ЭЛ/ДО/Баур, Родион Христианович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Бауръ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Барреръ — Бинелліева вода. Источникъ: т. V: Бар—Бин, с. 100—103 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: ВЭ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕЭЛ/ДО/Баур, Родион Христианович въ новой орѳографіи


[100]БАУРЪ, Родіонъ Христіановичъ, (Adolph Felix Bauer) генералъ отъ кавалеріи Россійской службы, одинъ изъ дѣятельнѣйшихъ сподвижниковъ Петра Великаго въ войнѣ съ Карломъ XII, родился около 1667 года, въ окрестностяхъ Гузума (въ Голштиніи). Онъ былъ сынъ простаго крестьянина, и во всю жизнь не скрывалъ своего происхожденія. Пылкій и отважный характеръ Баура не дозволилъ ему оставаться въ крестьянскомъ [101]состояніи, и побудилъ его въ самыхъ молодыхъ лѣтахъ набрать военную службу. Какъ подданный Государя, служившаго подъ знаменами Швеціи[1], онъ вступилъ въ службу этой Державы простымъ рядовымъ въ одинъ изъ драгунскихъ полковъ, расположенныхъ въ Лифляндіи и Эстляндіи, и въ самое короткое время дослужился до офицерскаго чина. Служба была его стихіею; но неизвѣстно, по какимъ причинамъ онъ не захотѣлъ болѣе оставаться въ Шведской арміи, и при первомъ благопріятномъ случаѣ оставилъ ее въ 1700 году предъ осадою Нарвы. Въ ночь на 30 Сентября Бауръ, имѣвшій уже чинъ ротмистра, явился на передовыхъ постахъ Русской арміи, облегавшей эту крѣпость, и бывъ немедленно представленъ Петру I, въ самое короткое время пріобрѣлъ такое благоволеніе и довѣренность Великаго, что чрезъ нѣсколько дней былъ отъ него посланъ къ Польскому Королю и Саксонскому Курфирсту Августу II для нѣкоторыхъ личныхъ объясненій; но измѣна гвардейскаго капитана Гумарта, родомъ Шведа, при Нарвской осадѣ, заставила Петра I уже менѣе довѣрять лицамъ, переходившимъ къ нему изъ Шведской службы. Въ слѣдствіе того и Бауръ, по прибытіи изъ Польши, былъ отправленъ, безъ всякаго назначенія, въ Москву. По прошествіи же нѣкотораго времени, по ходатайству Шереметева и Меншикова, опять былъ принятъ Петромъ Великимъ въ службу, ивъ исходѣ 1701 года, по случаю смерти полковника Шневенца, командира перваго, по времени сформированія, Русскаго драгунскаго полка, поступилъ на его мѣсто полковникомъ же, подъ начальство Шереметева, прикрывавшаго съ корпусомъ войскъ Псковскую границу, со стороны Лифляндіи. Съ этимъ полкомъ, въ Іюлѣ 1702, онъ имѣлъ участіе въ разбитіи Шведскаго генерала Шлиппенбаха у мызы Гуммельсгофъ, близъ Дерпта, а въ Августѣ находился при взятіи Лифляндской крѣпости Маріенбурга, гдѣ была взята въ плѣнъ бѣдная сирота, сдѣлавшаяся въ послѣдствіи Императрицею Всероссійскою, подъ именемъ Екатерины I. Бауръ первый оказалъ ей свое покровительство, и потому можно сказать, что Екатерина была обязана ему началомъ своего необыкновеннаго счастія. Весною 1703 года Бауръ, оставаясь подъ начальствомъ Шереметева, находился при осадѣ и взятіи Шведской крѣпости Ніеншанца, также при заложеніи С. Петербурга, и потомъ въ истребительной экспедиціи того же полководца за рѣку Нарову. Въ 1704 году онъ участвовалъ въ покореніи Дерпта и Нарвы, а въ половинѣ Августа, чрезъ нѣсколько времени по сдачѣ Парны, былъ посланъ самимъ Царемъ для прогианія изъ окрестностей Ревеля Шведскаго генерала Шлиппенбаха, который, однакожъ, узнавъ объ этомъ, поспѣшилъ заблаговременно удалиться. Въ Іюлѣ 1705 года, Бауръ, въ чинѣ генералъ-маіора, вступилъ, подъ начальствомъ Шереметева, въ Курляндію, и въ ночи на 12 Іюля внезапнымъ нападеніемъ взялъ Митаву, занятую Шведскими войсками. Осенью ему было поручено начальство надъ шестью драгунскими полками, и повелѣно охранятъ Курляндію отъ нападеній Шведскаго генерала Лененгаупта. Такимъ образомъ Курляндія поступила въ непосредственное управленіе Баура, который по этому случаю велъ переписку уже съ самимъ Государемъ. Такая довѣренность Петра Великаго къ иностранцу, только за пять лѣтъ передъ тѣмъ оставившему непріятельскіе ряды, служитъ доказательствомъ того, какъ твердо Монархъ былъ убѣжденъ въ вѣрности и способностяхъ Баура, который въ послѣдствіи службою своею еще болѣе сдѣлался достойнымъ такого довѣрія. Въ Маѣ 1700 года, по случаю вторженія Карла XII въ Литву, Бауръ, присоединивъ къ себѣ половину сноего корпуса, занимавшаго Курляндію, послѣдовалъ за отступательнымъ движеніемъ главной Россійской арміи къ Днѣпру; а потомъ, въ числѣ войскъ, ввѣренныхъ генералу Князю Меншикову, вступилъ въ Польшу, предоставленную защитѣ Шведскаго генерала Мардефельда, ибо самъ Карлъ XII обратился на Саксонію. 18 Октября Бауръ содѣйствовалъ блистательной побѣдѣ, одержанной корпусомъ Меншикова и войсками Августа II надъ Шведами, при Калишѣ (см. Калишское сраженіе 1706 г.), за что былъ произведенъ въ генералъ-лейтенанты, и отъ Короля Августа II получилъ орденъ Бѣлаго Орла. Въ Іюнѣ 1707 года, по отложеніи Августа II отъ союза съ Россіею, одинъ изъ его генераловъ, Синицкій, [102]начальствовавшій Литовскимъ гарнизономъ въ Выховъ, захватилъ 400,000 рубл., отправленныхъ изъ Москвы въ Русскую армію для раздачи жалованья. Царь, раздраженный такимъ поступкомъ, поручилъ наказать виновныхъ Бауру, который выполнилъ порученіе, взявъ городъ его съ трехтысячнымъ гарнизономъ, и захвативъ въ плѣнъ самого Синицкаго. Въ Маѣ 1708, онъ имѣлъ порученіе прикрывать, со стороны Пскова, Русскую границу отъ приближавшагося къ ней Шведскаго генерала Лепенгаупта; потомъ, слѣдуя за движеніями арміи Петра къ Смоленску, и въ то же время наблюдая за лѣвымъ Флангомъ Шведовъ, безпрерывно тревожилъ этотъ флангъ небольшими отрядами своего корпуса, состоявшаго изъ двѣнадцати драгунскихъ полковъ, а 9 Сентября, воспользовавшись первымъ представившимся случаемъ, па пути изъ Маленкова въ Раевку, аттаковалъ тотъ же флангъ, всѣми своими силами, итакъ рѣшительно, что самъ Карлъ XII, поспѣшившій на мѣсто сраженія, съ большимъ трудомъ избавился отъ угрожавшаго ему, почти неизбѣжнаго плѣна. Послѣ этого дѣла, когда непріятельская армія, подъ личнымъ предводительствомъ Короля, обратилась въ полуденную Россію, Бауру повелѣно было слѣдовать за всѣми ея движеніями и безпокоить ея тылъ, между тѣмъ какъ самъ Царь пошелъ противъ Левенгаупта, чтобы не допустить его до соединенія съ Карломъ XII. Но какъ войска Левенгаупта оказались гораздо сильнѣйшими, нежели полагали, то Петръ Великій, для вѣрнѣйшаго успѣха, послалъ къ Бауру повелѣніе поспѣшить къ нему съ частію своего корпуса, и можно сказать рѣшительно, что точному исполненію этой воли и быстрому движенію Баура, Русскіе были обязаны знаменитою побѣдою надъ Шведами при Лѣсномъ, одержанною 28 Сентября 1708 года, которую Петръ называлъ матерью побѣды Полтавской.

27 Іюня 1709 года, въ знаменитой, безсмертной въ Русскихъ лѣтописяхъ битвѣ подъ Полтавою, Бауръ оказалъ новыя отличія, новыя заслуги. Въ этотъ день, рѣшившій судьбу войны Россіи съ Швеціею, онъ командовалъ правымъ Флангомъ Русской арміи, и дѣятельное свое участіе въ этомъ сраженіи довершилъ обезоруженіемъ остатковъ Шведскихъ войскъ у Переволочны (см. Полтавское сраженіе.) Чрезъ недѣлю послѣ того, 6 Іюля, при распредѣленіи наградъ лицамъ, наиболѣе отличившимся въ пораженіи Шведской арміи, Петръ Великій пожаловалъ Баура своимъ портретомъ, осыпаннымъ брилліантами, для ношенія на шеѣ, и сверхъ того, значительными помѣстьями.

Послѣ Полтавской битвы, когда Петру Великому снова открылась возможность про должать военныя дѣйствія при берегахъ Балтійскаго Моря, Бауръ, подъ главнымъ начальствомъ фельдмаршала Шереметева, отправился къ Ригѣ, гдѣ находился съ Октября того же 1709, до исхода Іюня 1710 года, а 27 Іюня, только за три дня до сдачи крѣпости, былъ посланъ съ отдѣльнымъ отрядомъ для покоренія Пернова, Ревеля и острова Эзеля, что также было имъ исполнено съ полнымъ успѣхомъ. Первую половину слѣдующаго года, когда Петръ Великій отправился въ походъ противъ Турокъ, Бауръ находился при войскахъ, оставленныхъ для охраненія Петербурга и вообще Ингерманландіи; въ Августѣ мѣсяцѣ, отправился съ кавалерійскимъ отрядомъ въ Померанію, а въ Іюнѣ 1712, по порученію Князя Меншикова, ходилъ въ Польшу, для изгнанія оттуда Равскаго старосты Грудзннскаго, который, по приказанію Карла XII, старался возжечь въ Польшѣ междоусобную войну, и между прочимъ аттаковалъ и разбилъ Русскій пѣхотный полкъ, шедшій чрезъ Польшу въ Померанію. Бауръ настигъ мятежныя скопища подъ Загоравлемъ, при Вартѣ, истребилъ ихъ, и самого Грудзинскаго заставилъ искать спасенія въ бѣгствѣ въ Силезію. По совершеніи этого, онъ участвовалъ въ блокадѣ и осадѣ Штетина, въ дѣлѣ при деревнѣ Кольденбитенѣ, и въ осадѣ Голстинской крѣпости Тённингена, окончившейся взятіемъ въ плѣнъ укрывшагося въ ней корпуса Шведскаго генерала Стенбока. Послѣ того Бауръ болѣе полутора года былъ начальникомъ всей Русской кавалеріи, стоявшей въ Польшѣ; осенью 1715 года, по распоряженію Графа Шереметева, былъ употребленъ для наблюденія за спокойствіемъ въ Варшавѣ, гдѣ готово было вспыхнуть сильное возстаніе противъ Короля Августа II. Въ 1716 году находился съ Петромъ Великимъ въ корпусѣ Русскихъ войскъ, собранныхъ подъ Копенгагеномъ для высадки въ Шонію, а въ Январѣ 1717 произведенъ въ генералы отъ кавалеріи, на мѣсто умершаго генерала Ренне, и съ тѣмъ вмѣстѣ получилъ въ командованіе [103]дивизію, расположенную въ Украйнѣ. Въ что время онъ жаловался на совершенное разстройство своего здоровья и на болѣзненное состояніе жены, находившейся, по его словамъ, при дверяхъ гроба. Дальнѣйшихъ свѣдѣнійо Баурѣ, къ сожалѣнію, не отыскалось. Въ 1718 году имя его уже не встрѣчается ни въ дѣлахъ, ни въ спискахъ Россійскихъ генераловъ, и это самое приводитъ къ правдоподобному заключенію, что онъ въ томъ же 1717 году кончилъ, исполненную заслугъ, жизнь свою.

Къ чести Баура остается присовокупить одинъ анекдотъ, доказывающій простоту и скромность его характера. Въ бытность свою въ 1714 году въ Голстиніи, онъ пригласилъ къ обѣду мельника изъ окрестностей Гузума, и при собраніи множества гостей, торжественно призналъ его своимъ роднымъ братомъ; потомъ отправилъ единственнаго сына этого брата, на собственный счетъ, въ Берлинъ, гдѣ тотъ и получилъ отличное образованіе; вообще Бауръ самымъ щедрымъ образомъ надѣлилъ всѣхъ своихъ родственниковъ. Наконецъ о Баурѣ остается еще сказать, что, поступивъ въ службу Петра Великаго въ то время, когда Русская регулярная конница была сборъ худо вооруженныхъ людей, незнакомыхъ ни съ воинскою дисциплиною, ни съ родомъ ихъ службы, и потому походившихъ на солдатъ только именемъ, онъ первый сформировалъ изъ своего полка хорошихъ кавалеристовъ, по крайней мѣрѣ такихъ, которыхъ безъ опасенія можно было противопоставить опытной Шведской конницѣ. Онъ и генералъ Ренне по всей справедливости заслуживаютъ названіе первыхъ образователей Русской кавалеріи, которую они неоднократно съ честію водили къ побѣдамъ. А. В. В.

Примѣчанія.[править]

  1. Голштинскій Герцогъ Фридрихъ, супругъ старшей сестры Карла XII, Гедвиги Софіи, и дѣдъ Императора Петра III, убитый въ 1702 году въ сраженіи при Клнссовѣ, служилъ тогда генераломъ въ Шведской арміи.