ЭЛ/ДО/Арарат

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Араратъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Арангъ — Аѳонская гора. Источникъ: т. III: Ара—Аѳо, с. 2—4 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БЭАН : ГСС : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ПБЭ : ЭСБЕЭЛ/ДО/Арарат въ новой орѳографіи


[2]АРАРАТЪ, славная гора, находящаяся въ Армянской Области, къ югозападу отъ города Эривани, почти въ восьми верстахъ отъ праваго берега Аракса, подъ 39°30′ сѣверной широты и 42°15′ восточной долготы. Она величественно возвышается посреди обширной равнины, совершенно отдѣльна отъ другихъ горъ, прорѣзывающихъ эту страну, и имѣетъ двѣ коническія вершины, изъ которыхъ западная называется Большимъ, а восточная Малымъ Араратомъ. Вообще Большой Араратъ можно раздѣлить на три пояса неровной ширины: первый изобилуетъ травою, и представляетъ обширныя пастбища для кочующихъ вблизи Курдинскихъ поколѣній; на второмъ поясѣ сила прозябенія слабѣетъ, и наконецъ совершенно исчезаетъ; тутъ водятся разныя хищныя птицы и дикіе звѣри. Турнфоръ видѣлъ здѣсь даже тигровъ. Третій поясъ покрытъ снѣгами. Гумбольдъ, основываясь на измѣреніи Паррота, полагаетъ высоту ея въ 2,700 туазовъ надъ поверхностію моря, что равно 17,260 футамъ. Такимъ образомъ Араратъ 6,389 футами выше Этны, 4,792 выше Тенерифскаго пика, и 1,528 выше Монблана; но на такую высоту Араратъ подымается не съ самаго своего основанія: онъ стоитъ на плоской возвышенности Арменіи, которая, по Риттеру, сама поднята на 7.000 футовъ надъ поверхностію моря. Въ «Путешествіи на Араратъ» самого Г. Паррота, вышедшемъ недавно въ Берлинѣ, высота горы надъ Океаномъ показана въ 16,251 Парижскихъ фута, что составляетъ 17,284 нашихъ, а высота ея подъ Монастыремъ Св. Іакова, лежащимъ у ея подошвы, въ 10,272 Парижскихъ, то есть 10,930 нашихъ футовъ, что даетъ плоской возвышенности только 6,354 фута. Какъ бы то ни было, высоту плоской возвышенности надъ поверхностью Океана можно во всякомъ случаѣ полагать круглымъ числомъ около двухъ верстъ, а высоту Араратскаго пика надъ поверхностью плоской возвышенности около трехъ верстъ. Малый Араратъ отдѣляется отъ Большаго обширною равниною, и значительно ниже его такъ, что снѣга, покрывающіе его вершину, таютъ въ лѣтніе жары, и по мѣрѣ уменьшенія своего служатъ всѣмъ окрестнымъ жителямъ календаремъ, по которому они располагаютъ свои земледѣльческія занятія. Видъ Арарата прекрасно описанъ въ [3]путешествіяхъ Керъ-Портера и Морьера; первый приближался къ нему съ сѣверной стороны, послѣдній съ юга. Оба путешественника съ удивленіемъ говорятъ о восхитительномъ зрѣлищѣ, которое представляютъ окрестности и самая гора, виднѣющаяся съ Каспійскаго Моря. По преданіямъ, переходящимъ изъ вѣка въ вѣкъ, вершина Арарата есть то мѣсто, гдѣ Ноевъ Ковчегъ остановился послѣ потопа: по этому Армяне называютъ ее Масисеусаръ, «Горою Ковчега,» а Персіяне Куги-Нухъ, «Ноевой Горою». Между народомъ существуетъ мнѣніе, что остатки Ковчега еще и доселѣ сохраняются на вершинѣ горы, и что дерево, изъ котораго онъ былъ сдѣланъ, превратилось въ камень; въ церкви въ Новой Шамахіи близъ соединенія Кура съ Араксомъ, показываютъ крестъ, сдѣланный будто-бы за нѣсколько вѣковъ изъ доски Ковчега, которую ангелъ далъ изъ жалости одному Армянскому монаху, для подкрѣпленія силъ его, истощившихся отъ скитанья по горѣ. Чтобы увѣриться, справедливо ли это преданіе, родившееся безъ сомнѣнія отъ того, что вершина горы издали и сь нѣкоторыхъ точекъ зрѣнія имѣетъ разительное сходство съ фигурою корабля, Петръ Великій, въ 1720 году, послалъ на Араратъ нѣсколько человѣкъ, Армянъ и Русскихъ, которые донесли, что, къ величайшему ихъ удивленію, не нашли тамъ ничего подобнаго; но это не поколебало вѣры народа, и онъ остался въ полномъ убѣжденіи, что вершина Арарата недоступна для смертнаго. Когда облака, закрывающія вершину горы, разсѣваются и она остается открытою, благочестивые Армяне повергаются ницъ, крестятся и молятся. Въ Эривани показываютъ мѣсто, гдѣ Ной посадилъ первую виноградную лозу. Имя другаго города, Нахичеванъ или Нахджеванъ, значитъ «мѣсто сошествія», и по преданію есть то самое, гдѣ Ной остановился, вышедъ изъ Ковчега.

Много попытокъ было сдѣлано, чтобы достигнуть вершины Арарата, но долго никто не могъ взойти далеко за тотъ предѣлъ, гдѣ начинаются снѣга; только въ новѣйшее время, профессоръ Дерптскаго Университета, Г. Парротъ, рѣшился на это предпріятіе, и исполнилъ его съ совершеннымъ успѣхомъ. По занимательности этого событія мы позволяемъ себѣ войти въ нѣкоторыя подробности. Въ началѣ Сентября 1829 года, снаряженная на этотъ случай ученая экспедиція, миновавъ рѣчку Карасу и Армянскую деревню Аргури, избрала обитель Св. Іакова главнымъ пунктомъ, съ котораго предполагала дѣлать свои наблюденія. Г. Парротъ сперва пытался-было взойти на гору съ восточной стороны, и уже достигъ вышины 13,090 футовъ надъ поверхностью Чернаго Моря, но, по необычайной крутизнѣ, долженъ былъ воротиться. Сентября 18, онъ сталъ подниматься съ западной стороны, и къ сумеркамъ, дошедши до снѣговой области, остановился ночевать надъ ущельемъ Кипъ-Кволъ. На другой день, по расчищенному проводниками снѣгу, онъ поднялся довольно высоко, но вдругъ сдѣлался такой туманъ, что онъ снова принужденъ былъ возвратиться. Послѣ того десять дней вершина Арарата была покрыта густыми облаками. 20 Сентября съ разсвѣтомъ онъ въ третій разъ пустился въ путь, и ночевалъ уже выше прежняго, на снѣжномъ холмѣ. На другой день необыкновенныя усилія Г. Паррота и проводниковъ его были увѣнчаны успѣхомъ: черезъ десять часовъ по восхожденіи солнца они достигли вершины, на которой, въ память своего подвига, водрузили два креста, одинъ большой и другой поменьше. Они провели ночь на горѣ, и 27 числа около полудня воротились въ монастырь Св. Іакова.

Послѣ Г. Паррота, именно въ прошломъ (1834) году, Г. Антономовъ, молодой чиновникъ, служащій въ Арменіи, рѣшился подражать его примѣру и взойти на Араратъ частію изъ личнаго любопытства, а частію изъ усердія къ славѣ Дерптскаго профессора, о которомъ Армяне, и пуще всего ихъ монахи, убѣжденные въ невозможности для грѣшнаго человѣка достигнуть священной главы, упорно и единогласно утверждаютъ, что онъ не бывалъ на ней. Г. Антономовъ умѣлъ также взобраться на вершину, и нашелъ тамъ большой крестъ Г. Паррота, почти весь засыпанный снѣгомъ. Меньшаго креста уже не было. Когда онъ воротился въ деревню, никто изъ жителей не хотѣлъ вѣрить, чтобы онъ достигъ вершины, и не смотря на единогласное показаніе его проводниковъ, Армянскіе старѣйшины отказали ему въ выдачѣ свидѣтельства объ его восхожденіи на Араратъ.

По всѣмъ извѣстіямъ, сообщеннымъ путешественниками объ Араратѣ, нѣтъ ни [4]малѣйшей причины сомнѣваться, чтобы эта гора не была, хотя нѣсколько, волканическаго свойства: это подтверждаютъ и ея окрестности, въ которыхъ видны многіе слѣды волканическаго дѣйствія: на горѣ Севелланѣ, имѣющей 13,600 футовъ высоты, и лежащей между Араратомъ и Каспійскимъ Моремъ, по извѣстію полковника Монтита (Monteith), видны потоки лавы, и вокругъ ея подошвы бьютъ горячіе ключи; гора эта, по его мнѣнію, еще недавно была въ дѣйствіи; подобные слѣды лавы находятся также и въ озерѣ Гукекѣ, пли Севанѣ, между Араратомъ и Севелланомъ; но ни одного изверженія, ни другаго какого признака ея вулканическаго дѣйствія, не упоминается въ Исторіи. Въ лѣтописи, которую ведутъ Армянскіе монахи обо всемъ, касающемся до этой горы, въ продолженіе 800 лѣтъ не говорится ни о какомъ изверженіи.

Въ лѣтнее время съ сѣверной стороны Арарата бываютъ большіе снѣжные обвалы, которые стремятся внизъ съ трескомъ и шумомъ. Средняя полоса горы покрыта чернымъ, хрупкимъ камнемъ, который безпрестанно осыпается.

Турки называютъ Большой Араратъ Эгридагомъ. Названіе Арарата получила эта гора отъ Армянскаго Царя Арая (см. это слово). Въ книгахъ Св. Писанія, Арменія, по имени горы, названа Землею Араратскою.

Объ Араратѣ можно читать въ путешествіи Г. Паррота; Reise zum Ararat, Berlin; Tournefort, Voyage dans le Levant; Sir R. Ker-Porter’s Travels; Mr. Morier’s Travels; Humboldt, Fragmens Asiatiques. Von Hoff Geschichte der Veränderungen der Erdoberfläche; Monteith’s Tour through Azerdbidjan, и проч. В. В. Г.