас превратил этот знаменитый дворец под названием Эйван-е Кисра в мечеть, и бойцы мусульманской армии совершили там намаз.

В Мадаине были захвачены несметные богатства персидских шахов, пятая часть которых, согласно исламским законам, была отправлена в Медину.

Завоевание Джалулы, Халвана, Тикрита, Мосула и Масебзана[править]

После поражения бежавший шах Ездигерд вновь собрал армию и вошел в Джалулу на территории Ирака. Персы возвели укрепления, вырыли рвы и подготовились к дальнейшей войне. Об этом было доложено халифу Умару, который направил туда армию под командованием своего племянника Хашима ибн Утбы ибн Абу Ваккаса. Хашим окружил Джалулу и начал штурм. Сражение было жестоким и окончилось полной победой мусульман, которые захватили много военных трофеев.

Тем временем командир Каака ибн Амр нанес очередное поражение персидским войскам, прошел через Рей[40] и вторгся в Халван. За короткое время ему удалось покорить эти земли и присоединить их к Халифату.

Пока шли сражения за Джалулу, полководец Абдулла ибн Мутим получил от халифа Умара приказ двигаться на Тикрит[41] , где проживали арабские христианские племена Ийад и Таглиб. После месячной осады город был взят. Затем мусульмане двинулись на Мосул, население которого сразу подчинилось и согласилось платить джизью.

Тем временем командующий мусульманской армией Саад получил известие о том, что в Масебзане персы собирают силы и готовятся к наступлению. Он уведомил халифа Умара и попросил прислать ему подкрепления.

Халиф послал к нему отряд Даррара ибн аль-Хаттаба аль-Фахри. Получив подкрепления, мусульмане покорили Масебзан. Большинство жителей города бежали в горы, однако их продолжали преследовать до тех пор, пока одна часть из них не приняла Ислам, а другая не обязалась платить джизью.

Завоевание Ахваза[править]

Провинция Ахваз находилась под полным контролем военачальника Хурмузана, происходившего из известного и влиятельного персидского рода. После поражения при Кадиссии он бежал, а затем организовал несколько военных операций против мусульман. Против него из Куфы выступил Утба ибн Газван, а из Басры – наместник города Абу Муса аль-Ашари. Увидев приближение мусульман, Хурмузан запросил мира. Спустя некоторое время он разорвал договор и снова начал действовать против них, опираясь на поддержку курдов. Тогда мусульманские войска вновь двинулись против него. Он бежал в Туштар (ныне Шуштар) и пытался организовать там оборону, однако местные жители, ранее согласившиеся платить джизью, воспротивились этому, решив не портить отношений с мусульманами. Хурмузан был вынужден снова заключить мирный договор с мусульманами, но шах Ездигерд сумел убедить его выступить против армии Халифата. Узнав об этом, халиф Умар приказал куфийскому отряду Нумана ибн Мукаррина пойти на Хурмузана; к Нуману присоединились и другие отряды. В решающем сражении Хурмузан потерпел поражение и снова бежал в Туштар, но на этот раз Сухайл ибн Ади окружил его и пленил. Хурмузан был доставлен к халифу Умару в Медину. Одновременно мусульманские силы взяли Сузы и Джендисабур.

После победы при Кадиссии наместник Бахрейна Ала ибн аль-Хадрами, собрав свои войска, переплыл Персидский залив и открыл второй фронт против персов, хотя и не получил разрешения халифа Умара на подобные действия. Его войска подошли к городу Истахр[42] , и в это время персидский флот отрезал их от их кораблей. Мусульманские отряды хотели пробиваться к Басре, но попали в окружение. Узнав об этом, Умар отстранил Алу от командования войском, но послал к нему на помощь армию, которая вступила в сражение с персами и одержала верх.

Битва при Нехавенде[править]

После одержанных побед халиф Умар решил не продолжать наступление на персов, поскольку опасался, что рассредоточение мусульманских войск на больших территориях может привести к пагубным последствиям. Он хотел наладить на завоеванных территориях мирную жизнь и сосредоточился на взаимоотношениях мусульман с зиммиями[43]. Всех наместников он обязал внимательно рассматривать жалобы зиммиев и справедливо обращаться с ними. Однако командиры войск убедили халифа в необходимости продолжения войны, так как персидский шах был жив и продолжал пользоваться среди персов влиянием, поощряя их постоянно предпринимать атаки на мусульман.

Узнав о том, что персы снова собрали большие силы в Нехавенде, халиф Умар приказал основным силам Халифата срочно выступить против них. Он хотел лично возглавить войска и выехать на фронт, однако Али ибн Абу Талиб и другие сподвижники отговорили его от этого шага. Тогда Умар приказал Хузайфе ибн аль-Йаману в Куфе, Абу Мусе аль-Ашари в Басре и Нуману ибн Мукаррину объединить силы и совместно выступить против персидской армии. Командующим армией он назначил Нумана ибн Мукаррина, а в случае его смерти полномочия должны были перейти к Кайсу ибн Макрушу. 30 000-ная армия Халифата подошла к Нехавенду, где персы собрали огромные силы – около 150 000 воинов. В продолжавшейся два дня битве мусульмане победили противника, и тот вынужден был отойти и укрыться за стенами города. Осада города могла быть продолжительной, а это не входило в планы Нумана ибн Мукаррина, поэтому он, посовещавшись с командирами, прибегнул к хитрости – вступив в бой с передовыми отрядами персов, мусульмане намеренно начали отступать, создав иллюзию того, что персы вотвот добьются победы. Тогда персидская армия пошла в бой. Мусульмане ждали этого и, совершив маневр, снова укрепили ряды и вступили в бой с противником. Битва была кровавой – десятки тысяч персов пали на поле боя. Командующий мусульманской армией Нуман ибн Мукаррин тоже погиб, но известие об этом временно не оглашали, чтобы не подрывать боевой дух бойцов. Персидский командующий Файрузан бежал с поля битвы, однако отряд Кааки настиг его у Хамадана[44], и Файрузан был убит.

Мусульманская армия вошла в Нехавенд, а затем заняла Исфаган. Абу Муса аль-Ашари завоевал города Кум и Кашан, а Сухайл ибн Ади вошел в Керман.

Победа при Нехавенде, как и остальные достойные победы мусульман, была достигнута вовсе не за счет численного перевеса или хорошего оснащения армии. Главным фактором, предопределившим эти победы, была искренняя и непоколебимая вера мусульманских бойцов.

Завоевание Ирана[править]

После битвы при Нехавенде халиф Умар отдал войскам приказ углубиться на территорию Ирана и окончательно завоевать его. Дальнейшее продвижение мусульманской армии осуществлялось следующим образом:

  1. Нуайм ибн Мукаррин двинулся на Хамадан и завоевал его. Оставив здесь Йазида ибн Кайса, он пошел на Рей и занял его. Затем, получив поддержку халифа Умара, Нуайм послал своего брата Сувада ибн Мукаррина на завоевание Куса. Подойдя к городу, тот уговорил жителей сдаться без сопротивления. Узнав об этом, жители Гурганджа[45] и Табаристана[46] обратились к Суваду и также признали власть Халифата. Тогда же командующий мусульманскими войсками на этом фронте Нуайм ибн Мукаррин послал Бакра ибн Абдуллу на завоевание Азербайджана, а вслед за ним туда же был послан Саммак ибн Хирс. С другого направления на Азербайджан двинулся Утба ибн Фаркад, и совместными усилиями они добились успеха.
  2. Сурака ибн Амр двинулся на Дербент, находящийсяна западном побережье Каспийского моря. Передовыми отрядами его армии командовал Абдуррахман ибн Рабиа, которому удалось заключить договор с правителем тех мест. В горные местности Сурака послал другие отряды. В разгар этих событий он скончался, и войска возглавил Абдуррахман ибн Рабиа, полномочия которого были подтверждены халифом Умаром.
  3. Аль-Ахнаф ибн Кайс вошел в Хорасан и завоевал Герат, оставив там Саххара ибн Фалана аль-Абди. После этого он начал преследование последнего иранского шаха из династии Сасанидов Ездигерда III и двинулся на Мерв[47] ; туда же подошли подкрепления из Куфы. Ездигерду удалось бежать в Балх, а когда мусульманские войска дошли и туда, он бежал в Мавераннахр[48]. После завоевания Балха аль-Ахнаф ибн Кайс установил контроль над значительными территориями на севере бывшей Сасанидской империи и подавил последние очаги сопротивления. Затем он отправил Мутаввифа ибн Абдуллу и аль-Хариса ибн Хасана на Нисабет и Серахс и, оставив в ТабаристанеРаби ибн Амраат-Тамими, вернулся в МервиРуз, где получил письмо от халифа Умара – тот запретил ему дальнейшее продвижение и посоветовал укрепиться на завоеванных территориях.
  4. Усман ибн Абуль-Ас двинулся на Истахр. Он выступил морем из Бахрейна, завоевал остров Беркаван, а затем высадился на территории Ирана. Ему удалось завоевать Истахр и Шираз.
  5. Другой командир, Сария ибн Заним аль-Кинани,разгромил крупную группировку персидских войск в Курдистане.
  6. Басрийцы под командованием Асима ибн Амраат-Тамими пошли на главный город провинции Систан[49] Зерендж и вынудили его население подписать с ними договор. Асим стал наместником этой провинции.
  7. Сухайл ибн Ади аль-Хазраджи изгнал из Керманаперсидские войска и присоединил область к Халифату.

Рис. 10. Завоевание Ирана и Хорасана

Эти наступательные операции войск Халифата положили конец существованию Сасанидского Ирана. Под ударами армий молодого мусульманского государства пала одна из крупнейших империй Востока, и Халифат избавился от могущественного соперника.

Покушение на халифа Умара и его смерть[править]

Расширение границ Халифата привело к распространению Ислама среди других народов, и это могло привести к проникновению в исламскую религию инородных воззрений и традиций, что грозило духовной деградацией мусульман. Кроме того, в среде мусульман уже находилось много зороастрийцев, плененных в результате войн с Персией, и с их стороны могли быть предприняты действия по дестабилизации положения в Халифате. Это очень беспокоило умного и дальновидного Умара, и поэтому он не позволял персам селиться в столице Халифата – Медине. Многие из них лишь притворялись мусульманами и, питая симпатии к уничтоженному Сасанидскому Ирану, на самом деле оставались зороастрийцами, приверженцами государственной религии бывшей империи. Они вынашивали коварные планы против мусульманского государства в целом и ненавистного им халифа Умара в частности.

Во время войны с Персией наместник Куфы аль-Мугира ибн Шуба попросил халифа позволить поселиться в Медине его слуге – персу Абу Лулу Фирузу, который принял Ислам. Однако, как выяснилось позднее, в душе тот остался зороастрийцем и продолжал питать вражду к Исламу. Абу Лулу был очень способным человеком и владел многими ремеслами. Аль-Мугира хотел, чтобы его способности послужили на пользу мусульманам, однако Абу Лулу замыслил заговор против халифа Умара и длительное время отслеживал все его передвижения. Осуществление заговора облегчалось тем, что Умар, как и все праведные халифы, вел очень скромный образ жизни и не держал при себе охрану. Он отличался храбростью и бесстрашием, и это мешало заговорщику осуществить свой замысел; поэтому он решил напасть на халифа Умара, когда тот совершал молитву.

В месяце зульхиджа 23 г. х., когда Умар возглавлял коллективную рассветную молитву, Абу Лулу неожиданно напал на халифа сзади и нанес ему шесть ножевых ранений. Когда молящиеся, находившиеся в первых рядах, окружили его, он бросился на них и нанес 13 человекам, пытавшимся его схватить, ранения, для половины из них оказавшиеся смертельными. Подоспевший к месту трагедии Абдуррахман ибн Ауф накинул на Абу Лулу свою головную повязку и затянул ее. Видя безысходность положения, Абу Лулу покончил жизнь самоубийством.

Смертельно раненый Умар взял Абдуррахмана ибн Ауфа за руку и строго наказал ему продолжить молитву. Абдуррахман исполнил приказ халифа, и молитва была совершена.

После полученных ранений халиф Умар прожил всего три дня. Первым делом он позвал к себе своего сына Абдуллу и велел ему расплатиться с его долгами. Затем он послал Абдуллу к вдове Пророка Мухаммада Аише с просьбой разрешить похоронить его рядом с Пророком и Абу Бакром, и она дала на это согласие.

Умар не оставил завещания с однозначным указанием своего преемника. Вместо этого он распорядился созвать совет из шести выдающихся сподвижников в составе Усмана ибн Аффана, Али ибн Абу Талиба, Тальхи ибн Убайдуллы, аз-Зубайра ибн аль-Аввама, Абдуррахмана ибн Ауфа и Саада ибн Абу Ваккаса. Им было приказано в течение трех дней прийти к согласию и выбрать одного из них новым халифом[50]. На протяжении этих трех дней возглавлять коллективную молитву должен был соратник Умара Сухайб.

На четвертый день после покушения, в конце месяца зульхиджа 23 года, халиф Умар скончался. После его смерти появились сведения о том, что это покушение было не случайным, а стало результатом заговора, в котором, возможно, участвовали даже вожди некоторых племен. Подозрения пали на Хурмузана и христианина из ХирыДжуфайну, который был в хороших отношениях с Саадом ибн Абу Ваккасом и обучал его детей. Незадолго до покушения Абдуррахман ибн Абу Бакр встретил их в обществе Абу Лулу; они выглядели подозрительно, и у одного из них выпал кинжал, которым впоследствии и был убит Умар. Как только Абдуррахман опознал оружие убийства, один из сыновей Умара Убайдулла направился к Хурмузану и Джуфайне и в ярости убил их обоих; не удовольствовавшись этим, он убил даже малолетнюю дочь Абу Лулы и грозился убить всех инородцев в Медине, однако был остановлен и заключен в тюрьму.

Усман ибн Аффан (23/644–35/656)[править]

После смерти Умара Сухайб совершил по нему заупокойную молитву, и покойный халиф был похоронен возле могил Пророка Мухаммада и Абу Бакра. Микдад ибн Амр пригласил членов совета в дом аль-Мувассира ибн Махрамы. Их было пятеро: Усман ибн Аффан, Али ибн Абу Талиб, Абдуррахман ибн Ауф, аз-Зубайр ибн аль-Аввам и Саад ибн Абу Ваккас. Отсутствовал только Тальха ибн Убайдулла, которого не было в Медине. В качестве наблюдателя на совете присутствовал сын Умара Абдулла.

Место собрания охранялось отрядом из 50 человек под руководством Абу Тальхи аль-Ансари. В ходе совещания на пост халифа были выдвинуты две кандидатуры: Усмана и Али. Саад ибн Абу Ваккас отдал свой голос за Усмана, а аз-Зубайр – за Али. Все могло решиться голосом Абдуррахмана ибн Ауфа; однако тот не решался оказать предпочтение и покинул совет, чтобы встретиться с военачальниками и некоторыми уважаемыми людьми и узнать их мнение.

После этих встреч он вернулся в дом аль-Мувассира ибн Махрамы, и наутро все члены совета отправились в мечеть для совершения молитвы. Там же собрались лидеры ансаров и мухаджиров, уважаемые люди и командиры отрядов. Мечеть была переполнена, и после намаза Абдуррахман ибн Ауф обратился к народу и объявил, что члены совета намерены избрать нового халифа. Вслед за ним выступили некоторые из собравшихся мусульман. Саид ибн Зайд предложил стать халифом самому Абдуррахману ибн Ауфу, но тот отклонил предложение. Аммар ибн Йасир и Микдад ибн Амр выступили за Али, а Абдулла ибн Абу Сарх и Абдулла ибн Абу Раби – за Усмана. Дабы не допустить разногласий и затягивания, Саад ибн Абу Ваккас потребовал от Абдуррахмана ибн Ауфа проголосовать за одного из кандидатов и завершить выборы. Тогда Абдуррахман обратился к Али ибн Абу Талибу с вопросом, обещает ли он править в полном соответствии с положениями Корана и Сунны Пророка и продолжать дело первых двух халифов. Али ответил, что постарается сделать это по мере своих возможностей. Этот ответ не удовлетворил Абдуррахмана; он обратился с тем же вопросом к Усману, и Усман с уверенностью дал утвердительный ответ. Тогда Абдуррахман публично присягнул на верность Усману, и его примеру последовали все без исключения собравшиеся в мечети. Таким образом, третьим праведным халифом стал Усман ибн Аффан[51]. В это же время в Медину вернулся Тальха ибн Убайдулла, который тоже был членом назначенного Умаром совета, но отсутствовал при избрании халифа. Когда ему сообщили, что халифом избран Усман, он заявил, что поддерживает этот выбор, и сразу же присягнул ему на верность. После этого Усман выступил с речью перед собравшимися мусульманами.

Следует отметить, что историки давали различную оценку этим событиям. Некоторые считали, что в то время между сподвижниками Пророка Мухаммада были разногласия; однако никаких серьезных потрясений в политической и экономической жизни Халифата в это время не отмечено, и процесс избрания халифом Усмана не имел никакого отношения к тем событиям, которые произошли в конце его правления. Усман в тот период был самым достойным титула халифа человеком, и выбор членов совета следует считать верным и справедливым.

Положение на фронтах[править]

При Усмане начатые Умаром завоевания продолжались еще 10 лет, однако в последние два года его правления экспансия была приостановлена в связи с тем, что в Халифате начались междоусобицы и смуты, приведшие державу к анархии и мятежам. Все это завершилось убийством Усмана.

В этот период мусульмане, несмотря на численное меньшинство, сумели покорить обширные территории; но на завоеванных территориях им приходилось оставлять лишь небольшие гарнизоны, которые зачастую не могли обеспечить защиту интересов Халифата, поэтому местное население часто нарушало договоренности с мусульманами и поднимало восстания. После убийства Умара такие восстания начались сразу в нескольких завоеванных областях Халифата – восставшие рассчитывали, что мусульмане ослаблены и не найдут сил для подавления этих выступлений.

Западный фронт[править]

В 25 г. х. население Александрии разорвало договор с Халифатом и подняло восстание. Амр ибн аль-Ас выступил против них и одержал победу, еще раз подчинив город мусульманскому государству. Несколькими годами позже восстали североафриканские провинции Халифата, отказавшиеся платить джизью. На них двинулся Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх, которому удалось снова покорить их.

Как известно, после завоевания Амром ибн аль-Асом Триполи халиф Умар запретил ему дальнейшее продвижение на север Африки, однако Усман дал на это разрешение. Исламская армия во главе с Абдуллой ибн Саадом ибн Абу Сархом начала наступательные действия против византийцев в этом направлении. Пройдя Триполи, войска захватили византийские корабли и в 27 г. х. дошли до Кайруана[52]. Там, в местечке Субатила произошла битва с византийскими войсками, которыми командовал Джарпир. Мусульмане разгромили противника, и Абдулла ибн аз-Зубайр убил Джарпира. Но дальше мусульманские войска не продвинулись – поскольку на юге Египта мусульманам угрожали нубийцы, командующий Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх был вынужден ограничиться подписанием мирного договора с византийцами, по которому они обязались выплачивать джизью.

Тем временем наместник Сирии Муавия ибн Абу Суфьян предпринял поход на Аммурию[53]. Вместе с ним в походе участвовали Убада ибн ас-Самит, Халид ибн Зайд, Абу Зарр аль-Гифари и Шаддад ибн Аус.

Муавия ибн Абу Суфьян хотел установить полный контроль над прибрежными районами Сирии, однако это затруднялось отсутствием у мусульман военного флота. Несмотря на обращения Муавии, халиф Умар не рекомендовал ему предпринимать морские операции, предпочитая проведение сухопутных. При халифе Усмане положение изменилось – он разрешил Муавии создание морских сил, и мусульмане начали устанавливать контроль над побережьем. В 28 г. х. боевой флот Муавии покорил Кипр. Киприоты обязались платить мусульманам джизью. Среди завоевателей Кипра были такие славные сподвижники, как Убада ибн ас-Самит, Микдад ибн Амр, Шаддад ибн Аус, Абу Зарр аль-Гифари.

Для постройки и оснастки судов необходимо было установить контроль над побережьями, богатыми лесами, и ожесточенные сражения шли по всему Южному Средиземноморью. В 31 г. х. у побережья Киликии состоялось первое крупное морское сражение между мусульманским и византийским флотами. Мусульманским флотом командовал Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх, прибывший из Египта, а византийским – лично император Констанс II. Несмотря на численное превосходство, византийцы вновь были разгромлены, а cам император бежал.

В том же году Хабиб ибн Маслама сумел присоединить к Халифату некоторые районы Сирии, до того остававшиеся под контролем Византии.

Восточный фронт[править]

После смерти Умара восстало население Азербайджана и Армении, которые ранее были покорены Хузайфой ибн аль-Йаманом. Халиф Усман послал туда войска под командованием аль-Валида ибн Укбы. На передовых позициях находился Салман ибн Рабиа аль-Бахили. Сломив сопротивление восставших, они вынудили население вновь выплачивать джизью.

В 29 г. х. войска под командованием Умайра ибн Усмана ибн Саада предприняли наступление на Фергану[54]. Тогда же состоялись походы на Хорасан[55], в которых участвовали наместник Куфы Саид ибн аль-Ас, сыновья Али ибн Абу Талиба аль-Хасан и аль-Хусайн, Абдулла ибн Аббас, Абдулла ибн Умар и Абдулла ибн аз-Зубайр. Ранее сюда же прибыл из Басры Абдулла ибн Амир.

После этого Саид ибн аль-Ас вошел в Кум, жители которого ранее заключили договор с мусульманами и не нарушали его. Отсюда он двинулся на Гургандж и обязал его население выплачивать джизью. Но после ухода мусульман жители Гурганджа начали разбойничать на дорогах, и так продолжалось, пока правителем Хорасана не был назначен Кутайба ибн Муслим.

Затем снова восстали сторонники последнего персидского шаха Ездигерда III. Они были разгромлены, а сам Ездигерд бежал в Керман. Его преследовал мусульманский отряд Мушаджи ибн Масуда ас-Сильми. Спасаясь от преследования, Ездигерд бежал в Хорасан и при загадочных обстоятельствах был убит в Мерве неким мельником.

Население Хорасана также подняло восстание. На эту провинцию двинулись войска под командованием Абдуллы ибн Амира и вторично покорили ее.

Дестабилизация политического положения в Халифате[править]

Как уже упоминалось, сын Умара Убайдулла из мести убил Хурмузана, Джуфайну и дочь Абу Лулу Фируза. По исламским законам его действия расценивались как самосуд, и Убайдуллу следовало наказать. Кроме того, его поступок помешал проведению расследования, и вина этих людей не была доказана. К тому времени Хурмузан принял Ислам, и у мусульман не было оснований считать его поступок неискренним. Когда сына ХурмузанаКумазебана спросили о кинжале, который был в руках его отца во время разговора с Абу Лулу Фирузом, он рассказал, что отец, увидев у Фируза кинжал, выхватил его и спросил о цели ношения оружия, на что Фируз ответил, что никакого умысла у него нет и он просто носит его с собой. Когда же Хурмузан отдавал кинжал Фирузу, их увидели, а после убийства Умара свидетели рассказали об этом. Из слов Кумазебана следовало, что Убайдулла убил Хурмузана, не имея доказательств его вины.

Приняв во внимание эти обстоятельства, Усман приказал схватить Убайдуллу. За самоуправство и убийство людей, а тем более мусульманина Хурмузана он должен был быть казнен. Так считали Али ибн Абу Талиб и некоторые другие сподвижники Пророка; однако многие сподвижники сочли такой приговор излишне суровым, поскольку Убайдулла не намеревался убивать правоверного и был уверен в том, что Хурмузан виновен в гибели его отца. По законам шариата мусульманина нельзя казнить, если он убил человека, которого он считал неверным и если тот покушался на жизнь правоверных; поэтому многие сподвижники предлагали выплатить семьям погибших компенсацию и закрыть это дело. Однако халиф Усман принял решение передать Убайдуллу Кумазебану, который сам должен был принять решение о судьбе сына Умара. Кумазебану была предоставлена полная свобода выбора – потребовать казни либо помиловать, – и мусульмане обещали, что в случае вынесения Убайдулле смертного приговора они сочтут приговор Кумазебана справедливым. Вместе с этим они долго упрашивали Кумазебана смилостивиться над Убайдуллой и простить его. Кумазебан согласился пощадить Убайдуллу, и собравшийся народ так обрадовался его великодушию, что его подняли на руки и донесли до дома. Халиф Усман выплатил ему большую денежную компенсацию из своих личных средств, а семьям двух других погибших была выплачена компенсация из государственной казны.

Проблема была успешно разрешена, и жизнь в Халифате вернулась в нормальное русло. Однако постепенно нарастали противоречия, связанные как с личными качествами халифа, так и с меняющейся обстановкой.

Предшественник Усмана Умар отличался справедливостью и добротой, но был решителен, строг и требователен, благодаря чему сумел навести порядок в Халифате и добиться больших успехов как во внутренней жизни государства, так и в войнах с внешними врагами. Усман же был мягким человеком, и, пользуясь великодушием халифа, некоторые люди стали предъявлять к нему необоснованные претензии – например, по различным поводам требовали смещения наместников провинций. Уступая их требованиям, Усман часто производил кадровые изменения и назначал новых наместников. Только в одной Куфе он сменил наместников семь раз, а в Египте заменил Амра ибн аль-Аса Абдуллой ибн Саадом ибн Абу Сархом[56] .

Когда в результате завоеваний границы расширились и казна государства пополнилась значительными средствами, халиф Усман, опасаясь хищений, стал назначать на государственные посты своих родственников, которым он мог доверять. Его богобоязненность и доброжелательное отношение к подданным убеждают историков, что он назначал своих родственников наместниками только после того, как убеждался в том, что они действительно достойны этого. Муавия ибн Абу Суфьян был назначен наместником Шама еще Умаром ибн аль-Хаттабом, и Усман лишь сохранил за ним эту должность. Аль-Валид ибн Укба был назначен наместником Аль-Джазиры также Умаром; Усман же отправил его править Куфой. В течение пяти лет люди были довольны правлением аль-Валида, но потом обвинили его в употреблении вина; тогда Усман вызвал его к себе и наказал в соответствии с предписаниями шариата. На его место был назначен Саид ибн аль-Ас.

Саид ибн аль-Ас вырос сиротой и получил воспитание на глазах у Усмана. Позднее его отправили в Шам, и он трудился рядом с Муавией. Однажды Умар ибн аль-Хаттаб вызвал его в Медину и щедро вознаградил. Он был благородным, великодушным и красноречивым человеком, и никто не сомневался в том, что он действительно заслуживал должности наместника.

Абдулла ибн Амир ибн Кариз был сыном дяди Усмана по материнской линии. Его бабушка Умм Хаким бинт Абд аль-Мутталиб была тетей Пророка по материнской линии. Абдулла ибн Амир получил прекрасное воспитание и считался одним из самых славных и достойных представителей курайшитского рода. Усман назначил его наместником Басры, когда жители этого города стали препираться с Абу Мусой аль-Ашари. Абдулле ибн Амиру было всего 25 лет, когда он уже руководил мусульманской армией. Под его командованием войска Халифата овладели Хорасаном, Систаном и Керманом. Именно он преследовал персидского шаха Ездигерда до тех пор, пока его не убили, и можно сказать, что именно его усилиями пала Сасанидская империя. Благодаря своему великодушию и доброму нраву он заслужил любовь мусульман.

Абдулла ибн Саад ибн Сарх был назначен Усманом наместником египетской области Харб, тогда как Амр ибн аль-Ас остался наместником Хараджа. Позднее между ними возникли разногласия, и Усман велел Амру ибн аль-Асу покинуть Египет, вручив обе области Абдулле ибн Сааду. Была еще одна причина смещения с должности Амра ибн аль-Аса: после покорения Александрии в 25 г. х. Амр ибн аль-Ас начал относиться к жителям города как к нарушившим мирный договор. Усман не считал, что жители города нарушили договор, и потому он сместил Амра ибн аль-Аса и назначил вместо него Абдуллу ибн Сарха. Амр ибн аль-Ас переехал в Палестину и лишь изредка посещал Медину. Сподвижники не порицали Усмана за назначение Абдуллы ибн Сарха наместником Египта, и в пользу этого свидетельствует тот факт, что, когда Усман велел ему начать покорение Африки, он встал во главе армии, в которую вошли многие сподвижники и их сыновья, и среди них Абдулла ибн Умар, Абдуррахман ибн Абу Бакр, Абдулла ибн аз-Зубайр, Абдулла ибн Джафар, аль-Хасан ибн Али, аль-Хусейн ибн Али и Абдулла ибн Амр ибн аль-Ас.

Что же касается Марвана ибн аль-Хакама, которому было лишь 8 лет, когда скончался Посланник Аллаха, то он был секретарем Усмана и рассказывал хадисы со слов Усмана и Али ибн Абу Талиба. К нему было очень много претензий, но некоторые знатоки хадисов охарактеризовали его качествами, которые смягчают обвинения в его адрес. Абу Бакр ибн аль-Араби сказал: «Марван был справедливым человеком и считался выдающимся мусульманином среди сподвижников, их учеников и мусульманских богословов».

Из всего сказанного следует, что обвинения Усмана ибн Аффана в злоупотреблениях властью при назначении наместников являются несостоятельными.

Уместно отметить, что, в отличие от своего предшественника Умара, халиф Усман мягко обращался со своими наместниками, и это послужило причиной того, что некоторые из них осмеливались возражать ему и даже не исполняли некоторые его приказы. Умар был строг и требователен даже по отношению к родственникам; Усман же любил их и был мягким и добрым по отношению ко всем людям.

Во времена Умара экономика Халифата была еще неразвитой и слабой. В правление Усмана положение изменилось – за счет огромных средств, регулярно получаемых с завоеванных территорий, уровень жизни населения значительно вырос, а казна была переполнена. Халиф Усман, вдобавок к этому, отдавал народу свои личные средства. Изменилась и социальная структура государства. Обширные завоевания привели к миграции населения – люди стремились жить в центрах Халифата. В городах происходило смешение культур и традиций. Многие принимали Ислам, однако эти новообращенные часто оставались приверженцами своих старых традиций. Положение осложнялось тем, что появилось много лицемеров, втайне оставшихся последователями своих прежних религий; они были наиболее опасными элементами общества, так как стремились внести раскол в ряды правоверных и ослабить мусульманское государство.

С усилением Халифата и размахом завоеваний падало значение Медины как столицы государства – она оказалась на его окраине. В Халифате стали образовываться новые центры, значительно превосходившие столицу по численности населения, уровню жизни и благоустроенности.

Умар запретил сподвижникам Пророка покидать Медину и расселяться в других городах – он оставил их при себе, чтобы они помогали ему. Сподвижники были людьми, которым он доверял и поручал все важные дела. Умар ставил их в пример новообращенным мусульманам и опасался того, что в других областях Халифата они начнут новую жизнь, полную достатка, и растворятся в общей массе. Усман отменил этот запрет. Воспользовавшись этим, некоторые сподвижники уехали в другие города и приобщились к достатку и роскоши. Их образ жизни менялся, и они все больше предавались мирским делам. В этом процессе были и положительные стороны, поскольку благодаря расселению сподвижников мусульмане в разных областях Халифата получили возможность лично познакомиться с ними и получить знания о жизни Пророка Мухаммада из первых рук.

Таким образом, политическое, экономическое и социальное положение в Халифате претерпели значительные изменения. Перечисленные факторы привели к тому, что смутьяны стали распространять недобрые слухи о халифе Усмане. По сообщениям многих историков, одним из таких людей был иудей по имени Абдулла ибн Саба (известный также как Ибн ас-Сауда) из Саны, который, по сообщениям мусульманских историков, во времена Усмана притворился мусульманином и начал вести пропаганду среди новообращенных мусульман, разъезжая по разным областям Халифата. Не найдя благоприятной почвы для воплощения своих замыслов в Хиджазе, он отправился в Басру и Куфу. Оттуда он поехал в Сирию, однако там его отвергли и изгнали. Наконец, он приехал в Египет, где ему удалось найти сторонников. Он начал свою деятельность с пропаганды идеи о том, что не Иисус (Иса), а Пророк Мухаммад является Мессией, пришествие которого предвещает Конец света. Свои порочные идеи он распространял среди новообращенных мусульман, не окрепших в вере.

В качестве объекта своих симпатий Абдулла ибн Саба избрал Али ибн Абу Талиба, который в мусульманском обществе был самым авторитетным человеком после халифа. Кроме того, Али был грамотен и предан идеалам Ислама, являлся ближайшим сподвижником и родственником Пророка Мухаммада, мужем его дочери Фатимы и отцом его внуков аль-Хасана и аль-Хусайна. Абдулла ибн Саба говорил о своей любви к Али и вел активную пропаганду в его пользу с целью внесения раскола среди мусульман. Он заявлял, что Али – единственный законный наследник Пророка; однако, по сообщениям мусульманских историков, после прихода к власти Али этот же человек начал выражать недовольство его действиями и назначенными им наместниками.

Начало противостоянию и гражданской войне в Халифате было положено в Куфе, жители которой выражали недовольство наместником этой провинции Саидом ибн аль-Асом. Настроения против халифа Усмана постепенно переросли в мятеж. Эти события, произошедшие на 10-й год правления халифа Усмана и вошедшие в мусульманскую историю под названием «фитна» («смута»), положили начало дестабилизации политической обстановки в государстве.

В 34 г. х. группа мятежников выступила из Куфы на Дамаск, однако вскоре они вернулись, а затем отправились в Аль-Джазиру, где наместник Абдуррахман ибн Халид ибн аль-Валид применил к ним жесткие меры. Один из куфийских повстанцев, Малик ибн Харис аль-Аштар ан-Нахи был отправлен в Медину. Халиф Усман принял его и позволил поселиться там, где тот захочет. Аль-Аштар предпочел вернуться в Аль-Джазиру к Абдуррахману ибн Халиду ибн аль-Валиду. Тем временем агенты Абдуллы ибн Сабы вели активную подрывную деятельность.

В том же году в сезон хаджа халиф Усман собрал наместников на совет. Среди прибывших были Муавия ибн Абу Суфьян, Амр ибн аль-Ас, Абдулла ибн Саад ибн Абу Сарх, Саид ибн аль-Ас и Абдулла ибн Амир. Некоторые наместники предложили халифу послать мятежников на фронт и избавиться от их присутствия; другие рекомендовали подкупить недовольных; третьи советовали применить к ним самые жесткие меры. Однако Усман не принял эти предложения.

Когда наместники вернулись в провинции, халиф Усман стал получать еще более настойчивые жалобы на наместника Куфы Саида ибн аль-Аса. Куфийцы требовали сместить Саида и прислать вместо него Абу Мусу аль-Ашари. Усман удовлетворил их просьбу, однако это не остановило заговорщиков.

Для ознакомления с положением дел на местах халиф Усман отправил в провинции доверенных сподвижников. Мухаммад ибн Маслама отправился в Куфу, Усама ибн Зайд – в Басру, Абдулла ибн Умар – в Сирию, а Аммар ибн Йасир – в Египет. Они вернулись с обнадеживающими вестями о том, что положение в провинциях стабильное; только Аммар, вернувшийся последним, сообщил, что в Египте ходят опасные слухи.

В 35 г. х. из Египта в Хиджаз под предлогом малого паломничества прибыла группа людей. В действительности же они намеревались войти в Медину, предъявить халифу политические требования и дестабилизировать обстановку в столице. Они добились аудиенции у халифа, которому и донесли свои жалобы. Усман обратился к ним с речью и воспользовался помощью Али ибн Абу Талиба и Мухаммада ибн Масламы. В ходе переговоров стороны пришли к согласию, и просителям было обещано, что халиф займется их проблемами и удовлетворит требования. Египтяне отправились обратно, и казалось, что инцидент исчерпан; однако мятежники продолжили вести пропаганду среди населения, призывая людей отправиться в Медину с жалобами на своих правителей, чтобы ввергнуть столицу в хаос. Эта пропаганда привела к тому, что в Хиджаз из Египта отправились до 1000 недовольных, к которым должны были примкнуть заговорщики из Куфы и Басры. Они разделились на четыре группы. Египетских мятежников возглавлял аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки. К ним примкнул и Абдулла ибн Саба. Куфийских анархистов возглавляли Амр ибн аль-Асам и Зайд ибн Савхан аль-Абди, басрийских – Харкус ибн Зухейр аль-Сади и Хаким ибн Джаба аль-Абди. На словах они заявляли о своих симпатиях к Али ибн Абу Талибу и выдавали себя за его сторонников. Мятежники притворились паломниками, чтобы не вызывать подозрений у местных властей. Никому и в голову не могло прийти, что они намерены совершить покушение на халифа.

Группы вооруженных мятежников проникли в Медину с трех сторон. Население города выразило недовольство проникновением в город вооруженных группировок. Халиф Усман обратился за помощью к Али ибн Абу Талибу, Тальхе ибн Убейдулле, аз-Зубайру ибн аль-Авваму, Мухаммаду ибн Масламе и другим своим соратникам; они отправились к мятежникам, и Али обратился к ним с требованием вернуться обратно. Казалось, что анархисты согласились с ним и даже решили вернуться, однако, когда Али и другие представители халифа ушли, они окружили дом Усмана. Али срочно прибыл туда и спросил у них о причинах их возвращения. Мятежники ответили, что им стало известно, что Усман отправил приказ наместнику Египта казнить всех участников выступления. В качестве доказательства правдивости их слов сын Абу Бакра Мухаммад представил Али письмо Усмана наместнику Египта.

Али сказал, что если это дело касается египтян, то почему в осаде дома халифа участвуют басрийцы и куфийцы? Мятежники ответили, что поклялись быть вместе со своими товарищами. Стало ясно, что эти события не были случайностью, а развиваются в соответствии с продуманным планом.

Вначале осада дома Усмана носила формальный характер. Он мог свободно перемещаться, и к нему свободно могли приходить посетители. Однако затем мятежники запретили это делать. Усман вызвал на помощь войска из Дамаска, Египта и Басры под командованием Хабиба ибн Масламы, Муавии ибн Худейджа и Кааки ибн Амра.

Во время пятничной молитвы Усман выступил с обращением к восставшим, однако они постоянно перебивали его и мешали ему говорить. Присутствовавшие в мечети разгневанные сторонники Усмана[57] выступили в защиту халифа, и произошел первый конфликт – противоборствующие стороны забросали друг друга камнями. Приверженцы халифа решили вооружиться и дать отпор мятежникам, однако Усман запретил им делать это. Затем халиф посетил дома Али, Тальхи и аз-Зубайра; это был его последний выход из дома, поскольку после этого мятежники не выпускали его – даже молитвой стал руководить один из повстанцев, аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки, и только в присутствии Али или Тальхи уступал им место имама.

Постепенно мятежники ужесточали осаду. Они запретили поставлять в дом халифа воду и продовольствие. Друзья халифа отправили к нему на помощь своих сыновей; на защиту Усмана встали Абдулла ибн Аббас, Абдулла ибн Умар, Абдулла ибн аз-Зубайр, сыновья Али аль-Хасан и аль-Хусайн, Мухаммад ибн Тальха и многие другие, однако Усман категорически запретил им использовать оружие против мятежников.

Наконец, пришло известие о подходе к Медине войск из Сирии. Весть об этом ввергла мятежников в панику, и они решили ворваться в дом Усмана, но группа сподвижников, в которой находились аль-Хасан ибн Али, Абдулла ибн аз-Зубайр, Мухаммад ибн Тальха, Марван ибн Хакам, Саид ибн аль-Ас, помешала им. Тогда они устремились к другому входу и подожгли его. Ворвавшись в дом, аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки нанес халифу Усману удар по голове и убил его. В его убийстве участвовали также Судан ибн Хамран и Кинана ибн Бишр ибн Утаб. Одному из охранников Усмана удалось убить Судана ибн Хамрана, однако сам он тоже был убит. Затем мятежники подожгли дом Усмана. Это произошло 18 числа месяца зульхиджа 35 г. х. Халифу Усману тогда было 82 года[58].

Али ибн Абу Талиб (35/656–40/661)[править]

После убийства халифа Усмана в Медине установилось безвластие. В первые пять дней после убийства халифа власть взял аль-Гафики ибн Харб аль-Кааки, но бунтовщики прекрасно понимали, что их лидер не может оставаться у власти, что необходимо выбрать нового халифа и что эти выборы не могут быть проведены без совета ансаров и мухаджиров – мусульмане никогда не согласились бы с иным решением вопроса о власти.

Мятежники, представлявшие в городе значительную политическую силу, были заинтересованы в том, чтобы уйти от ответственности за убийство халифа, и старались привести к власти человека, которым бы они могли манипулировать, преследуя собственные интересы. Они хотели добиться созыва совета мухаджиров и ансаров для избрания нового халифа и, оказав на них давление, избрать халифом удобного им человека. Но между ними начались споры относительно претендента на власть. Поскольку мятежники были представлены разными регионами, египтяне хотели видеть халифом Али ибн Абу Талиба, басрийцы – Тальху ибн Убайдуллу, а куфийцы – аз-Зубайра ибн аль-Аввама. Однако эти сподвижники Пророка отказались возглавить государство. Тогда мятежники обратились с тем же предложением к двум другим влиятельным сподвижникам – Сааду ибн Абу Ваккасу и Абдулле ибн Умару, но те тоже категорически отказались принять власть.

В конечном итоге сошлись на кандидатуре Али ибн Абу Талиба и еще раз предложили ему прийти к власти, но Али вторично ответил отказом.

Опасаясь, что приближающаяся армия войдет в Медину и подавит мятеж, бунтовщики пригрозили устроить в городе резню и перебить всех сподвижников Пророка, включая Али и аз-Зубайра, в случае, если мединцы не изберут нового халифа. Положение осложнялось с каждым днем, поэтому горожане и сподвижники Пророка обратились к Али с просьбой согласиться возглавить Халифат. Однако Али снова ответил отказом, ссылаясь на сложность создавшейся обстановки. Лишь после настойчивых обращений он дал свое согласие стать четвертым халифом. Будучи умным и влиятельным человеком, он понял, что в противном случае события могут развиваться по еще более опасному сценарию и грозить мусульманскому обществу непредсказуемыми потрясениями. На следующий день народ присягнул Али. Это произошло в конце месяца зульхиджа 35 г. х.

Став халифом, Али решил прежде всего вывести из Медины бунтовщиков. Они уже добились избрания нового халифа и начали требовать смещения наместников, назначенных Усманом. Только тогда они могли удалиться из города, посчитав свою миссию выполненной; в противном же случае они угрожали новыми беспорядками.

У Али были свои планы кадровых перестановок, поэтому он принял удовлетворявшее требованиям бунтовщиков решение сменить власть в провинциях, несмотря на то, что некоторые сподвижники советовали ему повременить с этим. Безусловно, как глава государства он был вправе отозвать одних и назначить других наместников.

Али назначил наместником Басры Усмана ибн Хунайфа, Йемена – Убайдуллу ибн Аббаса, Египта – Кайса ибн Саада ибн Убабу. Наместника Куфы Абу Мусу аль-Ашари он оставил на своем месте, поскольку тот сразу привел к присяге новому халифу все население провинции. Осложнения возникли с Меккой – несмотря на то, что Али назначил туда наместником Халида ибн аль-Аса ибн Хишама ибн Мугиру аль-Махзуми, мекканцы отказались его признавать. В городе собралась часть мединцев, некоторые снятые с должностей наместники провинций и представители рода Омейядов. Они выразили недовольство положением в государстве. Вскоре сюда с ведома Али приехали Тальха и аз-Зубайр. Таким образом, Мекка превратилась в один из центров оппозиции новому халифу и оставалась без представителя центральной власти. Лишь позднее туда был назначен наместником Кусам ибн Аббас.

Другого серьезного противника халиф Али встретил в лице правителя Сирии Муавии ибн Абу Суфьяна из рода Омейядов, который к тому времени превратился в достаточно влиятельного и популярного человека. Он не присягнул Али, несмотря на то, что халиф предлагал это сделать это – Муавия решил выждать и посмотреть, каков будет расклад сил между Али и восставшими бунтовщиками в Медине. Тогда Али сместил Муавию и послал наместником Сахля ибн Хунайфа, однако его не впустили в провинцию.

Несмотря на существование оппозиции, власть Али была законной и соответствовала шариату. Он был избран халифом старейшими сподвижниками Пророка, и его власть была признана большинством провинций.

Политическое положение в Халифате оставалось сложным. С одной стороны, значительная часть населения выражала недовольство тем, что в Медине все еще оставались мятежники, убившие халифа Усмана; по этой причине многие отказывались повиноваться Али. С другой стороны, по-прежнему сохранялись настроения, которыми воспользовались бунтовщики, и потому и их влияние в обществе было значительным. Конечно, халиф Али понимал необходимость наказания мятежников, однако поспешные действия могли повлечь за собой опасные последствия. В первую очередь Али стремился упрочить свое положение, добиться признания его власти большинством сподвижников и принять присягу от всех провинций, включая Сирию – лишь после этого он мог начать преследование убийц Усмана.

Однако именно этот вопрос стал причиной напряженности в Халифате. Значительная часть подданных, включая некоторых сподвижников Пророка Мухаммада, требовала немедленного наказания убийц халифа Усмана.

В Египте часть населения отказалась присягнуть халифу. Недовольные ушли в местность Харбета, назначенный же халифом Али наместник Египта Кайс ибн Саад ибн Убада, видя сложность положения в провинции, не принял по отношению к ним никаких карательных мер. Али понимал, что существование такой оппозиции может привести к потере контроля над всей провинцией, и приказал Кайсу силой добиться повиновения. Однако Кайс не стал выполнять это распоряжение – он подал в отставку и приехал в Медину. Вместо него Али назначил наместником Египта Мухаммада ибн Абу Бакра. Тот сразу же приступил к исполнению приказа и попытался уничтожить оплот оппозиции в Харбете, однако справиться с этой задачей ему не удалось. Халиф Али отозвал его и назначил на его место аль-Аштара ан-Нахи, однако по дороге в Египет тот был отравлен. Тогда Али вновь назначил на должность наместника провинции Мухаммада ибн Абу Бакра и призвал куфийцев помочь навести порядок в Египте, но сильной армии против повстанцев собрать так и не удалось. В итоге Египет был захвачен наместником Сирии Муавией ибн Абу Суфьяном, который послал туда Амра ибн аль-Аса. Мухаммад ибн Абу Бакр погиб. Таким образом, в 38 г. х. Египет вышел из-под контроля халифа.

Сложная ситуация сложилась и в Куфе. Ее наместник Абу Муса аль-Ашари был миролюбивым человеком и сразу признал власть Али, однако в провинции, как и в других областях Халифата, также существовала оппозиция халифу Али. Несмотря на настойчивые требования халифа, Абу Муса не стал прибегать к силовым методам в борьбе с недовольными, и это привело к отставке наместника.

Аналогичная ситуация сложилась и в Мекке. Совершавшие хадж мединцы, узнав об убийстве Усмана, решили не возвращаться в столицу, а отправиться в Басру. К ним присоединились и некоторые мекканцы, в том числе вдова Пророка Аиша. Караван, в котором находилось около 700 человек, вышел из Мекки к Басре. По пути к нему стали примыкать представители разных племен, и его численность возросла до 3000 человек.

Тем временем Али принял решение силой принудить Сирию к повиновению. Для этого он обратился к народу с призывом добровольно вступить в ряды армии, однако этот призыв был встречен без особого энтузиазма, и халиф не стал принуждать подданных. Одновременно Али приказал наместникам Египта, Куфы и Басры поддержать военную экспедицию. Он не искал поддержки у мятежников, убивших Усмана, хотя те были довольно сильны и могли оказать ему серьезную поддержку. Это говорит о том, что Али не поддерживал отношений с бунтовщиками и отказывался иметь с ними что-либо общее.

Именно тогда Али получил известие о выдвижении мекканского каравана. Он срочно собрал силы и двинулся к Басре, чтобы опередить направлявшихся туда мекканцев и примкнувших к ним представителей других племен, но опоздал. К тому времени в Басре сложилась непростая ситуация – несмотря на смещение Абдуллы ибн Амира и назначение нового наместника Усмана ибн Хунейфа, далеко не все политические силы признали новую власть – одни требовали наказать убийц Усмана, другие воздерживались от повиновения халифу Али из соображений собственной безопасности. Положение еще более осложнилось, когда к городу подошел караван из Мекки и в него тайно проник бывший наместник Абдулла ибн Амир. В этих условиях Усман ибн Хунейф решил принять чрезвычайные меры и попытался воспрепятствовать вхождению каравана мекканцев в город. Стороны заняли позиции в местечке Мирбед. Усман ибн Хунейф постепенно терял сторонников, был пленен мятежниками, замешанными в убийстве халифа Усмана[59] , и выслан из города. Опасаясь возмездия за преступления, бунтовщики не были заинтересованы в установлении в городе стабильной власти, и в результате Басра перешла в руки прибывших из Мекки, которые в большинстве своем были представлены отнюдь не мекканцами во главе с Аишей, Тальхой и аз-Зубайром, а примкнувшими к ним по пути бедуинами. Они сразу же учинили расправу над мятежниками, которые участвовали в восстании против халифа Усмана, и почти все они были убиты. Более того, во все концы Халифата были разосланы призывы последовать примеру и казнить убийц Усмана. Фактически это был призыв к самосуду; естественно, что подобные действия не принесли положительных результатов и еще больше накалили обстановку. Влиятельные арабские семьи, к которым принадлежали убитые участники восстания против Усмана, были возмущены этими расправами и решили, что они были организованы халифом Али, который не имел к этому никакого отношения и с самого начала опасался такого развития событий. Эти семьи открыто выступили против халифа.

В этой ситуации халиф Али срочно отправил посла к Аише, Тальхе и аз-Зубайру. Он потребовал от них убедить народ в бесперспективности самосуда и призвал к единству, стабильности и укреплению законной власти в Халифате, после чего можно было бы приступить к юридическому преследованию убийц халифа Усмана. Аиша, Тальха и аз-Зубайр полностью согласились со всеми предложениями Али, который подошел к Басре и занял позицию в местечке Зи-Кар. К Али начали прибывать делегации местных жителей с предложением мира, и он заверил их в том, что в его отряде нет ни одного мятежника. Тогда басрийцы пригласили его лично прибыть в город.

Мятежники, участвовавшие в восстании против Усмана, поняли, что если соглашение между Али, жителями Басры, Аишей, Тальхой и аз-Зубайром вступит в силу, то они очень скоро понесут наказание за свое преступление. Поэтому они вознамерились помешать этому и натравить стороны друг на друга, и это им удалось.

Все началось с того, что ими был спровоцирован обычный бытовой конфликт между несколькими участниками тех событий. Постепенно в этот конфликт втянулось много людей, и началось побоище. Халиф Али сделал все возможное для предотвращения кровопролития, но ситуация уже вышла из-под его контроля. В разгар конфликта ему удалось встретиться с Тальхой и аз-Зубайром; последний понял бесперспективность противостояния и отказался от участия в нем. Он покинул место событий, но был предательски убит заговорщиком по имени Ибн Джурмуз. Тальха был тяжело ранен в бою и вскоре скончался. Аише также угрожала опасность, но ее спасли, после чего Али отправил ее на родину.

Эта битва, получившая название «Верблюжьей», окончилась победой войск халифа Али. Мусульманские историки писали, что с его стороны в бою принимали участие 20 000 человек, а с противоположной стороны – 30 000, и с обеих сторон погибло 15 000 воинов. Это произошло в месяце раджаб 36 г. х. После победы Али оставил в Басре наместником Абдуллу ибн Аббаса и двинулся на непокорную ему Сирию.

Муавия ибн Абу Суфьян был наместником Сирии еще со времен халифа Умара. Он сумел привлечь к себе симпатии жителей провинции и завоевать популярность. Известие об убийстве Усмана вызвало в Сирии бурю негодования и протестов – народ требовал наказания мятежников и освобождения от них Медины. Спустя некоторое время из столицы поступили сообщения о том, что халифом избран Али, и одновременно распространились лживые слухи о том, что ему отказались присягнуть такие видные сподвижники, как Саад ибн Абу Ваккас, Усама ибн Зайд, Мухаммад ибн Маслама, Хассан ибн Сабит, Зайд ибн Сабит и Кааб ибн Малик, и что Тальха и аз-Зубайр присягнули ему под принуждением.

Полной ясности о происходившем в Медине не было. Кроме того, известия, а тем более подробности доходили из столицы до Сирии почти через месяц, и сирийцы полагали, что Али не владеет ситуацией и что в Медине хозяйничают мятежники, убившие Усмана. Вскоре стало известно, что значительная часть мединцев отправилась в Мекку, чтобы избежать смуты. Эти обстоятельства, очевидно, привели к тому, что Муавия воздержался от присяги новому халифу, а назначенный халифом Али новый наместник провинции Сахль ибн Хунайф не был допущен в Сирию.

Спустя некоторое время сирийцы узнали о событиях в Басре и о Верблюжьей битве. Стало ясно, что достичь стабильности в Халифате пока не удается. Наряду с этим в различных областях Халифата подданные были недовольны тем, что убийцы Усмана оставались на свободе. Возможно, все это укрепило Муавию в решении не признавать власть халифа Али.

Али двинулся на усмирение непокорной провинции в раджабе 36 г. х. Он остановился в Куфе и в течение 4-х месяцев собирался с силами. За это время он отправил к Муавии нескольких послов с предложением присягнуть ему, но ответа не последовало. В месяце зульхиджа Али с отрядами иракцев перешел в наступление и вошел в Сирию. Муавия также собрал верные ему силы и выступил против Али. Стороны встретились в местечке Сиффин на берегу Евфрата. Военные действия велись с перерывами в течение нескольких месяцев и вошли в решающую фазу в месяце сафар 37 г. х. После нескольких сражений армия Муавии стала терять позиции. Тогда сирийцы нанизали на наконечники копий листы Корана и призвали иракцев во главе с халифом Али и аль-Аштаром к миру. Те пошли им навстречу и тоже склонились к мирному решению.

Стороны приступили к переговорам. Со стороны халифа Али переговоры с Муавией вел аль-Аштар. Наместник Сирии предложил решить вопрос посредством двух третейских судей. Кроме того, Муавия обязался отвести свои силы в направлении Дамаска, а Али должен был вернуться в Куфу. На этом основании и было подписано перемирие, однако далеко не все, и особенно иракцы, были довольны его условиями. После взаимного отвода войск с линии фронта в лагере халифа Али возникли разногласия, и значительная часть его сторонников подняла мятеж и отказалась отойти в Куфу. Они отделились от основной армии и остановились в местечке Харура, выразив протест против перемирия между халифом Али и Муавией. Они избрали своим руководителем Шибса ибн Риби. Али отправил к ним двух послов с предложением вернуться и не вносить раскол в его ряды, однако мятежники потребовали немедленного возвращения в Сирию и продолжения войны с Муавией. Опротестовав идею третейского суда, они выступили под лозунгом: «Решение принимает только Аллах». Так в Халифате возникла новая серьезная политическая сила – хариджиты[60] .

Наконец, третейский суд состоялся, однако представитель МуавииАмр ибн аль-Ас и представитель халифа Абу Муса аль-Ашари так и не пришли к согласию и разошлись ни с чем. После этой неудачи Али решил возобновить военные действия против Муавии, но теперь у него появились разногласия с мятежниками-хариджитами, которые покинули его после Сиффинской битвы. Они упрекали халифа Али за то, что тот не брал в качестве военных трофеев имущество сражавшихся против него мусульман, не пленял их женщин и детей, согласился на третейский суд при разрешении разногласий между ним и Муавией. Желая обеспечить себе надежные тылы перед новым походом на Сирию, Али выступил против хариджитов и в месяце сафар 38 г. х. разгромил их в сражении при Нахраване на западе Ирана. Войска халифа потеряли убитыми менее 10 человек, тогда как из числа противников спаслось не более десятка. Двое из них бежали в Оман, двое – в Керман, двое – в Систан, двое – в Аль-Джазиру, один – в ТаллМурун, в Йемен.

Но эта победа принесла Али и новые проблемы. Большинство погибших мятежников были родом из Куфы, и многие из его сторонников, являвшиеся родственниками убитых, стали проявлять недовольство. Опасаясь нестабильности в армии, Али решил отложить поход в Сирию.

Необходимо отметить, что разгром хариджитов при Нахраване не решил задачи ликвидации мятежной группировки – более того, хариджиты стали популярны среди определенной части населения Халифата. Представители хариджитов проникли во все сферы общественной и политической жизни; немало их было и в армии халифа Али. Постепенно они стали использовать тактику партизанской борьбы, заговоров, совершать террористические и диверсионные акции, превратившись в серьезный дестабилизирующий фактор для многих мусульманских правителей.

Перед халифом Али возникли и другие проблемы. Воспользовавшись междоусобицей в Халифате, персидское население провинций Парс и Керман отказалось платить налог в государственную казну и подняло восстание, изгнав наместника Сахля ибн Хунайфа. Али пришлось отправить туда для наведения порядка Зийада ибн Аби.

Конец правления халифа Али ознаменовался ослаблением центральной власти. Политическая нестабильность и постоянные потрясения привели к ослаблению его личного авторитета. Али стал терять контроль над провинциями и даже над своими ближайшими соратниками. Он так и не сумел заручиться поддержкой большей части сподвижников Пророка, не говоря уже о новообращенных подданных. Используя это ослабление, активизировались внешние враги Халифата; Византия даже попыталась вернуть себе потерянные ранее территории. Ухудшилось и экономическое положение.

Естественно, что в такой обстановке Муавия даже не помышлял о признании власти Али. Более того, при явном ослаблении центральной власти в Халифате он решил взять инициативу в собственные руки и расширить сферу своего влияния. Первого серьезного успеха он добился в Египте через Амра ибн аль-Аса – воспользовавшись оппозиционными настроениями части египетского общества, Амр в 38 г. х. установил контроль над этой провинцией. Этим шагом Муавия заявил о себе уже не просто как о непокорном наместнике Сирии, а как о серьезном политическом сопернике Али. Фактически Халифат раскололся.

С 39 г. х. Муавия перешел в наступление на иракские провинции, подконтрольные халифу. Отряд из 2000 бойцов под командованием Нумана ибн Башира был отправлен в Айн ат-Тамр, а 6000-ный отряд под командованием Суфьяна ибн Ауфа вошел в город Анбар, но затем вернулся назад. Даххак ибн Кайс попытался взять Тадмор, но потерпел поражение от войск халифа под командованием Хаджара ибн Ади. Кроме того, Муавия отправил Абдуллу ибн Масада аль-Фазари во главе отряда из 1700 бойцов на Тейму. Население Ирака было охвачено паникой.

В 40 г. х. Муавия предпринял наступление на Хиджаз. Али терял контроль над целым рядом провинций и сдавал свои позиции. Вначале в Медину вошел посланный наместником Сирии 3000-ный отряд под командованием Бишра ибн Абу Арта; наместник халифа Абу Айюб аль-Ансари был вынужден оставить город и бежать в Куфу. После этого Бишр двинулся на Мекку и занял ее. Наместник халифа Абу Муса аль-Ашари был низложен, однако жизнь ему сохранили.

Затем армия Муавии двинулась на Йемен, население которого само пригласило его из-за недовольства наместником Убайдуллой ибн Аббасом. Ранее Убайдулла пожаловался Али на то, что местное население нарушает правила торговли, установленные шариатом, и в ответ Али призвал население подчиниться закону; в противном случае он обещал навести порядок силой. Это не понравилось местной знати, и они решили перейти на сторону Муавии и попросили у него помощи. Бишр ибн Абу Арт занял Йемен, и Убайдулла ибн Аббас также был вынужден бежать в Куфу. Однако подконтрольные халифу войска во главе с Джарией ибн Кудамой и Вахбом ибн Масудом перешли в наступление и освободили от войск Муавии Йемен, Мекку и Медину. Во время этой операции было получено известие о гибели Али от рук хариджитского убийцы Ибн Мулджама.

Это убийство было местью хариджитов. После поражения при Нахраване они решили отомстить за гибель своих соратников и убить Али. Они считали, что виновниками всех событий последних лет были также Муавия ибн Абу Суфьян и Амр ибн аль-Ас, и были уверены, что в случае смерти этих людей стабильность в государстве будет восстановлена. С этой целью они поручили трем головорезам убить всех троих: Абдуррахман ибн Мулджам аль-Муради был отправлен к халифу Али, Мурад ибн Абдулла – к Муавии, а Амр ибн Бакр ат-Тамими – к Амру ибн аль-Асу. Они должны были убить их во время рассветной молитвы в 17 день рамадана 40 г. х.

Халиф Али был тяжело ранен и скончался спустя несколько дней. Муавия получил ранение в ногу, но рана оказалась несмертельной. Наместник Муавии в Египте Амр ибн аль-Ас не явился на рассветную молитву, а послал вместо себя начальника стражи Хариджу ибн Хузафу, который и был убит принявшим его за Амра ибн аль-Аса убийцей.

Али не назвал своего преемника и оставил этот вопрос на рассмотрение мусульман. После гибели халифа его сторонники избрали правителем его сына аль-Хасана. Аль-Хасан ибн Али понимал, что расклад сил в государстве складывается не в его пользу, поэтому он пошел на переговоры с Муавией с целью передачи тому власти. В 41 г. х. Муавия приехал в Куфу; аль-Хасан передал все полномочия новому халифу и вместе со своим братом аль-Хусайном уехал в Медину.

Этим событием завершился период правления праведных халифов[61], и государство стало монархическим. Ставший халифом Муавия основал династию Омейядов, которая оставалась у власти почти 100 лет.

Рис.11. Династия Омейядов[62]

Примечания[править]

  1. Ансары – сподвижники Пророка Мухаммада из числа мединцев.
  2. Мухаджиры – сподвижники Пророка Мухаммада, переселившиеся в Медину.
  3. Мединские ансары были представлены племенами Хазрадж и Аус.
  4. В этой пещере Пророк Мухаммад вместе с Абу Бакром скрывались от преследовавших их мекканских язычников во время переселения (хиджры) в Медину. Упоминание об этом содержится в Коране (9:40).
  5. Имеется в виду, что это назначение Пророка является указанием на руководящую роль Абу Бакра в общине.
  6. Об этом писали многие историки, в том числе ат-Табари. См. Тарих. Т. 3. Каир, 1326 г. х. С. 202–203.
  7. Шакир М. История Ислама от Адама до наших дней. Т. 1. Стамбул, 1993. С. 253.
  8. Прямое назначение Али халифом самим Пророком Мухаммадом является основным догматом шиизма (См.: Амили С.А.Ш. Ан-Нассваль-Иджтихад. Кум, 1420 г. х., С. 65). Сунниты отрицают этот догмат.
  9. Шакир. Ук. соч. С. 253.
  10. Там же.
  11. Некоторые историки (см.: Йакуби. Тарих. Бейрут, 1379 г. х. Т. 2. С. 124) упоминали, что Али отказывался присягать Абу Бакру на протяжении некоторого времени. Многие суннитские богословы отрицали достоверность этого. В частности, в сборниках Бухари (Фадаилуль-Асхаб, 12) и Муслима (Джихад, 53, 1759) приводится хадис о том, что Зухри не подтвердил отказа Али от повиновения Абу Бакру в течение 6 месяцев и заявил, что из хашимитов никто не запоздал с присягой халифу.
  12. Фадак – оазис возле Хайбара, на севере Хиджаза. После завоевания этих земель мусульманами часть доходов оттуда шла на благотворительные цели, в том числе, при необходимости, на содержание Пророка и членов его семьи.
  13. Шакир. Ук. соч. С. 254; Джанан И. Кутуб-и Ситта (пер. и коммент.). Анкара, 1995. Т. 2. С. 476.
  14. Согласно хадису, переданному Аишей, после отказа Абу Бакром передать Фатиме Фадак и Хайбар она на него обиделась и не разговаривала с ним на протяжении 6 месяцев до своей смерти. Этот хадис приводится у Бухари и Муслима. Однако, согласно имаму Навави, нет никаких данных о том, что Фатима отказалась приветствовать Абу Бакра миром. Более того, он пишет, что у Байхаки приводится история со ссылкой на свидетельство Шаби о том, что во время болезни Фатимы ее посетил Абу Бакр. Они вместе с Али имели теплую беседу с ней, и никаких проблем между ними не было. (Джанан . Ук. соч. С. 477). Далее имам Навави писал, что слова «Фатима перестала говорить с Абу Бакром», упоминаемые в названном хадисе, следует понимать в том смысле, что «по этому вопросу у нее больше не было никаких требований» (там же).
  15. Шиитская концепция верховной власти отличается от суннитской. В ее основе лежит доктрина имамата. Шииты полностью отрицают возможность решения вопроса о верховной власти в Халифате со стороны народа или собранием доверенных лиц общины. Верховная власть в государстве, по их мнению, должна быть определена на основании Божественного веления, выраженного в воле Пророка. В шиитском богословии верховная власть – это исключительная компетенция Али ибн Абу Талиба и его потомков. Имамат – исключительно духовное понятие, которое опирается только на Божественную установку и назначение Пророка. (Хамадани А. С. Повеление Джафари в Исламе и вероисповедание имама Джафара Садига. Баку, 1991. С. 52).
  16. Коран, 49:14; 9:97; 9:98; 9:101.
  17. Йамама – область в центральной части Аравийского полуострова.
  18. Неджд – провинция в Саудовской Аравии с центром в Эр-Рийаде.
  19. Закят – обязательный налог в пользу нуждающихся мусульман; разновидность поклонения Аллаху посредством имущества, один из столпов Ислама. Этот налог взимается в строго определенном шариатом количестве. Малоимущие освобождаются от выплаты закята.
  20. Следует отметить, что шиитские богословы считают, что отказ от выплаты закята со стороны племен имел место не по причине их отказа покориться требованиям религии, а потому, что они сомневались в законности избрания халифом Абу Бакра, т. е. были готовы платить закят законному халифу, каковым шиитская традиция видит только Али ибн Абу Талиба. (Амили. Ук. соч. С. 157–163).
  21. Этот отряд был собран Пророком Мухаммадом непосредственно перед смертью для ответа на провокации Византии, но выступление Зайда ибн Усамы было отложено по причине ухудшения состояния здоровья Пророка. С ними в поход намеревались выступить такие видные сподвижники Пророка, как Абу Бакр, Умар, Саад ибн Абу Ваккас и др.
  22. Сражение при Муте (8 г. х.) было первым столкновением между мусульманским государством и Византией. Причиной конфликта стало убийство гассанидским правителем Шурахбилом ибн Амром (Гассаниды были вассалами Византии) посла Пророка Хариса ибн Умайра, который нес письмо правителю Бусры (Вакиди. Китабуль-Магази. Каир, 1965. Т. 2. С. 755). Пророк с болью воспринял известие о гибели Хариса ибн Умайра и сразу же распорядился собрать армию и отправить ее против Гассанидов, чтобы отомстить за смерть своего посла. Зайд ибн Хариса был назначен командиром этой армии и погиб в бою с передовыми частями византийцев.
  23. Хира – древняя столица арабского государства Лахмидов. Лахмиды были вассалами персидских Сасанидов и враждовали с арабским государством Гассанидов, вассалами Византии. В Хире было распространено христианство в форме несторианства, и некоторые представители династии Лахмидов были христианами.
  24. Джизья – подать, взимаемая с немусульман в пользу мусульманского государства за обеспечение их защиты и неприкосновенности их имущества. Эту подать начали взимать после переселения Пророка Мухаммада в Медину, о чем говорится и в Коране. Она выплачивается один или два раза в год. Если немусульманин принимает Ислам, то освобождается от ее выплаты. Существовали несколько разновидностей джизьи: предписанная джизья налагалась на население области, жители которой заключили мирный договор с мусульманами; подушная джизья выплачивалась населением областей, завоеванных мусульманами.
  25. Шам – название территории современных Сирии, Ливана, Палестины и Иордании.
  26. Для перевода даты лунного календаря (г. х.) в дату григорианского календаря (Р. Х.) к году хиджры прибавляют 622 и отнимают целую часть от деления года хиджры на 33: Р.Х.= г.х. +622 / [г.х./33]. Пример: 1423 + 622 / 1423/33 = 2002. Для обратного перевода: г.х.= Р.Х. / 622 + (Р.Х. / 622)/32. Пример: 2002 / 622 + (2002 / 622)/32 = 1423. Подробнее см.: Климишин И.А. Календарь и хронология. М., 1985. С. 191.
  27. Хомс – город в современной Сирии вблизи границы с Ливаном.
  28. Шииты не признают законности завещания в пользу Умара ибн аль-Хаттаба, являясь сторонниками исключительного права на Халифат Али ибн Абу Талиба. (См.: Амили . Ук. соч. С. 78–79).
  29. Бекаа – долина между горными цепями Ливана и Антиливана.
  30. Марджуррум – ныне Саббура в Ливане.
  31. Аджнадейн – ныне небольшая деревня в Ливане.
  32. Рамла – город в Палестине.
  33. [31]
  34. Аль-Джазира – холмистая равнина в Ираке, расположенная в Междуречье, севернее города Самарра на Тигре и города Хит на Евфрате.
  35. Нусайбин (Нисибин) – город в Северной Месопотамии.
  36. Фустат был административным центром Египта при праведных халифах, Омейядах и Аббасидах. Когда же в X в. н.э. Фатимиды основали к cеверу от него Каир, Фустат вошел в его состав.
  37. Сабрата – древний город на северном побережье Африки, недалеко от современного г. Триполи.
  38. Мадаин – арабское название столицы Сасанидского Ирана Бех-Ардашира. В европейских хрониках этот город известен как Ктесифон.
  39. Салман аль-Фариси, являясь по происхождению персом, был одним из самых известных сподвижников Пророка Мухаммада.
  40. Рей – важный центр средневекового Ирана, развалины которого находятся в городской черте современного Тегерана.
  41. Тикрит – город на р. Тигр севернее Самарры.
  42. Истахр (Персеполь) – главный город области Фарс на юге Ирана.
  43. Зиммии – иноверцы, находящиеся под покровительством мусульманского государства.
  44. Хамадан (древние Экбатаны) – город на западе Ирана.
  45. Гуграндж – современный Ургенч в Узбекистане на юго-востоке Каспийского моря.
  46. Табаристан – современный Мазандаран, провинция на севере Ирана.
  47. Мерв – город на территории современного Туркменистана.
  48. Мавераннахр – междуречье Сырдарьи и Амударьи, преимущественно территория современного Узбекистана.
  49. Систан – провинция на юго-западе Ирана.
  50. Халиф Умар завещал избрать нового главу государства из числа членов совета большинством голосов в течение 3-х дней. Умар руководствовался государственными интересами, ибо, если бы избрание халифа затянулось, это могло привести к началу междоусобиц в еще не окрепшем Халифате и повлекло бы утрату завоеванных территорий в Южном Средиземноморье и Центральной Азии. Опасаясь этого, Умар завещал, что если по истечении 3 дней члены совета не сумеют договориться и выбрать халифа, то их следует казнить, а вопрос о новом главе государства передать на рассмотрение всей мусульманской общины.
  51. Шииты не признают законности правления халифа Усмана и процедуру его избрания на совете. Они считают, что Умар намеренно созвал совет, чтобы не допустить прихода к власти Али, а результат заседания был заранее предрешен, поскольку члены совета Саад ибн Абу Ваккас и Абдуррахман ибн Ауф были родственниками Усмана, и Али в любом случае должен был остаться в меньшинстве (См.: Амили. Ук. соч. С. 399–405).
  52. Кайруан – город в Тунисе к югу от столицы страны.
  53. Аммурия – современная Анкара.
  54. Фергана – область в современном Узбекистане.
  55. Хорасан – историческая область на Среднем Востоке, включавшая северо-восточную часть современного Ирана, Мервский оазис, оазисы юга современного Туркменистана, северную и северо-западную части современного Афганистана.
  56. Шииты обвиняют Усмана в сознательной растрате государственных средств и назначении на высокие должности своих родственников из мекканского рода Омейядов, которые долгие годы возглавляли язычников в их борьбе с Пророком Мухаммадом и мусульманами, и в том, что он якобы проявил равнодушие и халатность к исполнению заповедей шариата, не принимал мер для установления порядка в Халифате, не наказывал безответственных чиновников. По их мнению, Усман, как и его предшественник Умар, всеми силами старался привести к власти Омейядов и тем самым лишить власти потомков Пророка Мухаммада (См.: Амили . Ук. соч. С. 409–413).
  57. Среди них были аль-Хасан ибн Али ибн Абу Талиб, Саад ибн Абу Ваккас, Абу Хурайра, Зайд ибн Сабит.
  58. Шииты считают, что бунт против халифа Усмана был естественным результатом проводимой им политики. Умеренные шииты не одобряют убийства Усмана, хотя и отмечают, что отстранение его от власти было оправданным действием бунтовщиков (См.: Амили . Ук. соч. С. 412).
  59. В то время их в городе было немало, и они занимались провокационной деятельностью.
  60. Хариджиты – араб. «раскольники», «мятежники». Поначалу их называли харуритами по местности, где те остановились после восстания против халифа Али.
  61. Согласно ортодоксальной мусульманской традиции, период правления первых четырех халифов – Абу Бакра, Умара, Усмана и Али – является периодом наибольшего соответствия законов государства нормам шариата.
  62. Здесь и далее генеалогические древа правящих мусульманских династий приводятся по: Шакир М . История Ислама от Адама до наших дней. Т. 2–3. Стамбул, 1993. Перевод, дополнения и изменения автора.