ЭЛ/ДО/Адиге

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ(перенаправлено с «ЭЛ/Адиге/ДО»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Адиге
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Алмелофеенъ. Источникъ: т. I: А—Алм, с. 191—194 ( сканъ · индексъ )ЭЛ/ДО/Адиге въ новой орѳографіи


[191]АДИГЕ, или АДЕХЕ. Такъ называютъ себя Черкесы на природномъ своемъ языкѣ. Слово Черкесъ есть Персидское, испорченное въ устахъ Татаръ и Горцевъ, изъ серъ-кешъ, мятежникъ, непослушный, разбойникъ: (см. статьи Казакъ, Гусаръ и Черкесъ). Это племя почитаютъ первобытнымъ, туземнымъ племенемъ Кавказа (aborigenes). Палласъ, Рейнеггсъ и другіе писатели находили сходство между названіями Черкесъ и Керкетами Страбона и Плинія, и принимали ихъ за имя одного и того же народа. Это предположеніе слишкомъ смѣло: какъ слово [192]Черкесъ, серъ-кешъ, происходитъ оть новѣйшаго Персидскаго языка, то оно не могло быть извѣстно въ древности, и сверхъ того, по своему значенію, можетъ примѣняться и ко всякому другому хищному и непокорному племени. — Однако жъ въ XII столѣтіи оно было уже извѣстно Аравитянамъ. Зиги, Zyges, Страбоновы, Зихіи и Зехіи Византійцевъ, по всей вѣроятности были тѣ же Черкесы, или Адиги: Стриттеръ поддерживалъ это мнѣніе. Константинъ Багрянородный зналъ ихъ страну подъ именемъ Касахіи. Несторъ называлъ ихъ Касогами. Осетинцы и теперь именуютъ ихъ Казаками. Объ этомъ интересномъ для нашей Исторіи вопросѣ см. разсужденіе подъ словомъ Казакъ.

Адиге населяютъ сѣверозападную часть Кавказа, по лѣвую сторону рѣки Кубани до Чернаго Моря. Земли ихъ граничатъ къ востоку съ Ногайцами, отъ которыхъ отдѣляются рѣкою Лабою, къ сѣверу съ Россійскими владѣніями, къ западу и югу съ Чернымъ Моремъ, Абхазіею и Абадзою. Адиге, по сохранившемуся между ними преданію, жили прежде по обѣимъ сторонамъ Кубани, и имѣли пастбищныя мѣста даже на Кумѣ; но въ XII вѣкѣ одно изъ ихъ племенъ, именно Кабардинское, переселилось было къ устью Дона, и, проживъ тамъ нѣсколько лѣтъ, возвратилось снова на Кавказъ, и заняло землю между Кубанью, Малкою и частію по берегамъ Терека, отъ чего земля эта и получила названіе Кабарды (см. это слово). Адиге оттѣснены были за Кубань въ 1777 году, съ учрежденіемъ на Кавказѣ военной линіи. Въ составъ этого народа входятъ разныя племена, какъ то: Бесленейцы, Мохоши, Чемиргойцы, Бжедухи, Убыхи, Абазехи, Шапсухи н Натугайцы. Не смотря на общую связь между ними по языку, нравамъ и обычаямъ, они не составляютъ однако общаго цѣлаго. Одни изъ нихъ, именно первыя пять племенъ, повинуются власти князей и дворянъ; другіе, Абазехи, Шапсухи и Натугайцы, управляются судомъ старшинъ, ими самими выбираемыхъ. Народонаселеніе Адиге, по послѣднимъ приблизительнымъ исчисленіямъ, простирается до 50,000 дворовъ или до 250,000 душъ мужескаго пола. Подробности о каждомъ ихъ племени помѣщены подъ собственными ихъ именами. Главнѣйшія племена Адиге раздѣляются на пять сословій. Первое — князья, называемые по-Черкески, Пше и по-Татарcки Бегъ или Бей: Русскіе первоначально называли ихъ просто владѣльцами. Второе сословіе, Воркъ, или старинные дворяне: у Татаръ и Русскихъ извѣстны они подъ именемъ Узденей. Третье сословіе состоитъ изъ вольноотпущенныхъ, которые хотя и сами сдѣлались Узденями, но въ военное время повинуются прежнимъ своимъ владѣльцамъ. Къ четвертому принадлежатъ вольноотпущенные этихъ новыхъ дворянъ. Къ пятому рабы, Чо-котъ, которые подраздѣляются на земледѣлъцевъ и слугъ. Прежде всѣ племена Адиге управлялись одинаково своими князьями, которые, въ важныхъ случаяхъ, касающихся особенно до войны или мира съ сосѣдями, съѣзжались на общее совѣщаніе; но въ 1705 году трое изъ племенъ, именно, Абазехи, Шапсухи и Натугайцы, свергли власть князей и дворянъ, сдѣлалисъ независимыми, и подчинили себя единственно суду старшинъ. Земля этихъ трехъ племенъ раздѣляется теперь на округи; въ каждомъ находится общество избранныхъ старшинъ; судъ, который они производятъ, называется Хасъ. Всѣ важныя предпріятія обсуживаются полнымъ собраніемъ старшинъ, рѣшеніе ихъ почитается закономъ.

Извѣстно по Исторіи, что Черкесы въ прежнія времена исповѣдывали Христіанскую Религію Грековосточной Церкви. Покореніе Дербенда Аравитянами, завоеванія Тамерлана, и наконецъ укоренившаяся на Кубани власть Крымскихъ Хановъ, способствовали къ распространенію между ними Магометанства. Впрочемъ рѣшительное принятіе ими этой Вѣры послѣдовало только въ 1774 году, со времени Кучукъ-Кайнарджійскаго мира, когда Порта прислала на Кавказъ проповѣдниковъ Корана, которые успѣли подчинить Черкесовъ своимъ догматамъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ вооружить ихъ религiознымъ фанатизмомъ противу Русскихъ. Однако не на всѣ Черкесскія племена равно подѣйствовала мѣра Порты: нѣкоторые изъ нихъ до сего времени почитаютъ языческихъ боговъ, принося имъ жертвы въ заповѣдныхъ рощахъ; другіе же соблюдаютъ обряды Христіанства; напримѣръ, называютъ среду и пятницу постными днями, и по воскресеньямъ не занимаются работою. Адиге вообще хорошо сложены, отличаются гибкимъ станомъ; при небольшомъ ростѣ они бываютъ очень крѣпки, но толстоту почитаютъ за порокъ, какъ [193]какъ слѣдствіе невоздержанной жизни. Плеча и грудь у нихъ широкія, глаза черные, быстрые, лице продолговатое, выразительное, носъ прямой и правильный. Женщины ихъ извѣстны въ Азіи своею красотою; хотя при семъ случаѣ должно замѣтить, что подъ именемъ Черкешенокъ большею частію попадаютъ въ Турецкіе гаремы женщины изъ Мингреліи и Имеретіи. Говорятъ, что мать низверженнаго Султана Селима ііі была родомъ Черкешенка.

Жилища Черкесовъ просты: домы строятся болѣе изъ плетня, и бываютъ обмазаны глиною внутри и снаружи. Сорокъ или пятьдесятъ подобныхъ домовъ, крытыхъ камышемъ или соломою, и расположенныхъ кругообразно, составляютъ деревню; по концамъ каждой сделаны, также изъ плетня, сторожевыя башни. Ночью стада загоняются внутрь деревни. На зиму для овецъ устроены особые загоны при берегахъ рекъ на низменныхъ долинахь. Лошади Черкесскія пасутся на свободѣ по склонамъ горъ и въ долинахъ: онѣ легки, крѣпки на ноги и выносятъ дальніе переходы.

Какъ народъ воинственный, Черкесы всего болѣе заботятся о пріобрѣтеніи хорошаго оружія и о воспитаніи лошадей. Скотоводствомъ и земледѣліемъ занимаются единственно для удовлетворенія первымъ потребностямъ жизни. Изъ хлебныхъ растеній сѣютъ просо, отчасти яровую пшеницу, кукурузу и ячмень.

Внутренняя торговля у этого народа производится Армянами, подъ покровительствомъ гостепріимства, священнаго правила у всѣхъ Горцевъ. Что касается до коммерческаго сношенія съ Россіею, то оно ограничивается торгомъ на меновыхъ дворахъ, устроенныхъ по волѣ Русскаго правительства на границахъ оть Анапы по Черноморіи и Кавказской Линіи. Адиге получаютъ оть Россіи соль, хлѣбъ, разныя холщевыя и бумажныя издѣлія, а въ заменъ того даютъ лѣсъ, воскъ, медъ и мягкую рухлядь.

Языкъ Адиге совершенно отличенъ оть языка прочихъ Кавказскихъ народовъ, и заключаетъ въ себѣ много буквъ губныхъ и гортанныхъ. Лучшимъ нарѣчіемъ говорятъ Кабардинцы и Бесленейцы, живущіе по берегамъ Лабы. Адиге не имѣютъ письменъ, а въ случаѣ надобности переписываются между собою на языкѣ Турецкомъ, въ чемѣ помогаютъ имъ муллы, единственный классъ грамотныхъ людей между ними.

Чтобъ дать ясное понятіе объ этомъ примѣчательномъ народѣ, который считаетъ себя въ зависимости Россіи, и между тѣмъ дѣлаетъ беспрестанные набѣги на наши границы, должно сказать еще о его наѣздничествѣ, страсть къ которому составляетъ отличительную черту его характера. Съ этою цѣлію приводимъ здѣсь разсказъ одного очевидца, Русскаго офицера.

«Все племена Адиге въ совокупности могли бы при бо́льшемъ между собою согласіи выставить въ случаѣ нужды до 50,000 всадниковъ. Въ общихъ походахъ, Адиге подчиняются умнѣйшимъ и опытнѣйшимъ изъ князей. Во время сраженія начальники эти распоряжаются по своему произволу, дѣйствуя всегда въ разсыпную. Они никогда не бываютъ рѣшительно разбиты, ибо уничтоженная толпа тотчасъ заменяется другою, другая третьею,и такъ далѣе. Десять или пятнадцать человѣкъ, залегши за скалами, въ оврагахъ или кустарникахъ близъ дороги, безпокоятъ цѣлую колонну, которая могла бы безпрепятственно и безъ малѣйшей потери двигаться среди ровнаго и открытаго мѣста. Разореніе ихъ ауловъ не можетъ нанести имъ рѣшительнаго вреда, ибо матеріялы для постройки ихъ домовъ находятся повсюду. Между тѣмъ семейства ихъ, и главное имущество — стада, при малѣйшей опасности удаляются въ горы, и остаются тамъ до окончанія военныхъ действій. Замѣчателенъ образъ набеговъ ихъ на наши границы. Впереди ѣдетъ белатъ (вожатый), нѣсколько человѣкъ по бокамъ, остальная партія дробится на небольшія кучи и ѣдетъ произвольно; вожатый суетится, — то скачетъ впередъ, приникнувъ къ сѣдлу или поднявшись на стремена, то изъ-за кургана окидываетъ окрестности привычнымъ глазомъ; вдругъ палецъ приложитъ ко рту, — и вся партія остановилась; укажетъ на земь, — и всѣ спѣшатъ долой съ коней; махнетъ къ себе, — и вихремъ скачутъ, не смѣя перевести дыханія: такъ много Горцы довѣряютъ своему белату, которому успѣхъ даетъ двѣ доли добычи, знаменитость и довѣренность, неудача — позоръ, а часто и самую смерть. Когда онъ увидитъ предметъ, наводящій сомнѣніе, или партія станетъ приближаться къ цѣли своей поѣздки, то, спѣшась, ползетъ на курганъ, съ котораго [194]осматриваетъ окрестности, и если замѣтитъ людей, мечетъ вверхъ шапку, и самъ скатывается съ кургана. Эту хитростъ употребляютъ для того, чтобы ввести въ обманъ осторожность непріятеля, и заставить думать, будто птица слетѣла. При отдыхѣ, когда партія расположится въ ложчинѣ, а окрестности не позволяютъ скрыть соглядатая, дѣлается защита изъ высокой травы, въ родѣ снопа, подъ прикрытіемъ которой караульный ползетъ на удобное мѣсто, и, спрятавшись въ травѣ, лежитъ незамѣтнымъ. Ночью порядокъ похода измѣняется: боковые патрули съѣзжаются къ партіи, и никто не отстаетъ, отъ большой купы изъ страха растеряться; одинъ только белатъ въ нѣсколькихъ сотняхъ шаговъ, со взведеннымъ куркомъ ружья, вслушиваясь въ малѣйшій шорохъ, и, не сводя глазъ съ ушей своего коня, медленно подвигается; глухой свистъ, по условію, распоряжаетъ движеніями всей партіи. Во время ночнаго отдыха, партія окружаетъ себя караульными, которые, залегши по тропинкамъ или дорогамъ, приникнувъ ухомъ къ землѣ, различаютъ по гулу на большое пространство бѣгъ оленя отъ топота конскаго. Расторопность и смѣтливость белата почти неимовѣрны: въ самую темную ночь, когда небо покрыто облаками, партія рѣдко сбивается съ своего направленія. Белатъ, замѣтивъ вѣтеръ, чувствуетъ малѣйшее его измѣненіе, и часто провѣряетъ себя компасомъ. Въ звѣздную ночь полярная звѣзда, Большая и Малая Медвѣдицы — ихъ вожатые. Въ случаѣ, когда компасъ разобьется или потеряется, и сухая погода мало увлажитъ росою землю, тогда первая кочка служитъ компасомъ: приложивъ руку, согрѣтую за пазухой, къ четыремъ сторонамъ возвышенія, влажнѣйшею опредѣляютъ сѣверъ, и направленіе берется съ необыкновенною вѣрностію. Одни только туманы разсѣваютъ партіи: тутъ искры, добытыя огнивомъ, служатъ сигналомъ. Нерѣдко по этимъ сигналамъ засада Русской передовой стражи въ мрачную осеннюю ночь узнавала близость хищниковъ. Тогда съ обѣихъ сторонъ завязывалась перестрѣлка: на Русскихъ постахъ зажигались маяки, и хищники, въ страхѣ, чтобы не быть окруженными, скакали обратно въ горы, протяжно перекликаясь, съ клятвами и угрозами.» В. Н. Г.