ЭЛ/ДО/Анапа

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Анапа
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Альмогады — Арамъ. Источникъ: т. II: Алм—Ара, с. 202—205 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БСЭ1 : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : Britannica (11-th)ЭЛ/ДО/Анапа въ новой орѳографіи


[202]АНАПА, крѣпость въ Азіи на восточномъ берегу Чернаго Моря, при впаденіи въ оное рѣчки Бугуръ и въ тридцати верстахъ отъ устья рѣки Кубани, построена по повеленію Султана Абдулъ-Гамида Французскими инженерами въ 1781 году. Причиною ея основанія было водвореніе Русскихъ при Керчь-Еникальскомъ проливѣ и желаніе Оттоманской Порты защитить Татаръ, удалившихся изъ Крыма на лѣвый берегъ Кубани. Крѣпость эта, находящаяся на мысѣ, составляющемъ самую сѣверозападную оконечность земли Черкесовъ, и занимающая въ окружности до трехъ съ половиною верстъ, одною стороною обращена къ долинѣ, простирающейся до самой подошвы Кавказскихъ Горъ, а съ прочихъ омывается моремъ. Черкесы называютъ ее Бугуръ-Кале. Въ продолженіе второй войны Россіи съ Турціею въ царствованіе Императрицы Екатерины II, Анапа была пунктомъ, на который Русскіе генералы, начальствовавшіе на Кавказѣ, обращали особенное вниманіе. Въ Сентябрѣ 1788 года, Генералъ-Аншефъ Текелли (см. это слово) имѣлъ намѣреніе овладѣть сею крѣпостью, и уже подходилъ къ ней, но, по малочисленности бывшихъ съ нимъ войскъ, долженъ былъ отказаться отъ своего предпріятія. Въ 1790 году, Генералъ Бибиковъ, одинъ изъ преемниковъ Текелли въ командованіи на Кавказѣ, также сдѣлалъ походъ подъ Анапу; но какъ время для сего было выбрано въ началѣ весны, когда дожди и таявшіе снѣга̀ затрудняли каждое движеніе войска въ горахъ, и какъ Горцы почти на каждомъ шагу устроивали засады, то корпусъ Бибикова, состоявшій изъ 7,600 чел., прежде нежели достигъ Анапы, уже потерпѣлъ уронъ весьма значительный, и почти не имѣлъ провіанта, взятаго въ самомъ маломъ количествѣ. Однако, не смотря на всѣ сіи обстоятельства, Бибиковъ рѣшился, во что бы ни стало, овладѣть крѣпостью, и 24 Марта, въ торжественный день Воскресенія Христова повелъ войска на приступъ. Войска, не имѣя при себѣ ни фашинъ, ни лѣстницъ, были отражены съ чувствительною потерею, и затѣмъ простоявъ подъ Анапою еще нѣсколько дней, нашлись принужденными отступить по совершенному неимѣнію продовольствія. Почти вслѣдъ за ихъ удаленіемъ подъ Анапою появилась эскадра Россійскаго Черноморскаго Флота, подъ начальствомъ Контръ-Адмирала Ушакова (см. Ушаковъ, Ѳедоръ Ѳедоровичъ, Адмиралъ), прибывшая съ намѣреніемъ вырѣзать изъ-подъ крѣпостныхъ стѣнъ, или истребить стоявшія [203]подъ ихъ защитою Турецкія военныя суда; но и это предпріятіе не имѣло успѣха.

Въ 1791 году, покушеніе взять Анапу было опять возобновлено Генераломъ Гудовичемъ (см. Гудовичъ, Графъ Иванъ Васильевичъ), смѣнившимъ Бибикова, и исполнено имъ съ успѣхомъ. Гудовичъ, получивъ отъ Главнокомандовавшаго арміею, Князя Потемкина, повелѣніе покорить Анапу, вступилъ въ горы, въ концѣ Мая мѣсяца, съ корпусами Кавказскимъ и Кубанскимъ и еще съ отрядомъ, прибывшимъ къ нему изъ Крыма, подъ командою Генерала Шица и, прибывъ къ крѣпости, началъ правильную осаду. 19 Іюня, Русскія батареи открыли первый огонь, и дѣйствіемъ онаго произвели въ крѣпости нѣсколько сильныхъ пожаровъ; но гарнизонъ, состоявшій изъ 15 т. Турокъ и Горцевъ, не считая жителей, былъ ободряемъ присутствіемъ и убѣжденіемъ нѣкоего Шаха Мансура, выдававшаго себя за пророка и воспламенявшаго мужество осажденныхъ. — Между тѣмъ Гудовичъ, извѣстясь, что жители горъ только ожидаютъ прибытія Турецкаго Флота, везшаго подкрѣпленіе гарнизону, чтобы въ одно время съ симъ послѣднимъ напасть на осаждающихъ съ двухъ сторонъ, рѣшился, безъ малѣйшей траты времени, итти на приступъ. Сей послѣдній былъ совершенъ 22 числа того же мѣсяца, и послѣ пятичасоваго самаго жестокаго нападенія съ одной и столь же упорнаго сопротивленія съ другой стороны, окончился въ пользу Русскихъ. Изъ всего гарнизона, считая и жителей, не болѣе 6 т. чел., были взяты въ плѣнъ и не болѣе 150 чел. успѣли спастись въ стоявшихъ у берега мелкихъ судахъ; всѣ прочіе погибли отъ меча побѣдителей или въ пламени пылавшихъ домовъ. 83 пушки и 9 мортиръ были трофеями сего кровопролитнаго дня, и въ числѣ плѣнныхъ находился самъ лжепророкъ Шахъ Мансуръ[1]. Потеря побѣдителей убитыми и ранеными состояла по однимъ свѣдѣніямъ изъ 5-ти, а по другимъ изъ 12-ти тысячъ чел. Сіе паденіе Анапы, вмѣстѣ съ пораженіемъ Турокъ при Мачинѣ (см. Репнинъ, Князь Николай Васильевичъ) и на Черномъ Морѣ, близъ мыса Калакріи (см. Ушаковъ, Ѳедоръ Ѳедоровичъ, Адмиралъ), сдѣлало сильное впечатлѣніе на умы Дивана, и было одною изъ побудительныхъ причинъ къ прекращенію военныхъ дѣйствій и къ заключенію въ Яссахъ мира, по которому Анапа была обратно отдана Портѣ. — 29 Апрѣля 1807, сею крѣпостью овладѣла эскадра Черноморскаго Флота, подъ начальствомъ Контръ-Адмирала С. А. Пустошкина, но на сей разъ безъ большихъ усилій и даже безъ урона, ибо гарнизонъ при появленіи эскадры весь бѣжалъ въ горы. Контръ-Адмиралъ Пустошкинъ, занявъ крѣпость, разорилъ оную и во многихъ мѣстахъ подорвалъ укрѣпленія, однако вскорѣ онѣ были опять исправлены и заняты Русскимъ гарнизономъ. Указомъ 4 Іюля 1811 года Анапа была причислена къ Россійскимъ крѣпостямъ 2-го класса; но по миру, заключенному 16 Мая 1812 года въ Бухарестѣ, опять возвращена Портѣ.

Анапа, находясь на берегу Чернаго Моря, въ сосѣдствѣ съ Горскими народами, и служа почти единственнымъ путемъ ихъ сообщенія съ Турками, была какъ для тѣхъ, такъ и для другихъ не только весьма важнымъ, но и совершенно необходимымъ пунктомъ, а потому, при разрывѣ, послѣдовавшемъ въ 1828 между Россіею и Оттоманскою Портою, на нее было обращено особенное вниманіе. Въ семъ году, 2 Мая, къ Анапѣ прибыла эскадра Черноморскаго Флота, подъ начальствомъ Вице-Адмирала Грейга, а 6-го была высажена съ оной на берегъ бригада егерей (изъ 13 и 14 Егерскихъ полковъ), подъ командою Генералъ-Адъютанта Князя Меншикова, который, по присоединеніи къ себѣ еще отряда, приведеннаго съ полуострова Тамана Флигель-Адъютантомъ Полковникомь Перовскимъ, повелъ атаку на часть крѣпости, примыкающую къ морю у сѣверной стороны Анапскаго Мыса; для обезпеченія же тыла осадныхъ работъ отъ нападеній Горцевъ и для совершеннаго прекращенія ихъ сношенія съ гарнизономъ, учредилъ циркумвалаціонную линію, примыкавшую къ морю. За симъ прикрытіемъ аппроши были доведены до гребня гласиса, начатъ былъ спускъ въ ровъ и довершены проломы въ двухъ бастіонахъ и соединяющей ихъ куртинѣ. Силы осаждавшихъ и осажденныхъ были почти одинаковы и простирались каждая до 6 т. человѣкъ. Въ началѣ осады гарнизонъ, ободряемый содѣйствіемъ Горцевъ, дѣлалъ неоднократныя вылазки, но когда всѣ онѣ были [204]постоянно отражаемы и когда Горцамъ, разбитымъ въ нѣсколькихъ сраженіяхъ, особенно 18 и 28 Мая, было преграждено всякое сообщеніе съ крѣпостью, сія послѣдняя, не рѣшась испытать штурма, сдалась на произволъ побѣдителей. 11 Іюня, Русскія войска заняли Анапу, въ которой было найдено 85 орудій, 2 т. пудовъ пороха, болѣе 20 т. снарядовъ, и множество ручнаго оружія и провіанта, а трактатомъ, заключеннымъ въ Адріанополѣ, 2 Сентября 1829 года, крѣпость сія осталась за Россіею. Симъ важнымъ завоеваніемъ Горскіе народы лишены многихъ средствъ къ частымъ набѣгамъ на Кубанскую Линію, а сношенія ихъ съ Турками, доставлявшими имъ оружіе, порохъ и даже пушки, прерваны. — Съ 1830 года въ Анапѣ учреждена мѣновая торговля Русскихъ съ Горцами; затѣмъ основана первая въ сей крѣпости Грекороссійская церковь, а съ 1832 дозволено тамъ селиться всѣмъ людямъ свободнаго состоянія, также Черноморскимъ и Донскимъ казакамъ и казеннымъ крестьянамъ, съ освобожденіемъ ихъ отъ всѣхъ податей и повинностей, только защита отъ Горцевъ предоставлена ихъ собственнымъ средствамъ; самая же крѣпость состоитъ въ числѣ третьеклассныхъ. А. В. В.

Пристань Анапская есть открытый рейдъ. На южной и югозападной сторонѣ отъ города, морской берегъ состоитъ изъ высокихъ скалъ, подъ коими море весьма глубоко. Къ сѣверу и сѣверозападу, берегъ понижается, а море становится мельче и показываются отмели. На рейдъ могутъ приходить только малыя суда, и тѣ подвергаются опасности быть отброшенными въ море, при сильномъ вѣтрѣ съ берега. — Нынѣ въ семъ мѣстѣ находится Таможня, къ которой дозволено привозить всѣ товары, разрѣшенные Европейскимъ тарифомъ къ первокласснымъ Таможнямъ; всѣ необходимые жизненные припасы и сырыя произведенія допускаются съ половинною пошлиною противъ Европейскаго тарифа, а Турецкія издѣлія съ уменьшенною пошлиною, наравнѣ со взимаемою въ Крымскихъ портахъ. Черкесскія и Абхазскія произведенія, которыя дозволено отправлять изъ Анапы моремъ въ Керчь, суть слѣдующія: сало, воскъ, медъ, масло коровье, кожи невыдѣланныя, мягкая рухлядь, лѣсъ, бурки, фрукты, хлѣбъ, конскій волосъ, шерсть, рога, табакъ курительный. На вымѣнъ сихъ произведеній Горскихъ народовъ разрѣшено отпускать къ нимъ всѣ по тарифу дозволенные товары, исключая только всякое огнестрѣльное и холодное оружіе, порохъ и свинецъ. Въ предположеніи, что открытіемъ сей торговли можно будетъ пріучить Горцевъ къ выгодамъ общежитія и образованности, и тѣмъ самымъ преодолѣть ихъ дикость и духъ хищничества, дозволено принимать произведенія ихъ въ Керчи и отпускать имъ оттуда всѣ товары безпошлинно въ теченіе 10 лѣтъ, считая съ 1 Августа 1827 года.

Въ то время, когда Анапа составляла главный пунктъ торговли Горскихъ народовъ съ Турціею, сюда приходило болѣе 100 Турецкихъ и Греческихъ судовъ съ разными бумажными и шелковыми издѣліями и солью, также доставлялось изъ Турціи большое количество пороха, свинца и другихъ воинскихъ снарядовъ, въ коихъ Горскіе народы имѣютъ необходимую нужду; въ замѣнъ отправлялись изъ Анапы въ изобиліи произведенія Кавказскаго края, какъ-то: медъ, воскъ, коровье масло, говяжье и баранье сало, сырыя кожи и звѣриныя шкуры: заячьи, лисьи, волчьи, куньи и другія, хлѣбъ, кукуруза и проч. Сверхъ того Горцы производили большой торгъ невольниками, продавая ихъ Туркамъ.

По взятіи крѣпости Русскими войсками, найдено болѣе 300 лавокъ, въ коихъ занимались постоянною торговлею многіе Турки, Греки, Армяне и нѣкоторые изъ Горцевъ, что доказываетъ значительность прежней Анапской торговли. — Сіи торговцы, закупая привозимые на судахъ изъ Турціи товары, съ большою выгодою мѣняли ихъ Горцамъ на произведенія сего края, и отправляли ихъ въ Анатолію и другія Турецкія владѣнія. — Ежедневное стеченіе Горцевъ, даже изъ отдаленныхъ мѣстъ Кавказа, доставляло Анапѣ въ изобиліи разные съѣстные припасы и земледѣльческіе продукты, коими Природа обогатила сіи страны, чѣмъ продовольствовались не только жители и многочисленный Турецкій гарнизонъ въ Анапѣ, но еще вывозилось большое количество оныхъ моремъ.

Нынѣ торговля Анапы находится въ самомъ стѣсненномъ положеніи. Морскія сношенія Горцевъ съ Турками въ непозволительныхъ пунктахъ почти совершенно прекращены Русскими крейсерами, а торговыя [205]связи Анапы съ Анатоліею и другими Турецкими владѣніями затрудняются тѣмъ, что, по неустроенію въ семъ портѣ приморскаго карантина, суда, идущія изъ-за границы, должны предварительно выдерживать карантинный терминъ въ Керчи или Ѳеодосіи; это заставляетъ судохозяевъ, коимъ по большей части принадлежатъ и грузы, сбывать товаръ предпочтительно въ Крыму и вовсе оставлять отправленіе судовъ въ Анапу. Г. Н-ъ.

Примѣчанія

  1. Вскорѣ по взятіи Анапы онъ былъ отправленъ въ С. Петербургъ, для представленія Императрицѣ Екатеринѣ II, а оттуда перевезенъ на Соловецкій островъ, гдѣ и умеръ.