Чёрный принц-капризука (Гарин-Михайловский)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Черный Принцъ-капризука : Никина сказка
авторъ Николай Георгіевичъ Гаринъ-Михайловскій
Источникъ: Гаринъ-Михайловскій Н. Г. Сказки для дѣтей. — СПб.: Товарищество «Общественная польза», 1909. — С. 65. Чёрный принц-капризука (Гарин-Михайловский)/ДО въ новой орѳографіи


Черный Принцъ — такъ назывался одинъ мальчикъ.

А няня называла его капризукой.

А Черный Принцъ говорилъ нянѣ:

— А я все-таки тебя не буду слушаться. Ты мнѣ скажешь: иди, а я буду стоять. Ты скажешь: стой, а я буду идти, потому что ты меня обманываешь.

— Не ходи въ садъ, — сказала няня.

— Пойду, — сказалъ мальчикъ.

Онъ пошелъ и сказалъ:

— Ахъ, если-бъ былъ такой человѣкъ на свѣтѣ, который никого, никогда не обманываетъ, я бы нашелъ его.

А золотой жукъ, который слышалъ слова мальчика, сказалъ:

— А я знаю такого человѣка. Это дѣвочка, и называется она Правда. Она живетъ далеко, далеко отсюда, по той сторонѣ моря, въ изумрудномъ заливѣ, а кругомъ горы. Я былъ тамъ, хорошо тамъ. Золотыя рыбки плавали въ заливѣ, луна свѣтила съ неба, а на горахъ стояли высокія башни, а въ нихъ ходили витязи въ своихъ стальныхъ доспѣхахъ. Тамъ растутъ кипарисы, и русалки поютъ пѣсни чудной дѣвушкѣ съ золотыми волосами, которую зовутъ Правда.

— Ну, вотъ и отлично, — сказалъ Черный Принцъ, — я и поѣду за Правдой.

— Поѣхать не значитъ еще доѣхать, — сказалъ золотой жукъ. — Многіе ѣздили, да никто еще не попалъ къ Правдѣ и назадъ не воротился.

— А почему? — спросилъ Черный Принцъ.

— Да хоть бы потому, что у входа въ заливъ двѣ скалы сошлись, а на днѣ моря между ними живетъ злой волшебникъ. И никого онъ въ заливъ не пропускаетъ. Какъ только увидитъ онъ тѣнь корабля на своемъ днѣ, такъ и потянетъ къ себѣ на дно и корабль и всѣхъ, кто будетъ на кораблѣ.

— Онъ развѣ такой сильный? — спросилъ Черный Принцъ.

— Очень сильный.

— Ну, а я все-таки поѣду, — сказалъ Черный Принцъ.

И Черный Принцъ выстроилъ корабль и поплылъ на немъ за море, гдѣ жила дѣвушка-Правда.

И няня ѣхала съ нимъ и плакала. Она говорила русалочкамъ:

— Хоть бы уговорили Чернаго Принца не ѣхать.

И русалки кричали ему:

— Не плыви, Черный Принцъ, пропадешь!

— А пропаду, вамъ что жалѣть меня? — отвѣчалъ Черный Принцъ.

— Ахъ, Черный Принцъ, ты такой храбрый, ты ничего не боишься, какъ же намъ не жалѣть тебя?

— А если-бъ я былъ трусъ, — спрашивалъ Черный Принцъ, — вы бы не любили меня, — а вы меня любите, потому что я храбрый.

— И за это ты умрешь, — грустно отвѣчали русалки.

А Черный Принцъ смѣялся и говорилъ:

— Всѣ мы когда-нибудь умретъ.

— Ахъ, ахъ! — плакали русалки, — онъ ничего не боится, и поэтому онъ умретъ.

И русалки кричали и махали руками, и поднялась такая буря на морѣ, какой еще никогда не было.

И это случилось какъ разъ тогда, когда корабль подошелъ къ заливу, гдѣ жила дѣвочка-Правда.

Волны такія были, что залили ворота въ заливъ, залили даже двѣ скалы, между которыми были эти ворота, и гдѣ на днѣ моря жилъ злой волшебникъ.

— Ну, теперь такая буря, что никто не поѣдетъ въ заливъ, — сказалъ злой волшебникъ, — и я лягу спать, потому что и не помню уже, когда я спалъ.

Няня увидѣла, что Черный Принцъ хочетъ въ такую бурю плыть прямо въ заливъ, и сказала ему:

— Развѣ можно въ такую бурю плыть? Подожди, пока тихо будетъ.

— Не хочу ждать, — сказалъ Черный Принцъ.

И волна сразу его перебросила въ заливъ.

А тамъ уже ждала его дѣвочка-Правда съ золотистыми волосами. Они схватились за ручки и побѣжали.

И такъ полюбили другъ друга, что никогда больше не разлучались. И всегда говорили правду.

У нихъ было много дѣтокъ, и они тоже говорили только правду.

Они долго жили, а потомъ, когда умерли, старшій сынъ сказалъ:

— Папа нашелъ Правду, а я убью злого волшебника, и тогда всѣ насъ узнаютъ.

Но ему не пришлось убивать злого волшебника. Онъ отъ старости дѣлался все меньше и меньше и сдѣлался такимъ маленькимъ, наконецъ, что его проглотила одна маленькая рыбка, и даже не замѣтила.

И всѣ люди узнали дѣтей Правды и Чернаго Принца-капризуки и научились отъ нихъ говорить правду.