ЭЛ/ДО/Дельвиг, Антон Антонович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Дельвигъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Діонисій — Дятлина. Источникъ: т. XVII: Діо—Дят, с. 433—435 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕЭЛ/ДО/Дельвиг, Антон Антонович въ новой орѳографіи


[433]ДЕЛЬВИГЪ, баронъ Антонъ Антоновичъ, товарищъ и другъ Пушкина, одинъ изъ замѣчательнѣйшихъ Русскихъ поэтовъ XIX вѣка, родился въ Москвѣ, 6 августа 1798 года; скончался, въ чинѣ надворнаго совѣтника, въ Петербургѣ, 14 января 1831. Первоначальное образованіе получилъ баронъ Дельвигъ въ Царскосельскомъ лицеѣ. Мирно протекала тамъ жизнь юноши, который обращалъ на себя вниманіе и ревностнымъ изученіемъ словесности, исторіи, философіи, древностей, и прекрасными поэтическими способностями. Пятнадцати лѣтъ, онъ уже писалъ стихи, вовсе непохожіе на дѣтскіе опыты. Изъ нихъ особенно замѣчательны Къ Лилетѣ, Первая Встрѣча и Къ Діону; послѣднее было напечатано въ 1814 году, въ одномъ изъ тогдашнихъ журналовъ. Сначала одушевляла юнаго поэта муза Гораціева; но самобытною пѣснію зазвучалъ онъ, когда не стало Державина (1816). Окончаніе курса наукъ въ лицеѣ также вызвало новую пѣснь его, трогательное изліяніе чувствъ при послѣднемъ прощаніи съ товарищами дѣтства. Съ той самой поры, при каждомъ новомъ выпускѣ, лицейскіе воспитанники, покидая Царское Село, поютъ гимнъ Дельвига. Въ 1817 году, баронъ Дельвигъ оставилъ мѣсто своего воспитанія, не оставляя однако жъ пи ученыхъ, ни литературныхъ своихъ занятій. Опредѣленный въ помощники библіотекарю Императорской публичной библіотеки, онъ воспользовался этимъ выгоднымъ для ученаго образованія положеніемъ, и обогатилъ себя многими познаніями. Изученіе превосходныхъ твореній великихъ художниковъ древности и новыхъ временъ сообщило новый полегъ дарованіямъ [434]барона Дельвига. Общество любителей словесности, наукъ и художествъ, и потомъ Общество соревнователей просвѣщенія и благотворенія, избрали въ 1818 году барона Дельвига въ число своихъ членовъ; Московское Общество любителей Россійской словесности, въ послѣдствіи времени, изъявило поэту такое же справед швое вниманіе. Дружескія отношенія почти ко всѣмъ тогдашнимъ лучшимъ писателямъ доставили возможность барону Дельвигу собирать ежегодно множество прекрасныхъ статей, изъ которыхъ составлялся альманахъ его, Сѣверные Цвѣты. Съ 1825 года, въ теченіе семи лѣтъ, до 1831 года, въ январѣ являлась книжка Сѣверныхъ Цвѣтовъ; въ 1832 году, въ память Дельвига, издалъ еще одну книжку этого альманаха другъ и товарищъ Дельвига, А. С. Пушкинъ. Въ 1829 году, баронъ Дельвигъ напечаталъ свои Стихотворенія (С.П.б. IV и 173 стран. въ-8). Впрочемъ, онъ помѣстилъ въ этомъ изданіи только тѣ произведенія, которыя почиталъ окончательно отдѣланными, и эта книжка заняла почетное мѣсто въ пашей литературѣ. Для безпристрастной оцѣнки сочиненій барона Дельвига, надо вспомнить эпоху, въ которую онъ писалъ.Ценій Пушкина тогда наложилъ яркую печать на всѣхъ современниковъ; самыя сильныя дарованія подчинились, болѣе или менѣе, его вліянію. Только Гнѣдичъ и Дельвигъ спасли свою самобытность. Глубокое изученіе древнихъ не сдѣлало ни того ни другаго слѣпыми подражателями древности; напротивъ, оно показало имъ тѣ вѣчныя красоты древности, которыя доступны для всѣхъ образованныхъ народовъ. Въ этой школѣ безсмертныхъ художниковъ воспиталъ Дельвигъ свое вѣрное чувство изящнаго; здѣсь научился онъ понимать и цѣнить пластическія Формы, которыя по преимуществу составляютъ удѣлъ поэзіи Греческой. Отъ того ивъ своихъ стихотвореніяхъ Дельвигъ явился не холоднымъ, безжизненнымъ подражателемъ, но превосходнымъ ученикомъ древности, достойнымъ своихъ наставниковъ. Отсюда же объясняется, почему изъ всѣхъ современниковъ Пушкина, ни у кого не найдете такихъ истинно художественныхъ образовъ, какъ у Дельвига. Его Идилліи всѣ прекрасны; но, если изъ прекраснаго выбирать лучшее, то первенство должно отдать Купальницамъ или Концу золотаго вѣка. Описаніе безумія Амариллы превосходно. Могутъ замѣтить, и авторъ самъ говоритъ, что предметъ напоминаетъ Шекспирову Офелію; но форма описанія безспорно принадлежитъ Русскому поэту, и посмотрите, какъ дивно хороша она! Въ Русскихъ пѣсняхъ, Дельвигъ едва ли не превосходитъ Мерзлякова, выдержанностью общаго характера и выраженія. Изъ пѣсевъ и романсовъ, особеннаго вниманія заслуживаютъ: Сонъ (Обманчивъ сонъ, не вѣщій опъ)), Скучно дѣвушкѣ весною жить одной, — Дѣдушка, дѣвицы разъ мнѣ говорили, — Сиротинушка-дѣвушка, — Соловей, мой соловей, — На яву и въ сладкомъ снѣ. Между сонетами должно отличить отъ прочихъ Вдохновеніе, а въ Смѣси — прекрасную піесу Три звѣздочки, На смерть В—ва, Утѣшеніе, Надпись на статую Флорентійскаго Меркурія, Смерть, Эпитафія, и еще нѣсколько стихотвореній, въ родѣ древнихъ эпиграммъ. Такъ названная авторомъ Шутка, На смерть собачки Амика, Посланіе къ Пушкину, и стихотвореніе Друзья, друзья, я Несторъ между вами, не принесли бы безчестія ни чьей лирѣ.

Обладая свѣдѣніями самыми разнообразными, находясь въ дружескихъ отношеніяхъ съ первоклассными литераторами, и самъ занимая почетное мѣсто между ними, баронъ Дельвигъ рѣшился приступить къ изданію Литературной Газеты, которая «знакомила бы публику съ новѣйшими произведеніями литературы Европейской, и въ особенности Россійской». Въ составъ ея должны были входить проза, стихотворенія, библіографія Русская и иностранная, ученыя извѣстія и смѣсь. Съ перваго января 1830 года начала выходить Литературная Газета барона Дельвига, черезъ каждые пять дней, нумерами въ 4 долю листа большаго Формата. Въ продолженіи года вышло 72 нумера. Въ 1831 году баронъ Дельвигъ успѣлъ выдать только три нумера. Четвертый нумеръ, за болѣзнію редактора, запоздалъ десятью днями, и наконецъ вышелъ 25-го января, уже подъ редакціею О. М. Сомова, который съ того времени и принялъ на себя изданіе Литературной Газеты. Въ 4-мъ нумерѣ помѣщено было горестное извѣстіе, о кончинѣ барона Дельвига. Смерть похитила его у друзей и литературы, 14-го января 1831 года. Черезъ три дня, 17 января, совершено [435]было погребеніе тѣла его, на Волковомъ кладбищѣ.

Одинъ изъ самыхъ близкихъ друзей барона Дельвига, въ минуты горестной разлуки съ незабвеннымъ, такъ изобразилъ намъ характеръ Дельвига. «Авторское самолюбіе», пишетъ П. А. Плетневъ, «не было главною пружиною литературныхъ занятій барона Дельвига. Онъ сердечно радовался успѣхамъ каждаго истиннаго таланта, потому что съ ними соединяются лучшія наслажденія каждаго образованнаго человѣка. Баронъ Дельвигъ также любилъ общество, но дружеское, избранное, достойное ума его и сердца, въ чемъ и полагалъ онъ весь аристократизмъ свой, правда, не увлекшій его въ большой свѣтъ, но застившій отъ знакомствъ скучныхъ и слишкомъ ужъ нелестныхъ. Умъ его отъ природы былъ болѣе глубокъ, нежели остръ. Отъ того, иногда замѣтна была въ немъ неговор.швость; но, по характеру своему, онъ расположенъ былъ къ самой счастливой веселости, такъ, что отъ одного присутствія его одушевлялось цѣлое общество. Ежели онъ увлекался разговоромъ, то обнималъ предметъ съ самыхъ занимательныхъ сторонъ, и удивлялъ всѣхъ подробностію и разнообразіемъ познаній. Въ домашнемъ кругу, даже въ кабинетѣ его, никто никогда не встрѣчалъ перемѣны на этомъ открытомъ, ясномъ, веселомъ лицѣ, которое было чистымъ зеркаломъ прямой и любезной души. Провидѣніе, пославшее ему столько прекрасныхъ даровъ, отказало въ одномъ долголѣтіи». Прибавимъ здѣсь еще одну черту, которая довершитъ изображеніе Дельвига, какъ человѣка. За нѣсколько дней до кончины, онъ узналъ, что одна бѣдная дворянка лишилась въ короткое время мужа и трехъ дѣтей, а съ тѣмъ вмѣстѣ утратила здоровье и всѣ средства къ поддержанію бѣдственнаго существованія своего въ мірѣ. Баронъ Дельвигъ, вмѣстѣ съ г. Деларю, напечатали, въ пользу ея, стихотвореніе Сон и Смерть. Въ предисловіи, баронъ Дельвигъ писалъ: «Самое благородное употребленіе произведеній таланта состоитъ въ посвященіи ихъ пользѣ страждущаго человѣчеcва. Цѣль эту имѣли въ виду издатели стихотворенія «Сонъ и Смерть». Издатели почтутъ себя вполнѣ награжденными за трудъ свой, если соотечественники примутъ участіе въ доставленіи диевнаго пропитанія несчастной сиротѣ: лучшую же награду за доброе дѣло всякій изъ нихъ вѣроятно найдетъ въ своей совѣсти». Этн строки изъ предисловія были прощальнымъ отголоскомъ сердца поэта, который уже кончалъ земное свое поприще: онъ писалъ ихъ уже въ припадкахъ жестокой болѣзни, за нѣсколько дней до кончины. И въ тяжкія минуты страданія, онъ готовъ былъ протянуть ослабѣвшую руку на облегченіе страждущихъ. Портретъ барона Дельвига приложенъ былъ къ альманаху «Царское Село», изданному на 1830 годъ барономъ Розеномъ. Н. В. С.