ЭСБЕ/Черкесы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Черкесы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Человек — Чугуевский полк. Источник: т. XXXVIIIa (1903): Человек — Чугуевский полк, с. 580—582 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ


Черкесы — Этим именем обозначается группа разноплеменных, но родственных по языку и культуре западно-горских народностей Кавказа, занимавших (до выселения своего из России) большую половину Кабардинской плоскости, значительную часть обоих склонов Кавказского хребта и восточный берег Черного моря, т. е. всю южную часть нынешней Кубанской области и западную часть Терской. Ч. делят на три большие группы: собственно Ч. или адиге, как они сами себя называют, кабардинцев и абхазцев (родственность языка последних с языком Ч. научно, впрочем, еще не установлена). В состав 1-й группы (адиге) входили следующие народности: абадзехи, самое воинственное из черкесских племен, обитавшее в долинах рек Белой, Лабы, Пшиша, Псекупса, по северному склону Кавказского хребта; шепсуги, населявшие долины реки Убин и ее притоков; натухайцы (по берегу Черного моря от Анапы до реки Туапсе и по реке Кубани до Адагума); бесленеевцы — «жители большого леса»; к западу от последних — егарукаи и мехешевцы; еще дальше на запад, между реками Схагуаше и Пшиш — гатюкаевцы; севернее, по правому берегу Белой и по водоразделу с Лабой — темиргои (кемгуй); бжедухи (между реками Афипсом и Белой, к востоку от шепсугов); наконец, жанеевцы, некогда могущественное племя, остатки которого удержались на Каракубанском острове, и весьма смешанное племя убыхов. Ч. жили на Кавказе почти на тех же самых местах с древнейших времен: первые исторические сведения о них восходят к началу VI в. до Р. Х. Название Ч. дано им окружающими их народами, сами же себя они всегда называли адиге. Клапрот выводит название Ч. из тюркских слов: чер (дорога) и кесмек (отрезывать), так что Ч. — синоним разбойника; но название это, по-видимому, древнее появления тюркских племен в Средней Азии. Уже у греческих историков встречается название керкет, которое относят именно к Ч. Греки их называли также зюхой (у Appiana). В древности территория Ч., кроме западного Кавказа, простиралась и на Крымский полуостров. Еще в 1502 г. они занимали весь восточный берег Азовского моря до Босфора Киммерийского, откуда были вытеснены русскими и татарами. О древнейшей истории Ч. сохранилось очень мало данных. Достоверно только то, что они постепенно пережили целый ряд культурных влияний, начиная с греков, персов, византийцев, тюрков и кончая османами и русскими. По словам Масуди (X в.), они одевались в греческие шелковые материи и придерживались религии магизма. Византия дала им христианство, а общие условия исторической жизни Кавказа, этой открытой дороги народов, создали тот социальный строй воинствующего феодализма, который сохранился неприкосновенным до эпохи борьбы с Россией. От XVI в. дошло до нас первое детальное описание быта Ч., сделанное генуэзцем Интериано. Он рисует конгломерат независимых племен, организованных на феодальных началах, общества, состоявшие из благородных, вассалов, крепостных и рабов. Последние служили предметом торговли даже с Каиром. Свободные знали только охоту и войну, предпринимали отдаленные походы, даже на Херсонес, беспрерывно воевали с соседними тюркскими племенами, а в промежутках резали друг друга или делали набеги на крестьян, укрывавшихся от них в горах и образовавших союзы для защиты. Их храбрость, лихое наездничество, рыцарство, великодушие, гостеприимство так же славились, как красота и грация их мужчин и женщин. Но быт их был полон грубости и жестокости. Они считались христианами, но приносили жертвы языческим богам; их похоронные обряды часто были языческие; они придерживались многоженства; жизнь их была до такой степени полна кровопролития, что до 60-летнего возраста благородные не смели входить в церковь. Письменности они не знали. Единственной их монетой служили куски материи, хотя драгоценные металлы они ценили, употребляя во время пиршеств огромные чаши из золота и серебра. В образе жизни (жилища, пища) они были просты; роскошь проявлялась только в оружии и отчасти в одежде. В XVII в. другой путешественник, Жан де Лука, находит в них уже огромную перемену, происшедшую менее чем за одно столетие. Половина Ч. уже исповедует магометанство; не только религия, но и язык и культура турок глубоко проникли в жизнь Ч., постепенно подпавших и политическому влиянию турок. По заключении Адрианопольского мира в 1829 г., когда все турецкие владения на Кавказе перешли к России, Ч. (с территорией которых Россия граничила по реке Кубани), как бывшие до того в зависимости от Турции, должны были перейти в русское подданство. Отказ от подчинения вызвал долголетнюю войну (см. Кавказские войны), кончившуюся эмиграцией большинства Ч. в Турцию и принудительным выселением оставшихся с гор на плоскости. В 1858 г. их насчитывалось на правом склоне Кавказского хребта до 350 тыс. мужчин, из коих 100 тыс. одних благородных. По окончании войны до 400 тыс. душ выселилось в Турцию. К концу 1880-х годов всех Ч. насчитывалось 130 тыс., из коих большая часть (84 тыс.) — кабардинцы. Из собственно Ч. (адиге) в 80-х годах считалось абадзехов около 16 тысяч, бжедухов 12 тысяч, бесленеевцев 6 тысяч, шапсугов 21/2 тысячи — все в Кубанской области, да еще в Черноморской губернии до 1200 душ. Абхазцы и кабардинцы описаны особо (см. эти слова). Собственно Ч.-адиге стройны и широкоплечи. Их волосы, чаще всего темно-русые, обрамляют лицо с прекрасным овалом, с блестящими глазами, почти всегда темными. Их внешность дышит достоинством и внушает симпатию. Они с гордостью говорят: «ssé adighé — я адиге» (Шантр). Костюм Ч. состоит из бешмета или архалука, черкески, пуговиц, чевяков, бурки и папахи, обшитой галуном, с башлыком, напоминающим фригийскую шапку. Оружие — шашка (название от Ч. перешедшее к нам), ружье, кинжал и пистолеты; на черкеске по обеим сторонам кожаные гнезда для ружейных патронов, на поясе — жирницы, отвертка и сумочка с принадлежностями для чистки оружия. Женщины поверх шаровар надевают длинную рубашку из бязи или кисеи, с широкими рукавами, поверх рубахи шелковый бешмет, чевяки, обшитые галуном, а на голове круглую шапочку, повитую белой кисейной, чалмой. Девушки до замужества носили особый корсет, сжимавший грудь. Усадьба Ч. обыкновенно расположена совершению уединенно. Она состоит из сакли, построенной из турлука и крытой соломой, амбара на столбах и хлева, обнесенных плотным тыном, за которым тянутся огороды, засеянные преимущественно кукурузой и просом. К забору с наружной стороны примыкает кунакская, состоящая из дома и конюшни, огороженных частоколом. Сакля состоит из нескольких комнат, с окнами без стекол. Вместо печи в земляном полу углубление для огня, с плетеной, обмазанной глиной трубой. Обстановка самая незатейливая: полки по стенам, несколько столиков, кровать, застланная войлоком. Каменные постройки редки и только на вершинах гор: воинственный Ч. считал постыдным искать защиты за каменными оградами. В пище Ч. очень нетребователен. Обыкновенная его еда: пшеничная похлебка, баранина, молоко, сыр, кукуруза, просяная каша (паста), буза или брага. Свинины и вина не употребляют. Кроме земледелия, скотоводства и охоты, Ч. культивируют пчеловодство. Еще в 50-х гг. XIX в. социальный строй Ч. напоминал собой даже до деталей феодальный быт средневековой Европы. Князья, благородные, вассалы, крепостные, рабы, вольноотпущенные, крестьяне, крепко сплоченные для взаимной защиты — такова была сложная организация Ч. В одном они отличались от средневековых европейцев: наличностью родового быта, со всеми его особенностями, с его адатом (см.), кровной местью, институтом гостеприимства. Эти черты, особенно последние две, сохранились и до настоящего времени. У благородных существует обычай отдавать в раннем возрасте своих детей на полное воспитание в другую семью, опытному учителю (аталык). В семье учителя, вдали от ласк и изнеживающего влияния родителей, мальчик проходит суровую школу закаливания и приобретает все привычки наездника и воина, а девушка — все познания хозяйки дома и работницы. Между воспитанниками и их воспитателями и семьями последних устанавливаются на всю жизнь прочные и нежные узы дружбы. Молодые люди встречаются во время празднеств, танцуют свой национальный танец кафенир (род лезгинки), во время которого происходят объяснения в любви, в единственно допускаемой символической форме произведения выстрелов перед возлюбленной. До брака молодые не имеют никакого общения, но через посредство своих друзей жених просит согласия невесты и условливается насчет дня бегства ее из дому родителей (брак посредством умыкания практикуется у благородного сословия). Только после этого устанавливается соглашение насчет калыма (см.). Положение женщин тяжелое; на них лежат самые тяжелые работы по хозяйству в поле и дома. Со 2-й половины XVIII в. Ч. все стали магометанами-суннитами. Приверженность к магометанству поддерживается ненавистью к иноверным победителям; но они далеко не магометане по существу. Их религиозные обряды и воззрения — смесь язычества, христианства и магометанства. Они доныне поклоняются Шибле, богу грома, войны и правосудия, а также духам вод, моря, деревьев, стихий. Они приносят своим богам кровавые жертвы, особенно уважаются их священные рощи, которых не смели профанировать, в свое время, даже их священники, ограничивавшиеся лишь установлением среди них крестов, возведением храмов и т. д. Язык Ч. совершенно отличен от прочих кавказских языков. Самое чистое наречие — кабардинское; оно отличается обилием губных и палатальных звуков, делающих усвоение произношения почти немыслимым для европейца. Имеется опыт грамматики и словаря, но научное исследование языка стоит еще на очень примитивной ступени.

Литературу см. Кавказский край, Кабардинцы, Абхазцы, а также у Семенова («Географо-статистический словарь Российской Империи»), Якушкина («Инородцы России») и Межова. Ср. также «Живописная Россия» (т. IX, ст. Берже); Ernest Chantres, «Recherches anthropol. dans le Caucase» (т. IV); Erckert, «Der Kaukasus»; «Материалы для описания местностей и племен Кавказа»; издания кавказского отдела географического общества; «Кавказский Календарь».

Л. Ш.